<<
>>

§ 2. Основные характеристики (показатели) преступности

Любое изучение и описание преступности или ее отдельных видов, равно как любых иных проявлений девиантности, требует количественных показателей. Измерение преступности – одна из главных исследовательских задач зарубежной криминологии*.
Проблемность этой задачи объясняется рядом факторов.

* Barkan S. Criminology: A Sociological Understanding. New Jersey: Pentice Hall, Upper Saddle River, 1997. P. 51-83; Brown S., Esbensen F.-A., Geis G. (1998) Ibid. P. 79-124; De Keseredy W., Schwartz M. (1996) Ibid. P. 109-150; Lanier M., Henry S. (1998) Ibid. P. 36-62; Muncie J., McLaughlin E. (1996) Ibid. P. 19-41; Sheley J. (Ed.)Criminology: A Contemporary Handbook. Third Edition. Wadsworth, Thomson Learning, 2000. P. 56-83; Tierney J. Criminology: Theory and Context. Prentice Hall, Harvester Wheatsheaf, 1996. P. 24-43.

1. Как мы заметили выше, уголовное законодательство большинства современных государств сконструировано таким образом, что практически все или почти все взрослые граждане в течение жизни совершают преступления, да и не единожды (все граждане – преступники-рецидивисты...). Этот феномен можно обозначить как избыточность уголовного закона. Понятно, что регистрируется лишь незначительная часть всех совершаемых «преступлений» (привычный образ – «надводная часть айсберга»). Незарегистрированное большинство преступлений носит название латентной преступности и о ней речь пойдет ниже. Ясно, что выявление и оценка масштабов латентной преступности – задача не из легких.

2. Иногда утверждают, что зарегистрированная (учтенная) преступность «представительна» для всей совокупности. И в зарегистрированной преступности отражается целое как в капле воды. Но насколько мы можем доверять представительности (репрезентативности) учтенной преступности? Ведь что и как регистрируется зависит от активности населения (насколько оно, включая жертв преступлений, сообщает в органы, регистрирующие преступления, о таковых), от активности полиции (насколько она полно и точно регистрирует все факты преступлений, ставших ей известными), от государственной политики (что именно, с точки зрения властей, является главным объектом «борьбы с преступностью»), от характера преступлений (всегда ли населению и полиции становятся известны факты мошенничества, экологических преступлений, фальсификации товаров и услуг?).

Во всем мире хорошо известна селективность (избирательность) полиции и уголовной юстиции при выявлении, регистрации и раскрытии преступлений: наиболее полно учитываются так называемые «street crimes» (уличные или «общеуголовные» преступления) и «не замечается» преступность «респектабельная», «элитарная», «беловоротничковая» (white-collar crime)*. По образному выражению A. Liazos, «борьба» ведется преимущественно с «nuts, sluts and perverts» (с пьяницами, опустившимися, извращенцами)**. И тогда пойманные полицией и осужденные судом «nuts, sluts and perverts» – лишь «козлы отпущения», призванные демонстрировать успехи борьбы с преступностью.

* Coleman J. The Criminal Elite: The Sociology of White Collar Crime. NY: St. Martin's Press, 1985; PodgorE. White Collar Crime in a Nutshell. St. Paul (Minn.): West Publishing Co, 1993.

** Liazos A. The Poverty of the Sociology of Deviance: nuts, sluts and perverts // Social Problems 1972. 20. P. 102-120.

3. Уголовное законодательство различных стран и в разное время признает преступными существенно различные деяния. Как сравнивать, сопоставлять при этом криминальную ситуацию и ее динамику?

В современных развитых странах существует несколько взаимодополняющих систем учета совершаемых преступлений.

Прежде всего, это официальная полицейская (прокурорская, судебная) статистика. Используемая во всех странах, она формируется по разным критериям; по числу арестов подозреваемых, по числу возбужденных уголовных дел, по числу зарегистрированных преступлений (последний вариант принят и в современной России). Иногда за основу берутся не все зарегистрированные преступления, а наиболее опасные или распространенные. Так, в США публикуются сведения ФБР об «индексной преступности» (Uniform Crime Reports – UCR), в состав которой входят убийства, изнасилования, разбойные нападения, грабежи, берглэри (burglary – вторжение в чужое жилище с преступными намерениями), кражи (на сумму свыше $50), кражи автотранспортных средств. Достаточно полные сведения о преступности (в целом и по видам, по федеральным землям, по городам с населением свыше 100 тысяч жителей, о лицах, совершивших преступления, о жертвах и многое другое) публикуются в ФРГ*.

Впрочем, и во многих других западноевропейских странах сведения о преступности публикуются полно, открыто и наглядно (цветные графики, диаграммы и т. п.)**. Сравнительные статистические данные по десяткам стран имеются в отчетах ООН***.

* См., например: Polizeiliche Kriminalstatistik Bundesrepublik Deutschland. Berichtsjahr 2001. Bundeskriminalamt Wiesbaden, 2002.

** См., например: The 2000 British Crime Survey // Home Office Statistical Bulletin. London, 2000. 18/00.

*** См., например: Newman G. (Ed.) Global Report on Crime and Justice. NY: Oxford University Press, 1999.

В СССР вся уголовная статистика была засекречена. Первые, крайне убогие сведения начали публиковаться с 1987 г. в ежегодных статистических сборниках «СССР в цифрах». Первый относительно полный статистический сборник «Преступность и правонарушения в СССР» вышел в 1990 г. и содержал наиболее общие сведения с 1961 г., а по отдельным преступлениям с 1980 г.*. По понятным причинам общесоюзные сборники прекратили свое существование уже в 1991 г., но с 1992 г. стали публиковаться российские ежегодные статистические сборники «Преступность и правонарушения»**. Если выпуски до 1992 г. включительно поступали в открытую продажу, то уже с 1993 г. их приходится «доставать». То же самое относится к кратким ежемесячным и ежегодным справочникам МВД РФ «Состояние преступности в России». Есть и другие источники статистической информации, в частности, публикуемые в изданиях Криминологической ассоциации (Москва), в трудах отечественных криминологов, но эти данные носят вторичный, производный характер.

* Преступность и правонарушения в СССР. 1989. М., 1990.

** См., например: Преступность и правонарушения 2001. Статистический сборник. М., 2002.

Поскольку официальные полицейские статистические данные заведомо страдают существенной неполнотой, они дополняются проводимыми во многих странах виктимологическими опросами населения (victimology survey). Суть последних – анонимный репрезентативный (представительный) опрос жителей о том, были ли они лично или члены их семьи жертвами преступлений за определенный предшествующий опросу промежуток времени (за год, полугодие, квартал) и если – да, то каких именно. В США результаты такого рода опросов (National Crime Victimization Survey – NCVS) образуют второй важнейший источник сведений о преступности, наряду со статистикой ФБР, а сравнения данных UCR и NCVS – предмет криминологических исследований*.

* Например: SheleyJ. Criminology. Wadsworth, 2000. P. 60-79.

К сожалению, в России никогда не проводились национальные (федеральные) виктимологические опросы, а региональные – лишь в незначительном количестве регионов и нерегулярно. И, пожалуй, самое главное – если региональные виктимологические опросы и проводятся, то по различным методикам, а потому их результаты не сопоставимы. Мы можем сослаться лишь на относительно систематические виктимологические опросы населения Санкт-Петербурга, проводимые с нашим участием начиная с 1989 г., причем с 1999 г. по единым методикам, принятым в США*.

* Результаты частично опубликованы в кн.: Afanasyev V., Gilinskij Y., Golbert V. Social Changes and Crime in St. Petersburg. In: Ewald U. (Ed.) Social Transformation and Crime in Metropolises of Former Eastern Bloc Countries. Bonn: Forum Verlag Godesberg. 1997. P. 162-181; Сравнительное социологическое исследование «Население и милиция в большом городе». СПб., 1999.; Сравнительное социологическое исследование «Население и милиция в большом городе» (Отчет – 2) СПб., 2000; Сравнительное социологическое исследование « Население и милиция в большом городе» (Отчет – 3). СПб., 2001; Сравнительное социологическое исследование «Население и милиция в большом городе» (Отчет – 4). СПб., 2002 .

Третьим способом измерения масштабов преступности является метод самоотчета (Self-Report Survey). Он заключается в анонимном анкетном репрезентативном опросе населения с целью выяснить: совершал ли опрашиваемый (респондент) какие-либо уголовно-наказуемые деяния за определенный прошедший период времени. Достаточно распространенный за рубежом, этот метод почти не применяется в России (нам известен лишь один такой опрос, проведенный с нашим участием в Санкт-Петербурге в середине 90-х гг.).

Существуют и иные национальные или региональные исследования, направленные на решение частных задач (определение уровня насильственных преступлений в регионе, степени латентности тех или иных преступлений и т. п.). Так, в США хорошо известны национальные исследования молодежи (National Survey of Youth), позволяющие уточнить состояние молодежной преступности.

Какие же основные показатели характеризуют ситуацию с преступностью (по этим же показателям можно «считать» и описывать все иные виды девиантности)?

1. Объем преступности – абсолютное количество преступлений, зарегистрированных на определенной территории за определенный период времени. Например, объем зарегистрированной преступности в России в 2000 г. составил 2 952 367 преступлений, а в Санкт-Петербурге – 97 704 преступлений.

2. Уровень преступности – количество преступлений, зарегистрированных на определенной территории за определенный период времени, в расчете на какое-либо количество жителей этой же территории (обычно – в расчете на 100 тыс. человек, хотя возможен расчет и на 10 тыс., и на 1000 человек). Нередко уровень преступности рассчитывается на 100 тыс. жителей, достигших возраста наступления уголовной ответственности (в России – 14 лет).

Уровень преступности на 100 тыс. человек населения выражается коэффициентом, который рассчитывается по формуле:

Девиантология

где К – коэффициент преступности;

n – количество зарегистрированных на определенной территории за определенное время преступлений;

N – численность населения (или численность населения в возрасте старше 14 лет) на этой же территории.

Например, мы уже знаем, что объем преступности в России в 2000 г. составил 2 952 367, а в Санкт-Петербурге – 97 704. В этом же году население России составило 145 185 тыс. человек, из них в возрасте старше 14 лет – 121 495 тыс. человек, в Санкт-Петербурге – 4661 тыс. человек, из них в возрасте старше 14 лет – 3981 тыс. человек*. Тогда коэффициенты преступности (К) в 2000 г. составят:

в России на 100 тыс. человек всего населения:

2 952 367 x 100 000 : 145 185 000 = 2033,5;

в России на 100 тыс. жителей в возрасте с 14 лет:

2 952 367 х 100 000 : 121 495 000 = 2430,0;

в Санкт-Петербурге на 100 тыс. человек населения)

97 704 x 100 000 : 4 665 000 = 2094,4;

в Санкт-Петербурге на 100 тыс. жителей в возрасте с 14 лет:

97 704 х 100 000 : 3 981 000 = 2454,2.

* Источники: Население России 2000: Восьмой ежегодный демографический доклад / Под ред. А. Г. Вишневского. М., 2000. С. 39; Основные показатели демографических процессов в Санкт-Петербурге и Ленинградской области. СПб.. 2000. С. 14.

Коэффициент преступности (как показатель ее уровня) позволяет сравнивать состояние преступности в различных странах и регионах.

3. Структура преступности – внутренний состав преступности по видам преступлений (в 2001 г. краж в России было зарегистрировано 42,9% от всех преступлений, разбоев и грабежей – 6,5%; фактов хулиганства – 4,5%: тяжких преступлений против личности – 3,3%; присвоений или растрат – 0,8%; взяточничества – 0,1%; иных преступлений – 41,9%), или по социально-демографическому составу лиц, совершивших преступления (в 2001 г. в России женская преступность составила 17,0%, мужская – 83,0%; преступность несовершеннолетних – 10,5%, молодых в возрасте от 18 до 29 лет – 43,4%, взрослая преступность – 46,1%; преступность рабочих – 25,9%, служащих – 3,7%, работников сельского хозяйства – 1,5%, учащихся и студентов – 6,9%, лиц без постоянного источника доходов – 55,1%*), или по иному основанию.

* Преступность и правонарушения 2001. М., 2002. С. 19.

Доля каждого структурного элемента преступности исчисляется в процентах и обычно называется удельным весом (так, в наших примерах удельный вес краж был 42,9%, удельный вес женской преступности – 17,0%).

4. Динамика преступности – изменение вышеназванных показателей (объема, уровня, структуры) во времени. Например, динамика уровня преступности (на 100 тыс. человек населения) в России с 1994 по 2001 г.: 1994 – 1778,9; 1995 – 1862,7; 1996 – 1778,4; 1997 – 1629,3, 1998 – 1759,5; 1999 – 2051,4; 2000 – 2028,3; 2001 – 2045,6; 2002 – 1760, 5*.

* Некоторое расхождение данных за 2000 г. объясняется различными базами демографических данных.

5. Иные показатели. Помимо четырех вышеназванных основных показателей в криминологии применяются многочисленные другие количественные характеристики преступности, отдельных видов преступлений, лиц, совершивших преступления: индекс судимости (число лиц, осужденных к уголовным наказаниям по вступившим в законную силу приговорам, на определенной территории за определенный промежуток времени в расчете на 100 тыс. жителей); индекс латентности преступности (отношение незарегистрированного объема преступности к зарегистрированной ее части); коэффициент криминальной активности (отношение определенной социально-демографической группы населения в числе лиц, совершивших преступления, к доле это же группы в населении); уровень раскрываемости преступлений (отношение раскрытых преступлений к зарегистрированным); уровень виктимности (отношение доли определенной социально-демографической группы населения в числе жертв преступлений к доле этой группы в населении) и другие, а также интегративные показатели, учитывающие одновременно количество преступлений, их тяжесть и другие характеристики*.

* Подробнее см.: Забрянский Г. И. Криминологические проблемы села. Ростов н/Д, 1990. С. 58-74; Коган В. М. Социальные свойства преступности. М., 1977. С. 37-44; Криминология: Учебное пособие М., 1997. С. 23-26, 47-99; Максимов С. В. Краткий криминологический словарь. М., 1995.

5. Наконец еще одно понятие, характеризующее преступность. Это – ее состояние. Обычно под состоянием преступности понимается ее обобщенная характеристика, включающая объем, уровень, структуру, динамику, латентность, причиненный ущерб и т. п., то есть общая характеристика криминальной ситуации на определенной территории в определенное время, место, а также значение преступности в числе социальных проблем. Однако в отечественной криминологической литературе прошлых лет под состоянием преступности нередко понималось то, что сегодня чаще называется объемом.

<< | >>
Источник: Я. И. Гипинский. Девиантология: социология преступности, наркотизма, проституции, самоубийств и других «отклонений».. 2004

Еще по теме § 2. Основные характеристики (показатели) преступности:

  1. § 2. Основные характеристики (показатели) преступности
  2. 40. Понятие и основные показатели финансового плана.
  3. § 4. Состояние преступности в современном мире Основные мировые тенденции преступности
  4. § 3. КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НАСИЛЬСТВЕННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ
  5. §5. Психологическая характеристика и анализ преступной деятельности
  6. 3. Качественные и количественные характеристики вооруженной преступности
  7. § 3. КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ
  8. 2. Связь характеристик личности и оружия в генезисе достижения преступного результата
  9. 34.1. Криминалистическая характеристика легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем
  10. 1. Развитие законодательства об уголовной ответственности несовершеннолетних и характеристика преступности несовершеннолетних
  11. ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ