<<
>>

3. Преступления, связанные с противодействием субъектам управленческой деятельности по осуществлению их функций

Группа преступлений, характеризующихся различными формами противодействия субъектам управленческой деятельности, является наиболее опасной из преступлений против порядка управления.

Повышенная общественная опасность этих преступлений обусловливается тем, что нарушение нормальной деятельности правоохранительных или иных органов сопряжено с одновременным воздействием в различных формах на жизнь, здоровье, честь и достоинство представителей названных органов в связи с исполнением ими своих служебных обязанностей, а также иных лиц (близких указанных лиц или осужденных).

Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317 УК). Объект преступления - нормальная деятельность правоохранительного органа, нарушаемая посягательством на жизнь сотрудника правоохранительного органа, военнослужащего, а равно их близких.

Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа является наиболее тяжким преступлением из числа деяний против порядка управления и в своих основных чертах воспроизводит ст. 191.2 УК 1960 г., что позволяет сделать вывод о возможности толкования отдельных признаков в соответствии с уже сложившейся судебной практикой.

Вместе с тем в ст. 317 УК 1996 г. значительно расширен круг потерпевших. В соответствии с диспозицией этой статьи потерпевшими от преступления являются сотрудники правоохранительных органов, военнослужащие, а также их близкие. В законодательстве не раскрывается понятие "правоохранительные органы" и не дается их перечень, поэтому в каждом конкретном случае данный вопрос должен решаться правоохранительными органами. Определенным ориентиром может служить ст. 2 Федерального закона от 20 апреля 1995 г. N 45-ФЗ "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов" с последующими изменениями и дополнениями*(282).

Согласно этой статье к защищаемым лицам относятся:

1) судьи всех судов общей юрисдикции и арбитражных судов, народные заседатели, присяжные заседатели;

2) прокуроры;

3) следователи;

4) лица, производящие дознание;

5) лица, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность;

6) сотрудники органов внутренних дел, осуществляющие охрану общественного порядка и обеспечение общественной безопасности, а также исполнение приговоров, определений и постановлений судов (судей) по уголовным делам, постановлений органов расследования и прокуроров;

7) сотрудники учреждений и органов уголовно-исполнительной системы;

8) военнослужащие внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации, принимавшие непосредственное участие в пресечении действий вооруженных преступников, незаконных вооруженных формирований и иных организованных преступных групп;

9) сотрудники органов контрразведки;

10) сотрудники федеральных органов налоговой полиции;

11) судебные исполнители;

12) работники контрольных органов Президента РФ, глав администраций субъектов Федерации, осуществляющие контроль за исполнением законов и иных нормативных правовых актов, выявление и пресечение правонарушений;

13) сотрудники федеральных органов государственной охраны;

14) работники таможенных органов, органов государственной налоговой службы, органов надзора за соблюдением правил охоты на территории государственного охотничьего фонда, органов рыбоохраны, органов государственной лесной охраны, органов санитарно-эпидемиологического надзора, контрольно-ревизионных подразделений Министерства финансов РФ и финансовых органов субъектов Федерации, органов государственного контроля в сфере торговли, качества товаров (услуг) и защиты прав потребителей, осуществляющие контроль за исполнением соответствующих законов и иных нормативных правовых актов, выявление и пресечение правонарушений.

Из данного перечня можно сделать вывод, что к правоохранительным органам относятся органы прокуратуры и юстиции, МВД, ФСБ, федеральные органы налоговой полиции и таможни.

В этом перечне не указаны суды, которые, с одной стороны, являются органами правосудия и по своим функциям отличаются от правоохранительных органов, с другой - в Федеральном законе 1995 г. они упоминаются в перечне превоохранительных и контролирующих органов. Представляется, что пока нет исчерпывающего законодательного перечня правоохранительных органов, суды можно относить к числу последних.

Военнослужащими являются граждане, проходящие военную службу в Вооруженных Силах РФ, а также в пограничных войсках Федеральной пограничной службы РФ, во внутренних войсках Министерства внутренних дел РФ, в Железнодорожных войсках РФ, войсках Федерального агентства правительственной связи и информации при Президенте РФ, войсках гражданской обороны, инженерно-технических и дорожно-строительных воинских формированиях при федеральных органах исполнительной власти, Службе внешней разведки РФ, органах Федеральной службы безопасности РФ, органах Федеральной пограничной службы РФ, федеральных органах правительственной связи и информации, федеральных органах государственной охраны, федеральном органе обеспечения мобилизационной подготовки органов государственной власти РФ и создаваемых на военное время специальных формированиях. Статус военнослужащих имеют также военнослужащие, прикомандированные в установленном порядке к федеральным органам государственной власти, другим государственным органам и учреждениям, органам государственной власти субъектов Федерации, международным организациям в соответствии с международными договорами Российской Федерации, государственным унитарным предприятиям, имущество которых находится в федеральной собственности, акционерным обществам, сто процентов акций которых находится в федеральной собственности и которые выполняют работу в интересах обороны страны и безопасности государства, иным предприятиям, учреждениям и организациям, если это предусмотрено федеральным законом, а также в соответствии со ст. 2 Федерального закона "О статусе военнослужащих" граждане, проходящие военные сборы.

Лица, проходящие службу в иных государственных военизированных органах и формированиях на основании других законодательных и нормативных правовых актов, имеющие специальные звания, сходные или аналогичные с воинскими званиями, не являются военнослужащими*(283).

Согласно ст. 2 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" в ред. от 7 августа 2000 г. военнослужащие проходят военную службу по контракту или военную службу по призыву в соответствии с федеральным законом о воинской обязанности и военной службе. К военнослужащим относятся:

офицеры, прапорщики и мичманы, курсанты военных образовательных учреждений профессионального образования, сержанты и старшины, солдаты и матросы, проходящие военную службу по контракту;

офицеры, призванные на военную службу в соответствии с указом Президента РФ;

сержанты, старшины, солдаты и матросы, проходящие военную службу по призыву, курсанты военных образовательных учреждений профессионального образования до заключения с ними контракта. Граждане приобретают статус военнослужащих с началом военной службы и утрачивают его с окончанием военной службы*(284).

Не раскрывает закон и содержание понятия "близкие" сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих. В статье 1 Федерального закона от 20 апреля 1995 г. N 45-ФЗ под близкими соответствующих категорий лиц понимаются близкие родственники, перечисленные в п. 9 ст. 34 УПК РСФСР (родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дед, бабка, внуки, а также супруг), а в исключительных случаях и иные лица, на жизнь, здоровье и имущество которых совершаются посягательства. В п. "б" ч. 2 ст. 105 УК, предусматривающей ответственность за убийство, в качестве возможных потерпевших также называются близкие лица, выполняющего служебные обязанности или общественный долг. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)" указал: "К близким потерпевшему лицам, наряду с близкими родственниками, могут относиться иные лица, состоящие с ним в родстве, свойстве (родственники супруга), а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых заведомо для виновного дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений"*(285).

Данное толкование понятия "близкие" следует использовать и при применении ст.

317 УК.

По кругу потерпевших анализируемое преступление следует отличать от деяний, перечисленных в ст. 295 УК (посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование), и в п. "б" ч. 2. ст. 105 УК (убийство), где также предусмотрена ответственность за посягательство на жизнь. В ст. 295 УК речь идет о конкретно определенном и более узком круге лиц (осуществляющих правосудие и предварительное расследование), а также о специфической сфере управленческой деятельности (правосудие). В п. "б" ч. 2 ст. 105 УК, наоборот, речь идет о любых лицах или их близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга. Указанные различия по кругу потерпевших и сфере деятельности свидетельствуют о том, что норма, предусмотренная ст. 295 УК, является специальной по отношению к ст. 317 УК, а последняя в свою очередь является специальной по отношению к п. "б" ч. 2 ст. 105 УК. В соответствии с общей теорией квалификации преступлений при конкуренции общей и специальной норм предпочтение должно отдаваться специальной норме, так как она более полно описывает соответствующее деяние и в большей степени отражает характер преступления.

Объективная сторона преступления описывается в законе как посягательство на жизнь соответствующих лиц. Данное понятие использовалось и в ст. 191.2 УК 1960 г. Пленум Верховного Суда РСФСР в п. 9 постановления от 24 сентября 1991 г. "О судебной практике по делам о посягательстве на жизнь, здоровье и достоинство работников милиции, народных дружинников и военнослужащих в связи с выполнением ими обязанностей по охране общественного порядка", как и ранее Верховный Суд СССР, рекомендует понимать под посягательством на жизнь соответствующих лиц "убийство или покушение на убийство"*(286). Следовательно, деяние должно характеризоваться признаками, присущими убийству, предусмотренными ст. 105 УК. Причинение средней тяжести или тяжкого вреда здоровью при отсутствии умысла на убийство не может квалифицироваться по данной статье.

Ответственность в таких случаях наступает по статьям о преступлениях против личности.

Данный термин используется кроме ст. 317 еще в одной статье УК - 277 (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля). Предусматривая в УК 1960 г. состав посягательства на жизнь работника милиции или народного дружинника в такой редакции, законодатель стремился обеспечить повышенную охрану жизни указанных лиц, перенося момент окончания преступления на более раннюю стадию - покушения на жизнь. В условиях действия УК 1996 г. такой подход вступает в противоречие с принципами уголовного законодательства, поскольку он означает нарушение равноценности любой жизни. К тому же в уголовном праве термин "посягательство" часто употребляется в качестве синонима термина "преступление", который включает в себя не только объективные, но и субъективные характеристики деяния. По нашему мнению, использование законодателем этого понятия при описании объективной стороны преступлений, предусмотренных вышеупомянутыми статьями, как по форме, так и по существу, является далеко не безупречным.

Ответственность за данное преступление наступает при условии посягательства на жизнь соответствующих лиц, когда они осуществляли законную деятельность по охране общественного порядка и общественной безопасности. Если действия лица носили незаконный характер (совершались с превышением полномочий или с несоблюдением установленного законом порядка), ответственность посягающего не может наступать по анализируемой статье, поскольку в таких случаях нет посягательства на порядок управления. При наличии к тому оснований лицо может быть привлечено к ответственности по статьям о преступлениях против личности, а в некоторых случаях, например, при необходимой обороне, ответственность вообще исключается.

Понятие "деятельность по охране общественного порядка и общественной безопасности" по своему содержанию является более узким, чем употребляющееся в ст. 318 УК понятие "исполнение должностных обязанностей".

Деятельность по охране общественного порядка и общественной безопасности связана с выполнением обязанностей по несению патрульной и постовой службы на улицах и в общественных местах, поддержанием порядка во время проведения демонстраций, митингов, зрелищ, спортивных соревнований и других массовых мероприятий, ликвидацией последствий аварий, общественных и стихийных бедствий, предотвращением или пресечением противоправных посягательств. При исполнении потерпевшими иных функций, например, конвоировании подсудимых, ответственность виновных должна наступать по ст. 105 УК. Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа или военнослужащего в связи с их участием в предварительном расследовании преступления, а равно при исполнении приговора, решения суда или иного судебного акта должно квалифицироваться по ст. 295 УК. На квалификацию не влияет то обстоятельство, когда совершается посягательство - во время исполнения потерпевшим его обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности либо вне исполнения этих обязанностей. Важно то, что посягательство осуществляется в целях воспрепятствования потерпевшему в выполнении соответствующих обязанностей в будущем.

Окончено данное преступление будет с момента начала посягательства на жизнь, вне зависимости от наступления каких-либо последствий, и умышленные действия, направленные на убийство соответствующих лиц, квалифицируются по ст. 317 УК без ссылки на ст. 30 УК. Фактическое причинение легкого, средней тяжести или тяжкого вреда здоровью при наличии умысла на убийство не требует самостоятельной юридической оценки, поскольку они являются способом совершения более тяжкого преступления - посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа. Вместе с тем в случае совершения приготовительных действий, например, приобретение оружия к совершению преступления, предусмотренного ст. 317 УК, необходима квалификация по ст. 30 УК, так как приготовительные действия не охватываются понятием "посягательство".

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом и специальной целью - воспрепятствовать законной деятельности соответствующих лиц по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности либо отомстить за такую деятельность*(287).

Цель воспрепятствования означает намерение виновного создать препятствие на пути к чему-нибудь, не допустить выполнения чего-либо в будущем. Совершение деяния вне связи с указанным направлением профессиональной деятельности потерпевших, например, на основе личных взаимоотношений, корысти и т.п., исключает квалификацию по ст. 317 УК. Обязательным условием ответственности по данной статье является сознание виновным того обстоятельства, что оно совершает посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, военнослужащего при исполнении ими обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности или их близких. При отсутствии такого сознания ответственность наступает по ст. 105 УК.

Субъект преступления - общий, т.е. вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Лица в возрасте от 14 до 16 лет и посягающие на жизнь соответствующих лиц, отвечают по ст. 105 УК.

Применение насилия в отношении представителя власти (ст. 318 УК). Объект преступления - нормальная деятельность органов управления. Дополнительным объектом выступают здоровье и телесная неприкосновенность представителей власти и их близких, которые являются потерпевшими от данного преступления.

Круг лиц, подлежащих охране в соответствии с требованиями ст. 318 УК, значительно шире, нежели в ст. 317 УК, поскольку по закону к ним относятся не только сотрудники правоохранительных органов, но и все представители власти. В соответствии с примечанием к ст. 318 УК представитель власти - это должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, во-первых, наделенное распорядительными полномочиями и, во-вторых, полномочия которого адресуются лицам, не находящимся в его прямом подчинении. Распорядительные полномочия реализуются в праве должностного лица отдавать в пределах своей компетенции указания, обязательные к исполнению, другими должностными лицами и гражданами. О понятии "правоохранительные органы" и их видах говорилось при характеристике преступления, предусмотренного ст. 317 УК.

К контролирующим органам, согласно ст. 2 Федерального закона от 20 апреля 1995 г. N 45-ФЗ "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов" с последующими изменениями и дополнениями, относятся работники контрольных органов Президента РФ, главы администраций субъектов Федерации, осуществляющие контроль за исполнением законов и иных нормативных правовых актов, выявление и пресечение правонарушений, работники таможенных органов, органов государственной налоговой службы, органов надзора за соблюдением правил охоты на территории государственного охотничьего фонда, органов рыбоохраны, органов государственной лесной охраны, органов санитарно-эпидемиологического надзора, контрольно-ревизионных подразделений Министерства финансов РФ и финансовых органов субъектов Федерации, органов государственного контроля в сфере торговли, качества товаров (услуг) и защиты прав потребителей, осуществляющие контроль за исполнением соответствующих законов и иных нормативных правовых актов, выявление и пресечение правонарушений и т.д.

К представителям власти относятся, в частности, лица, осуществляющие законодательную, исполнительную или судебную власть, а также работники государственных, надзорных или контролирующих органов, наделенных в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости, либо правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, а также организациями независимо от их ведомственной подчиненности. Например, члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, депутаты законодательных органов государственной власти субъектов Федерации, члены Правительства РФ и органов исполнительной власти субъектов Федерации, судьи федеральных судов и мировые судьи, наделенные соответствующими полномочиями работники прокуратуры, налоговых, таможенных органов, органов МВД России и ФСБ России, состоящие на государственной службе аудиторы, государственные инспекторы и контролеры, военнослужащие при выполнении возложенных на них обязанностей по охране общественного порядка, обеспечению безопасности и иных функций, при выполнении которых военнослужащие наделяются распорядительными полномочиями)*(288). Представителями власти являются также и представители различных общественных организаций, которые по специальному полномочию наделяются на время осуществления своих функций правомочиями представителя власти (народные и присяжные заседатели, народные дружинники, общественные инспекторы и т.п.)*(289).

Не относятся к потерпевшим от деяния, предусмотренного ст. 318 УК, лица, участвующие в отправлении правосудия или производящие предварительное расследование, а равно их близкие. При применении насилия к следователям, судьям, прокурорам и др. ответственность наступает по ст. 296 УК. Потерпевшими от преступления могут быть и близкие представителя власти, понятие которых рассматривалось при анализе преступления, предусмотренного ст. 317 УК.

Объективная сторона преступления характеризуется применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угрозой применения насилия. Насилие, не опасное для жизни или здоровья, связано с ограничением свободы, нанесением ударов, побоев и тому подобных действий, не повлекших реального причинения вреда здоровью. Угроза применения насилия может выражаться в угрозе причинения любого вреда здоровью представителя власти или его близких, ограничения их свободы, причинения смерти и т.п. При этом она должна носить реальный характер, когда у потерпевшего имеются действительно объективные основания опасаться реализации данной угрозы.

Например, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ признала обоснованным приговор, по которому Чернышев оправдан по ч. 1 ст. 318 УК за недоказанностью вины в совершении преступления.

Ни в ходе следствия, ни в суде не были установлены иные, кроме М. и К., лица, которые подтвердили бы, что Чернышев, находясь в общественном месте в состоянии опьянения, оскорбляющем общественную нравственность и человеческое достоинство, совершил мелкое хулиганство либо оказал неповиновение законным требованиям работников милиции. М. и К. по-разному описывают поведение Чернышева, основания его задержания и характер административного нарушения.

Судебная коллегия согласилась с мнением суда о том, что М. и К. (работники милиции) в своих показаниях искажают действительные события происшедшего, пытаются представить поведение Чернышева в худшем виде в целях доказать законность своих действий как работников милиции, что правонарушения Чернышев не совершал и задержание его работниками милиции было, по существу, незаконным.

С учетом такой оценки показаний М. и К. и отсутствия иных доказательств, подтверждающих их достоверность, суд правильно признал недоказанным факт применения Чернышевым насилия к М*(290).

Насилие может применяться к представителю власти как во время исполнения им должностных обязанностей, например, оказание сопротивления при пресечении правонарушения, так и в других случаях, но при обязательном условии, что оно применяется в связи с исполнением потерпевшим названных обязанностей. Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ оставила без изменения приговор в отношении Демидова, который при совершении хулиганских действий оказал сопротивление представителю власти - работнику милиции В., ударил его молотком по голове, причинив легкий вред его здоровью, т.е. применил насилие, опасное для здоровья потерпевшего.

По смыслу ст. 213 УК, если при совершении хулиганства, сопряженного с сопротивлением представителю власти, было применено насилие, опасное для здоровья, то оно (в зависимости от конкретных обстоятельств) должно быть дополнительно квалифицировано по ст. 317 или 318 УК. Поскольку в данном случае Демидов знал, что В. - работник милиции, представитель власти, но, несмотря на это, применил по отношению к нему насилие, опасное для его здоровья, суд правильно квалифицировал действия осужденного дополнительно и по ч. 2 ст. 318 УК РФ.

Довод государственного обвинителя о том, что потерпевший В. не находился при исполнении своих должностных обязанностей, Судебной коллегией был признан необоснованным, поскольку согласно п. 1 ст. 10 Закона РСФСР от 18 апреля 1991 г. "О милиции" с последующими изменениями и дополнениями*(291) милиция обязана предотвращать и пресекать преступления и административные правонарушения. При этом не имеет значения, находился ли работник милиции на дежурстве или же по своей инициативе принял меры к пресечению преступления. В соответствии с этим Законом работник милиции В. принял меры к пресечению преступления, совершенного Демидовым.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия признала, что преступные действия осужденного Демидова по п. "б" ч. 2 ст. 158, ч. 3 ст. 213, ч. 2 ст. 318 УК квалифицированы правильно*(292).

Не меняет правовой оценки содеянного разрыв во времени между исполнением представителем власти своих должностных обязанностей и применением к нему или его близким физического или психического насилия. При этом исполнение должностных обязанностей должно происходить строго в рамках закона. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ признала правильным приговор Ростовского областного суда, по которому Заря-Лада И. оправдан в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК (применение насилия в отношении представителя власти), за отсутствием в его деянии состава преступления. Как было установлено, Заря-Лада И., его жена, брат и мать в легкой степени алкогольного опьянения ожидали электропоезд на железнодорожной станции "Ростов". В это время к ним подошли работники милиции и потребовали у Заря-Лады И. и его жены документы. Поскольку документов не оказалось, работники милиции Кочетков и Кроповой предложили супругам пройти с ними в дежурную часть линейного отделения милиции. Заря-Лада И., его мать, жена и брат стали просить работников милиции отпустить их на электропоезд, однако Кочетков и Кроповой повели Заря-Ладу И. в милицию. Тогда Заря-Лада О. потребовал отпустить брата. Кочетков снял с пояса дубинку и замахнулся на него. В это время Заря-Лада И. бросился на спину Кочеткова, повалил его на землю и удерживал до тех пор, пока ему (Заря-Ладе И.) не надели на руки наручники.

Как видно из материалов дела, Заря-Лада И., хотя и находился в легкой степени алкогольного опьянения, однако ни он, ни кто-либо из его родственников правонарушений не совершал, что подтвердил в суде потерпевший Кочетков.

Работники милиции в нарушение положений ст. 11 Закона РФ от 18 апреля 1991 г. "О милиции", в которой дан исчерпывающий перечень оснований для проверки документов, потребовали от Заря-Лады И. и его родственников предъявить удостоверение личности, а затем пройти с ними в отдел внутренних дел.

Ответственность же за применение насилия в отношении представителя власти наступает тогда, когда насилие является противодействием законной деятельности представителя власти, в том числе и работника милиции по охране общественного порядка.

При указанных обстоятельствах в действиях Заря-Лады И. не усматривается противодействия законной деятельности представителей власти - работников милиции, в связи с чем оснований для отмены оправдательного приговора не имеется*(293).

Окончено данное преступление с момента применения физического или психического насилия независимо от того, выполнил ли представитель власти свои обязанности или нет.

С субъективной стороны деяние характеризуется умышленной формой вины в виде умысла. Виновное лицо сознает, что оно применяет насилие к представителю власти или его близким в связи с исполнением им должностных обязанностей и желает этого. Указание в диспозиции ст. 318 УК на связь примененного насилия к представителю власти или его близким с исполнением им своих должностных обязанностей означает, что насилие может применяться в целях как воспрепятствования законной деятельности представителя власти, так и мести за такую деятельность

Субъект преступления - общий, т.е. лицо, достигшее 16 лет. Лица в возрасте от 14 до 16 лет в случае применения насилия, повлекшего тяжкий или средней тяжести вред здоровью, привлекаются к ответственности по ст. 111 и 112 УК.

Ответственность за применение насилия к представителю власти усиливается, если оно носит характер опасного для жизни или здоровья (ч. 2 ст. 318) УК.

Насилие является опасным для жизни или здоровья в тех случаях, когда оно сопряжено с реальным причинением легкого, средней тяжести или тяжкого вреда здоровью, либо когда насилие не повлекло причинение вреда здоровью потерпевшего, но ставило его жизнь или здоровье под угрозу опасности причинения такого вреда.

Причинение смерти в результате применения насилия к представителю власти должно квалифицироваться по ст. 105, 295 и 317 УК в зависимости от того, кто оказался потерпевшим. Причинение вреда здоровью любой тяжести охватывается признаками состава ст. 318 УК и не требуют дополнительной квалификации.

Оскорбление представителя власти (ст. 319 УК). Объект преступления - нормальная деятельность органов власти. Помимо этого вред причиняется всегда чести и достоинству представителя власти. Понятие "представитель власти" было рассмотрено при анализе преступления, предусмотренного ст. 318 УК. Вместе с тем данное преступление в отличие от названных в ст. 317 и 318 УК имеет ту особенность, что потерпевшими от него не могут быть близкие представителя власти. Ответственность за их оскорбление наступает на общих основаниях.

Объективная сторона преступления выражается в совершении активных действий в неприличной форме (нецензурной, непристойной) по унижению чести и достоинства представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением. Именно форма придает тем или иным высказываниям виновного лица оскорбительный характер. Такого рода действия подрывают служебное достоинство и авторитет не только представителя власти, но и представляемых им органов власти и государственной власти в целом. Объективные признаки оскорбления представителя власти в своих основных чертах совпадают с характеристикой аналогичного преступления против личности, предусмотренного ст. 130 УК. Статья 319 УК является специальной нормой по отношению к ст. 130 УК, предусматривающей ответственность за оскорбление специального потерпевшего - представителя власти. К тому же уголовные дела по ст. 130 возбуждаются по заявлению потерпевшего (дела частного обвинения), а по ст. 319 - это дело публичного обвинения. Вследствие этого по правилам конкуренции общей (ст. 130 УК) и специальной (ст. 319 УК) должна применяться только специальная норма.

Особенностью данного состава является то, что оскорбление должно носить публичный характер. Под публичностью понимается либо публичное совершение оскорбительных действий, либо доведение до сведения публики результатов определенных действий оскорбительного характера. Публичное совершение действий - это совершение их в общественных местах, с использованием средств массовой информации либо в присутствии хотя бы одного постороннего человека. Публичным является также написание оскорбительных надписей или текстов в общественных местах. При отсутствии признака публичности ответственность наступает по ст. 130 УК.

Оскорбление представителя власти должно быть либо при исполнении им своих обязанностей, либо в связи с исполнением последних. В противном случае ответственность наступает на общих основаниях по ст. 130 УК. Данный признак был рассмотрен при анализе преступления, предусмотренного ст. 318 УК.

Анализируемый состав сконструирован по принципу формальных, поэтому преступление будет оконченным с момента совершения соответствующих действий и наступления каких-либо вредных последствий не требуется.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновное лицо сознает, что оно совершает публичное оскорбление представителя власти при исполнении последним должностных обязанностей или в связи с их исполнением и желает действовать таким образом.

Субъект - общий, т.е. вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении должностного лица правоохранительного или контролирующего органа (ст. 320 УК). Эта норма в уголовном законодательстве появилась впервые. 20 апреля 1995 г. был принят Федеральный закон N 45-ФЗ "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов"*(294), в соответствии с которым в отношении названных категорий лиц, а также их близких в случае посягательств на их безопасность устанавливается система мер государственной защиты жизни, здоровья и имущества.

Разглашение сведений о мерах безопасности в отношении должностных лиц соответствующих органов или их близких дает возможность преступникам воспрепятствовать законной деятельности этих лиц или органов, которые они представляют, либо отомстить за правомерную в интересах общества деятельность. Норма, содержащаяся в ст. 320 УК, является уголовно-правовой гарантией соблюдения мер государственной защиты должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов.

Объект преступления - нормальная деятельность органов управления. Кроме этого вред может причиняться жизни и здоровью должностных лиц или их близких, их собственности, неприкосновенности жилища или личной жизни. Потерпевшим от данного преступления являются должностные лица правоохранительных или контролирующих органов, их близкие, лица, обеспечивающие безопасность должностных лиц или их близких (охранники, сотрудники служб безопасности и т.д.), а также любые посторонние лица, которые могут пострадать от последствий разглашения мер безопасности.

Перечень лиц, в отношении которых устанавливаются меры государственной защиты, содержится в ст. 2 Федерального закона от 20 апреля 1995 г. N 45-ФЗ (см. ст. 317 УК). К их числу относятся прокуроры, следователи, лица, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность или производящие дознание, сотрудники органов внутренних дел, осуществляющие охрану общественного порядка и обеспечение общественной безопасности, а также исполнение приговоров, определений и постановлений судов (судей) по уголовным делам, постановлений органов расследования и прокуроров, сотрудники органов безопасности и налоговой полиции, работники контрольных органов Президента РФ и глав администрации субъектов РФ, осуществляющие контроль за исполнением законов и иных нормативных правовых актов, сотрудники федеральных органов государственной охраны, работники таможенных органов и органов государственной налоговой службы, органов охотнадзора, рыбоохраны и лесной охраны, санитарно-эпидемиологического надзора, контрольно-ревизионных подразделений Минфина России и финансовых органов субъектов РФ, осуществляющих контроль за исполнением соответствующих законов и иных нормативных правовых актов, а также близкие перечисленных лиц. Понятие "должностное лицо, близкие ему лица", а также понятие "правоохранительный и контролирующий" органы было рассмотрено при анализе преступлений, предусмотренных ст. 317 и 318 УК.

Сходная со ст. 320 УК по содержанию норма ст. 311 УК предусмотрена в главе 31 "Преступления против правосудия", однако она распространяется лишь на разглашение сведений о мерах безопасности в отношении судьи и участников уголовного процесса, что означает более узкий круг потерпевших. Таким образом, ст. 311 УК по отношению к ст. 320 является специальной нормой.

Объективная сторона преступления сформулирована как разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении соответствующих лиц. Согласно ст. 5 Федерального закона от 20 марта 1995 г. N 45-ФЗ в отношении защищаемых лиц с учетом конкретных обстоятельств могут применяться следующие меры безопасности:

1) личная охрана, охрана жилища и имущества;

2) выдача оружия, специальных средств индивидуальной защиты и оповещение об опасности;

3) временное помещение в безопасное место;

4) обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемых лицах;

5) перевод на другую работу (службу), изменение места работы (службы) или учебы;

6) переселение на другое место жительства;

7) замена документов, изменение внешности.

Формы и порядок осуществления вышеперечисленных мер государственной защиты регулируются различными нормативными актами*(295).

Разглашение - это сообщение сведений, которые должны быть сохранены в тайне, хотя бы одному постороннему человеку, заинтересованному в их получении. Способы разглашения (передача в разговоре, публикация в газетах, сообщение по радио или телевидению и т.п.) для квалификации значения не имеют. Сведения, о которых говорится в ст. 320 УК, могут относиться к различным аспектам жизни соответствующих лиц.

О понятии "воспрепятствование" говорилось при анализе преступления, предусмотренного ст. 317 УК. Служебная деятельность связана с выполнением конкретных функций лица в соответствии полномочиями, например, руководством расследованием уголовного дела, производством проверок, ревизий и т.д.

Окончено данное преступление с момента, когда сведения стали известны постороннему лицу, не имеющему права на обладание ими. Наступления каких-либо последствий при этом не требуется.

С субъективной стороны преступление совершается только с прямым умыслом, поскольку деятельность виновного носит целенаправленный характер. Целью разглашения является воспрепятствование служебной деятельности соответствующего лица. Разглашение сведений о мерах безопасности, совершаемое с иными целями, например, по мотивам мести на почве личных взаимоотношений, не может квалифицироваться по ст. 320 УК.

Субъект преступления. В отличие от ст. 311 УК, где субъектом этого преступления признается лицо, которому сведения о мерах безопасности были доверены или стали известны в связи с его служебной деятельностью, в ст. 320 УК законодатель не указал на категорию субъекта. В специальной литературе мнения о характеристике субъекта преступления, предусмотренного ст. 320 УК, высказываются различные. Одна группа авторов полагает, что субъектом анализируемого преступления может быть только лицо, которому сведения о мерах безопасности были доверены или стали известны в связи с его служебной деятельностью*(296), другая, наоборот, считает, что им может быть любое лицо, отвечающее требованиям субъекта преступления*(297).

Согласно ст. 9 Федерального закона от 20 апреля 1995 г. N 45-ФЗ: "По решению органа, обеспечивающего безопасность, может быть наложен временный запрет на выдачу данных о личности защищаемых лиц, их месте жительства и иных сведений о них из адресных бюро, паспортных служб, подразделений Государственной автомобильной инспекции, справочных служб автоматической телефонной связи и других информационно-справочных фондов, за исключением случаев, когда такие сведения выясняются в установленном порядке в связи с производством по уголовному делу".

Лицо, подлежащее государственной защите, обязано не разглашать сведения о принимаемых в отношении его мерах безопасности без разрешения органа, осуществляющего эти меры. Статья 19 этого Закона гласит: "Должностные лица органов, обеспечивающих безопасность, виновные в непринятии или ненадлежащем осуществлении мер безопасности в отношении защищаемых лиц либо в разглашении сведений об указанных мерах, привлекаются к ответственности в соответствии с действующим законодательством. Должностные лица предприятий, учреждений и организаций, в адрес которых направлены решения органов, обеспечивающих безопасность, в случае их неисполнения, а равно разглашения сведений об осуществляемых мерах безопасности привлекаются к ответственности в соответствии с действующим законодательством. Разглашение защищаемых лицом сведений о применяемых в отношении его мерах безопасности в случае, если это привело к тяжким последствиям для других лиц, влечет за собой уголовную ответственность".

Анализ вышеприведенных положений не означает необходимости установления специального статуса субъекта преступления, предусмотренного ст. 320 УК. При решении этого вопроса следует руководствоваться не столько нормами иных отраслей права, сколько положениями Уголовного кодекса. Если законодатель при описании признаков преступления не указал на особенность статуса субъекта преступления, значит, им может быть любое лицо, которому стали известны сведения о мерах безопасности. Соответствующие меры безопасности применяются не только в целях недопущения общественно опасных действий со стороны заинтересованных лиц, но и в целом для обеспечения невозможности утечки информации к любым лицам. Именно ценность данной информации и возможные негативные последствия ее разглашения обусловливают установление уголовно-правовых запретов к ее разглашению. Поэтому субъектом данного преступления может быть любое лицо, отвечающее общим требованиям субъекта, предусмотренным ст. 19-23 УК.

Квалифицирующим признаком преступления является наступление в результате деяния тяжких последствий. Тяжкие последствия - оценочное понятие, поэтому его содержание должно устанавливаться судебно-следственными органами в каждом случае с учетом конкретных обстоятельств дела. Данные последствия могут относиться как к защищаемому лицу либо его близким, так и к деятельности каких-либо органов, в чьих интересах выступает данное лицо. Как представляется, к тяжким последствиям следует относить причинение смерти или тяжкого вреда здоровью защищаемому, его близким либо тем, кто его охраняет, захват их в качестве заложника, причинение крупного материального ущерба и т.п.

Дезорганизация нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества (ст. 321 УК). Объектом преступления является нормальная деятельность учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества. Общественная опасность рассматриваемого преступления заключается не только в нарушении нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества, что препятствует реализации целей наказания, но и в том, что нарушается безопасность сотрудников соответствующих учреждений и осужденных, отбывающих наказание в виде лишения свободы.

Согласно ст. 16 Уголовно-исполнительного кодекса РФ учреждения, исполняющие наказания в виде ареста, лишения свободы и пожизненного лишения свободы являются составной частью уголовно-исполнительной системы. Местами отбывания лишения свободы являются исправительные учреждения, к которым относятся исправительные колонии, воспитательные колонии, тюрьмы, лечебные исправительные учреждения. Следственные изоляторы выполняют функции исправительных учреждений в отношении осужденных, оставленных для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию.

Исправительные колонии предназначены для отбывания осужденными, достигшими совершеннолетия, лишения свободы. Они подразделяются на колонии-поселения, исправительные колонии общего режима, исправительные колонии строгого режима, исправительные колонии особого режима.

В колониях-поселениях отбывают наказание осужденные к лишению свободы за преступления, совершенные по неосторожности, умышленные преступления небольшой и средней тяжести, а также осужденные, переведенные из исправительных колоний общего и строгого режимов.

В тюрьмах отбывают наказание осужденные к лишению свободы на срок свыше пяти лет за совершение особо тяжких преступлений, при особо опасном рецидиве преступлений, а также осужденные, являющиеся злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания, переведенные из исправительных колоний.

В лечебных исправительных учреждениях и лечебно-профилактических учреждениях отбывают наказание осужденные, нуждающиеся в медицинском обслуживании в больницах, специальных психиатрических и туберкулезных больницах и медицинских частях или в содержании и амбулаторном лечении, больных открытой формой туберкулеза, алкоголизмом и наркоманией.

В воспитательных колониях отбывают наказание несовершеннолетние осужденные к лишению свободы, а также осужденные, оставленные в воспитательных колониях до достижения ими возраста 21 года.

В уголовно-исполнительную систему по решению Правительства РФ могут входить следственные изоляторы, предприятия, специально созданные для обеспечения деятельности уголовно-исполнительной системы, научно-исследовательские, проектные, лечебные, учебные и иные учреждения*(298).

В соответствии с диспозицией ст. 321 УК преступление может совершаться и в местах содержания под стражей. Согласно ст. 7 Федерального закона от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" в ред. федеральных законов от 21 июля 1998 г. N 117-ФЗ и 9 марта 2001 г. N 25-ФЗ*(299) местами содержания под стражей являются:

следственные изоляторы уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции РФ;

следственные изоляторы органов федеральной службы безопасности;

изоляторы временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел;

изоляторы временного содержания подозреваемых и обвиняемых Пограничных войск РФ;

учреждения уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции РФ, исполняющие уголовное наказание в виде лишения свободы, и гауптвахты.

В случаях, когда задержание по подозрению в совершении преступления осуществляется в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР капитанами морских судов, находящихся в дальнем плавании, или начальниками зимовок в период отсутствия транспортных связей с зимовками, подозреваемые содержатся в помещениях, которые определены указанными должностными лицами и приспособлены для этих целей.

Потерпевшими от преступления могут быть сотрудник места лишения свободы или места содержания под стражей, его близкие, а также осужденный.

Согласно ст. 24 Закона РФ "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" к работникам уголовно-исполнительной системы относятся лица, имеющие специальные звания сотрудников уголовно-исполнительной системы, рабочие и служащие учреждений, исполняющих наказания, объединений учреждений с особыми условиями хозяйственной деятельности, предприятий, учреждений, исполняющих наказания, центрального и территориальных органов уголовно-исполнительной системы, а также следственных изоляторов, предприятий, научно-исследовательских, проектных, лечебных, учебных и иных учреждений, входящих в уголовно-исполнительную систему. Вместе с тем в диспозиции ст. 321 УК речь идет не о любых работниках уголовно-исполнительной системы, а только о сотрудниках этой системы. Сотрудниками уголовно-исполнительной системы являются граждане Российской Федерации, проходящие службу в уголовно-исполнительной системе, которым в установленном законом порядке присвоены специальные звания рядового или начальствующего состава уголовно-исполнительной системы. Именно эта категория работников имеет своей задачей обеспечение нормальной деятельности органов, обеспечивающих изоляцию от общества. В отличие от рабочих и служащих, которые занимаются хозяйственным, социально-бытовым и т.п. обеспечением деятельности соответствующих органов, сотрудники наделены контрольными и надзорными функциями в отношении осужденных.

Таким образом, рабочие и служащие соответствующих учреждений не могут быть потерпевшими от данного преступления. Применение насилия в отношении обслуживающего персонала или временно посещающих учреждение лиц, а также тех задержанных, которые не осуждены, квалифицируется по статьям о преступлениях против личности.

К сотрудникам мест содержания под стражей относятся лица рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, сотрудники учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, военнослужащие органов федеральной службы безопасности, Пограничных войск Российской Федерации и Вооруженных Сил Российской Федерации, исполняющие обязанности по обеспечению режима содержания под стражей. На период исполнения обязанностей по обеспечению режима содержания под стражей капитаны морских судов и начальники зимовок, а также уполномоченные ими лица несут обязанности и пользуются правами, предоставляемыми сотрудникам мест содержания под стражей (ст. 12 Закона РФ от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ).

Понятие "близкие" сотрудника места лишения свободы или места содержания под стражей тождественно аналогичному понятию "близкие" сотрудника правоохранительного органа, которое было рассмотрено при анализе состава преступления, предусмотренного ст. 317 УК. Осужденные - это лица, в отношении которых приговор вступил в законную силу.

С объективной стороны дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества, осуществляется путем применения физического или психического насилия к сотрудникам места лишения свободы или содержания под стражей либо к осужденным. Ответственность за преступление дифференцируется в зависимости от вида потерпевшего и характера насилия.

По части 1 ст. 321. УК ответственность наступает в случае применения насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угрозы применения насилия к осужденному. Насилие, не опасное для жизни или здоровья, связано с ограничением свободы, нанесением ударов, побоев и тому подобных действий, не повлекших реального причинения вреда здоровью. Форма выражения угрозы может быть различной: словесные высказывания, демонстрация каких-либо предметов и т.п. Характер угрозы в законе не определяется, поэтому ее пределы могут быть различными. Угроза применения насилия может выражаться в угрозе причинения любого вреда здоровью осужденного, ограничения его свободы, причинения смерти и т.п. При этом угроза должна носить реальный характер, когда у потерпевшего действительно имеются объективные основания опасаться ее осуществления.

Психическое или физическое насилие в отношении осужденного является одним из способов дезорганизации нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества. Поэтому насилие или угроза его применения в отношении осужденного квалифицируется по ч. 1 ст. 321 УК только в том случае, если они осуществляются в целях воспрепятствования его исправлению или из мести за оказанное им содействие администрации учреждения или органа уголовно-исполнительной системы.

По ч. 2 ст. 321 УК ответственность наступает за применения насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угрозы применения такого насилия в отношении сотрудника места лишения свободы или места содержания под стражей в связи с осуществлением им служебной деятельности либо его близких.

Угроза применения или применение насилия со стороны виновного должны осуществляться в ответ на законные действия сотрудника места лишения свободы или места содержания под стражей. В противном случае ответственность посягающего не может наступать по анализируемой статье в связи с отсутствием посягательства на порядок управления в сфере исполнения наказания. Соответствующие действия, совершенные на почве личных отношений, должны квалифицироваться как преступления против личности.

Преступление будет оконченным с момента применения насилия либо высказывания угрозы его применения.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Обязательное условие ответственности - наличие специальной цели применения насилия или угрозы его применения. По ч. 1 ст. 321 УК целью является стремление виновного воспрепятствовать исправлению осужденного или отомстить за оказанное осужденным содействие администрации учреждения или органа уголовно-исполнительной системы. Совершение соответствующих действий по отношению к осужденному по другим мотивам (на почве ссор, личных взаимоотношений и при иных подобных обстоятельствах) влечет квалификацию по статьям о преступлениях против личности. По ч. 2 ст. 321 УК целью является воспрепятствование осуществлению служебных обязанностей сотрудникам места лишения свободы или места содержания под стражей либо месть за выполнение ими таких обязанностей.

Субъектом преступления является осужденный, т.е. лицо, в отношении которого приговор вступил в законную силу, а также иное лицо, содержащееся в местах содержания под стражей (подозреваемый, обвиняемый, подсудимый или лицо, в отношении которого приговор еще не вступил в силу), достигшие 16-летнего возраста. Лица в возрасте от 14 до 16 лет, совершающие указанные в ст. 321 УК действия, привлекаются к ответственности за преступления против личности.

Особо квалифицированным видом преступления является, согласно ч. 3 ст. 321 УК, совершение рассмотренных действий организованной группой либо с применением насилия, опасного для жизни или здоровья.

Понятие "организованная группа" содержится в ст. 35 УК. Понятие "насилие, опасное для жизни или здоровья", рассматривалось при анализе преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 318 УК.

Норма ст. 321 УК в части применения физического или психического насилия к сотруднику места лишения свободы или места содержания под стражей или его близких является специальной по отношению к сходной норме, содержащейся в ст. 318 УК. Поэтому в случае конкуренции ответственность должна наступать по ст. 321 УК, как более полно описывающей соответствующее преступление.

_

<< | >>
Источник: Г.Н. Борзенков, В.С. Комисаров. Курс уголовного права в пяти томах. Том 5. Особенная часть. 2002

Еще по теме 3. Преступления, связанные с противодействием субъектам управленческой деятельности по осуществлению их функций:

  1. 3. Преступления, совершаемые лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих и иных организациях
  2. Статья 19.20. Осуществление деятельности, не связанной с извлечением прибыли, без специального разрешения (лицензии)
  3. Статья 19.20. Осуществление деятельности, не связанной с извлечением прибыли, без специального разрешения (лицензии)
  4. 3. Преступления, посягающие на установленный порядок осуществления предпринимательской деятельности
  5. Статья 23.65. Федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный на осуществление функций по контролю и надзору за деятельностью бюро кредитных историй
  6. Статья 18.1. Объявление розыска и осуществление оперативно-розыскной деятельности при исполнении наказа-ний, не связанных с изоляцией осужденных от общества
  7. Глава 22. ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ОРГАНАМИ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ УПРАВЛЕНЧЕСКИХ ПОЛНОМОЧИЙ
  8. 11.3. Формы управленческой деятельности ОВД
  9. Статья 23.68. Федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный на осуществление функций по принудительному исполнению исполнительных документов и обеспечению установленного порядка деятельности судов
  10. Глава 3 ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ВООРУЖЕННЫМ ПРЕСТУПЛЕНИЯМ
  11. 12.3. Методы управленческой деятельности ОВД
  12. 4. Преступления, посягающие на финансовые интересы государства и других субъектов экономической деятельности
  13. Глава 9. ОСОБЕННОСТИ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ГРАДО-СТРОИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В СУБЪЕКТАХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ - ГОРОДАХ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗНАЧЕНИЯ МОСКВЕ И САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ
  14. Статья 63. Особенности осуществления градострои-тельной деятельности в субъектах Российской Федерации - городах федерального значения Москве и Санкт-Петербурге