<<
>>

§ 3. КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НАСИЛЬСТВЕННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ


В силу трудностей суммирования всех видов насильственных преступлений и анализа их в целостной характеристике остановимся лишь на наиболее опасных посягательствах, главным образом умышленных убийствах, тяжких телесных повреждениях (причинение тяжкого вреда здоровью), изнасилованиях, хулиганских действиях и некоторых других деяниях.
По данным 2003 г., общее число только этих четырех видов учтенных преступлений, квалифицируемых по ст. 105,111,131 и 213, составило 210 183 деяния. Это чуть больше четверти всех зарегистрированных насильственных преступлений. Другие авторы также полагают, что эти деяния наиболее показательны . Они не исчерпывают всей полноты криминологической характеристики данной группы преступлений, но количественно и особенно качественно предопределяют ее.
Умышленные убийства — самые опасные деяния. Это древнее, а по религиозной мифологии (убийство Каином Авеля) и первое преступление на Земле, существующее во всех прежних и настоящих правовых системах, хотя юридические и статистические дефиниции его в различных странах не всегда совпадают.
Обратимся к уголовному законодательству и учету преступности в СССР (России) и США.
В СССР (России) в графу «умышленные убийства» (если исходить из уголовного законодательства 1960—1996 гг.) попадают преступления, квалифицируемые в качестве умышленного убийства при отягчающих обстоятельствах, умышленного убийства без отягчающих обстоятельств, умышленного убийства, совершенного в состоянии сильного душевного волнения. В нее не включались случаи убийства при превышении пределов необходимой обороны (оцениваемые как неосторожные), смерти потерпевших от умышленных тяжких телесных повреждений, посягательства на жизнь работника милиции или народного дружинника со смертельным исходом, теракты и другие случаи насильственного лишения жизни людей. В общее число умышленных убийств входили и покушения.
Умышленное убийство двух и более человек регистрируется как одно преступление при отягчающих обстоятельствах.
В США умышленные убийства регистрируются по жертвам (одна жертва — одно убийство, несколько жертв — несколько убийств). Например, при умышленном поджоге дома сгорели шесть человек. Регистрируется один поджог и шесть умышленных убийств. При таком подходе в СССР в 1990 г., например, к общему числу умышленных убийств необходимо было бы прибавить еще около тысячи деяний, так как в этом году было совершено свыше 700 умышленных убийств двух и более человек.
Под умышленным убийством в США понимается «любая смерть, наступившая из-за повреждений, полученных в драке, ссоре, борьбе, нападении или предотвращении преступления» . При этом не имеет значения, когда (в момент нападения или позже) наступила смерть от полученных повреждений, тогда как в СССР (России) такие деяния квалифицировались как тяжкое телесное повреждение, повлекшее смерть потерпевшего. Смерть потерпевшего, наступившая от самоубийства, несчастного случая, дорожного происшествия в США, как и у нас, не считается убийством. В отличие от нас, американцы покушение на убийство квалифицируют как нападение при отягчающих обстоятельствах и в убийства не включают. Есть и другие существенные различия.
Имеющиеся разночтения нельзя не учитывать при качественном и особенно при количественном анализе. Но при изучении динамических тенденций этих деяний в сравнительных межстрановедческих исследованиях этими различиями можно пренебречь.
Убийство ошибочно считается самым низколатентным деянием . Так ли это? В стране ежегодно регистрируется более 30 тыс. убийств, или 22— 25 деяний на 100 тыс. населения. При этом надо иметь в виду, что в России (как и в СССР), учет убийств осуществляется по фактам, а не по жертвам, т.е. убийство десятков или сотен человек взрывом — это одно преступление, квалифицируемое по п. «а» и «е» ч. 2 ст. 105 (убийство двух или более лиц, совершенное общеопасным способом). В 2003 г., например, был учтен 561 террористический акт.
В большинстве случаев эти террористические акты унесли сотни жизней, а по учету — две статьи, терроризм и убийство двух или более лиц. Кроме того, в России ежегодно регистрируется более 70 тыс. умышленных причинений тяжкого вреда здоровью, более трети или половина случаев заканчивается последующей смертью потерпевшего , но как убийство они не квалифицируются, а учитывается по ч. 4 ст. 111 УК (по УК РСФСР ч. 2 ст. 108). Более 30 тыс. без вести пропавших человек не находится, и примерно сопоставимое число обнаруживается неопознанных трупов. Если все это сложить, коэффициент реальных убийств возрастет в 4—5 раз.
По данным ООН (1994 г.), в мире в среднем совершается 9,8 убийства на 100 тыс. населения, в арабских государствах — 2,4, в Западной Европе — 3,5, в Южной Азии — 7,2, в Северной Америке — 9,0, в Африке — 15, в Латинской Америке — 21,0 убийства. При самой критической оценке приведенных данных уровень убийств в России на порядок выше среднемировых, а по сравнению с некоторыми регионами еще больше. И это при условии, что коэффициент всей учтенной преступности даже в самом благополучном регионе — в Западной Европе превышает российский коэффициент зарегистрированной преступности в 4 — 6 раз. У нас уровень умышленных убийств самый высокий, а уровень всей преступности самый низкий — это статистический абсурд.
Различия в уровне убийств на 100 тыс. населения в различных странах достигают 80—100-кратной величины. (Рис. 1.)
По этим усредненным показателям за 20 лет (1980—2000 гг.) на первом месте с коэффициентом около 70 убийств на 100 тыс. населения находится Колумбия, а на последнем с коэффициентом менее единицы — Ботсвана. Россия на этом рисунке только по официально учтенным убийствам занимает 13-е место. (При этом не следует забывать, что в 1980 г. коэффициент убийств в России равнялся менее 5, а в 2000 г. в 5 раз больше, в связи с чем средний показатель не достигает и 15.)
По данным Госкомстата РФ, который получает их от МВД России, всего от различных умышленных и неосторожных преступлений в 2001 г. в России погибло 78,7 тыс. человек, а с учетом неопознанных трупов и ненайденных без вести пропавших лиц, в числе которых обычно до половины убитых, — около 150 тыс. И это ежегодно. Следует учесть и около 60 тыс. самоубийц — насилие, направленное от безысходности на себя. «Самоубийцы — робкие убийцы» . Россия занимает по самоубийствам одно из первых мест в мире . В нашей стране их число превышает критический показатель ВОЗ для развитых стран в 3 раза, а у российских мужчин он в 6 раз выше, чем у женщин, и это, как правило, результат наших порочных реформ. А если учитывать гибель под колесами транспорта (33 тыс.), от поджогов и пожаров (20 тыс.), от наркотиков, фальсифицированных лекарств, спиртных напитков и продуктов, от голода и холода, то общее число погибших от преступлений и от порочной политики государства и его бездействия составляет только по официальному учету Госкомстата России около 500 тыс. человек . А по приведенным выше данным есть достаточные основания судить, как велика может быть разница между реальным насилием и его учетом.
Умышленные убийства (с покушениями) в СССР с 1956 по 1991 г. возросли более чем в 2,6 раза при увеличении всей преступности в 5,6 раза. В расчете на 100 тыс. населения умышленные убийства увеличились за эти годы лишь в 1,8 раза (с 4,9 до 8,8). Средний коэффициент умышленных убийств за эти годы составил 6,6 на 100 тыс. населения. (Табл. 1. )

Рис. 1. Различия в уровне убийств на 100 тыс. населения в различных странах

Рис. 1. Различия в уровне убийств на 100 тыс. населения в различных странах


Таблица Динамика умышленных убийств в СССР (России) (1956-2003 гг.)

Год Умышленные убийства (с покушениями) Покушения Посягательства на работников милиции
  абсолютный показатель к 1956 г. доля в % коэффициент преступности абсолютный показатель доля в % абсолютный показатель к 1967 г.
СССР
1956 9649 100,0 1 ,7 4,9 - - - -
1957 11939 123,7 1 ,8 5,9 - - - -
1958 11864 122,9 1 ,3 5,8 - - - -
1959 11157 115,6 1 ,8 5,3 - - - -
1960 14 258 147,8 2,3 6,7 - - - -
1961 14802 153,4 1 ,7 6,8 - - - -
1962 14371 148,9 1 ,6 6,5 6373 44,3 - -
1963 13277 137,6 1 ,7 5,9 5405 40,7 - -
1964 12 936 134,1 1 ,7 5,7 4555 35,2 - -
1965 13768 142,7 1 ,8 6,0 4601 33,4 - -
1966 14258 147,8 1 ,6 6,1 5208 36,5 - -
1967 13465 139,5 1 ,6 5,7 4715 35,0 487 100,0
1968 14 557 150,9 1 ,6 6,2 4713 32,4 389 79.9
1969 14715 152,5 1 ,5 6,2 4 677 31,8 368 75,6
1970 15265 158,2 1 ,5 6,3 4707 30,8 421 86,4
1971 15526 160,9 1 ,5 6,4 4 475 28,8 385 79,0
1972 15129 156,8 1 ,4 6,1 4255 28.1 341 70,0
1973 15733 163,1 1 ,5 6,3 4260 27,1 328 67,3
1974 16850 174,6 1 ,5 6,7 4348 25,8 343 70,4
1975 17569 182,1 1 ,5 6,9 4276 24,3 351 72,1
1976 17 842 184,2 1 ,4 7,0 4002 22,4 369 75,8
1977 18930 196,2 1 ,6 7,3 3960 20,9 336 69,0
1978 20385 211,3 1 ,6 7,8 4145 20,3 368 75,6
1979 20862 216,2 1 ,5 7,9 4272 20,5 351 72,1
1980 21430 222,1 1 ,4 8,1 4316 20,1 376 77,2
1981 21271 220,4 1 ,3 8,0 4481 21,1 297 61,0
1982 21239 220,1 1 ,3 7,9 4559 21,5 336 69,0
1983 21273 220,5 1 ,1 7,9 4730 22,2 318 65,3
1984 20501 212,5 1 ,0 7,5 4437 21,6 279 57,3
1985 18718 194,0 0,9 6,8 4167 22,3 316 64,9
1986 14 848 153,9 0,8 5,3 3433 23,1 240 49,3
1987 14656 151,9 0,8 5,2 2823 19,3 172 35,3
1988 16 702 173,3 0,9 5,9 2421 14,5 194 39,8
1989 21467 222,5 0,9 7,5 2741 12,8 290 59,4
1990 24875 257,8 0,9 8,6 3039 12,2 381 78,2
1991 25437 263,6 0,8 8,8 - - - -
Среднегодовой прирост 2,8%Средняя доля 1 , 4 % в структуре всей преступностиСредний коэффициент преступности 6,6 на 100 тыс. населения
15 постсоветских государств (суммарно)
1992 35537 368,3 0,9 12,3 - - - -
1993 43703 452,9 1,1 - - - - -
1994 46 313 480,0 1,2 - - - - -
1995 45343 469,9 1 ,1 - - - - -
1996 43213 447,8 1 ,1 - - - - -
1997 42470 440,1     - - - -
      1 ,2          
1998 42561 441,1 1 ,1 - - - - -
1999 43164 447,3 1 ,0 - - - - -
2000 44355 459,7 1 ,0 - - - - -
2001 45738 474,0 1 ,1 - - - - -
2002 43726 453,2 1 ,2   - - - -
Россия
    к 1992 г.       к 1997 г .
1992 23006 100,0 0,8 15,5 Нет данных    
              Нет данных
1993 29213 127,0 1 ,0 19,6 - - - -
1994 32286 140.3 1 ,2 21,8 - - - -
1995 31703 137,8 1 ,2 21,4 - - - -
1996 29406 127,8 1 ,1 19,9 - - - -
1997 29 285 127,3 1,1 19,9 - - 321 100,0"
1998 29551 128,4 1,1 20,1 - - 267 82,2
1999 31140 135,4 1 ,0 21,3 - - 283 88,2
2000 31829 138,3 1 ,1 21,9 - - 282 87,8
2001 33 583 146,0 1 ,1 23,2 - - 379 118,1
2002 32 285 140,3 1 ,3 22,4 - - 441 137,4
2003 31630 137,5 1 ,1 21,8 - - 534 166,4
Отношение коэффициента убийств 2003 г. к 1956 г. = 444,9%, а 2001 г. к Ш г. = 473,5%
Примечания. * Данные о населении стран СНГ в статистических сборниках России за 2002 г. представлены в млн, а данные о населении за этот же год в прибалтийских странах получены на основании расчета по коэффициентам преступности, поскольку сведений о численности населения этих стран в статистических сборниках России нет. Общая численность населения на постсоветском пространстве оказалась равна 287,9 млн человек, на 2 млн меньше, чем в 1991 г. (в год «развода»). Рассчитанный нами суммарный коэффициент умышленных убийств в постсоветских странах в 2002 г. должен быть близок к реальному.
** Данные в этой графе по России не сопоставимы с данными по СССР . Статья 1 9 12 УК РСФСР «Посягательство на жизнь работника милиции или народного дружинника» введена в 1962 г. и была частично изменена в 1993 г. В УК РФ ст. 317 «Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа» распространяется и на его близких. Но наряду с этой статьей в УК РФ есть ст. 295 «Посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование», которая распространяется на судей, присяжных заседателей или иных лиц, участвующих в отправлении правосудия, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, защитника, эксперта, специалиста, судебного пристава, судебного исполнителя, а равно на их близких. В 2003 г. по ст. 317 зарегистрировано 534 деяния, а пост. 295 — только пять деяний.
Среднегодовые темпы прироста умышленных убийств в 1956—1991 гг. составили 2,8 %, тогда как вся преступность ежегодно прирастала на 5,03, а население — на 1,1 % . Более интенсивно умышленные убийства росли в конце существования СССР. Среднегодовые темпы прироста рассматриваемых деяний в 1988—1991 гг. были в 5,5 раза выше и равнялись 15,05 % . Вся преступность ежегодно прирастала в среднем на 19,95, а население — на 0,55 % . Приведенные данные свидетельствут о том , что даже в эти неблагоприятные годы сохранялись мировые закономерности распределения: темпы прироста умышленных убийств отставали от аналогичных показателей по преступности в целом. В последующие г о д ы положение изменилось. В 1988—1994 г г . умышленные убийства в России возросли более чем в 3 раза. Среднегодовые темпы их прироста составили 20,45% (в 1992 г. — 42,7%). Вся преступность увеличилась в 2 раза с лишним при среднегодовых темпах прироста в 13,65% (населения — в 0,35%). Среднегодовой прирост умышленных убийств в 1 , 5 раза стал превышать аналогичный показатель по всей преступности и в 58 раз — по населению. (Рис. 1 и рис. 2).
Тенденция роста умышленных убийств в 15 странах, образованных после распада СССР на постсоветском пространстве, интенсивно продолжалась. Если за 1956—1991 гг. коэффициент умышленных убийств в СССР возрос с 4 , 9 до 8 , 8 на 1 0 0 тыс. населения, то в целом на постсоветском пространстве в 1956—2002 гг. он увеличился с 4,9 до 15,2, т.е. в 3 , 1 раза, а за время самостоятельного развития стран — на 24,0%. Однако этот конечный результат был обусловлен интенсивным ростом умышленных убийств (в том числе в последние годы) в Республике Беларусь (+71%), России (+40%), Украине (+17%) и Литве (+3%). Практически во всех странах, образованных после распада СССР, умышленные убийства существенно возросли в 1 9 9 3 — 1 9 9 8 г г., затем их уровень сократился на 1 0 — 5 0 % , а в некоторых странах и более. Причин для сомнений появляется много. Например, очень трудно объяснить, как, находясь в сложных экономических, политических, организационных и военных условиях, добились сокращения умышленных убийств в Армении, Азербайджане и Таджикистане на 60—70%, а в Грузии и Молдове — почти на 50% по сравнению с 1992 г. Однако это тема отдельного исследования.
В России к 2001 г. абсолютные показатели умышленных убийств увеличились по сравнению с 1992 г. на 46,0%. В 2002 г. их уровень снизился примерно на 2 тыс. деяний, в связи с чем общий рост сократился до 40,3%. Снижение продолжилось и в 2003 г. Однако есть основания полагать, что на их регистрации сказалось действие нового уголовно-процессуального законодательства, которое серьезно осложнило возбуждение уголовных дел, а следовательно, и регистрацию преступлений, совершенных в условиях неочевидности. В предыдущих главах об этом говорилось подробно. После вступления УПК РФ в действие общая преступность в 2002 г. сократилась на 15%, тяжкая и особо тяжкая — на 24 % , умышленные убийства — на 3,9 % ; в 2003 г., соответственно, на 9,1%, 1 9,8 и 2 % . Т е м не менее относительно объективный и сопоставимый показатель для СССР и России — коэффициент только зарегистрировнных умышленных убийств в 1956-2002 гг. увеличился с 4,9 до 23,2 - 22,4 - 21,8 деяния на 100 тыс. населения, или до 444,9 — 473,5 % , т.е. в 4,5 — 4,7 раза.
Аналогичным образом росли умышленные убийства на всем постсоветском пространстве. Распределение их по экономическим регионам Союза было неодинаковым. Число умышленных убийств в расчете на население существенно увеличивалось по территории с запада на восток . (Рис. 3.)

Рис. 2. Динамика умышленных убийств в СССР (1956—1991 гг.)

Рис. 2. Динамика умышленных убийств в СССР (1956—1991 гг.)


Рис. 3. Число убийств и тяжких телесных поврежденийна 100 тыс. населения по экономическим районам СССР (1990 г.)

Рис. 3. Число убийств и тяжких телесных поврежденийна 100 тыс. населения по экономическим районам СССР (1990 г.)


Различия достигали 6-кратного размера. Эта тенденция неравномерного распределения умышленных убийств по территории России сохранилась. Достаточно сопоставить число умышленных убийств в 2002 г. на 100 тыс. населения по федеральным округам: Центральный федеральный округ — 17,1; Южный федеральный округ — 17,7; Приволжский федеральный округ — 19,3; Северо-Западный федеральный округ— 21,1; Уральский федеральный округ — 28,9; Сибирский федеральный округ — 31,9; Дальневосточный федеральный округ — 33,2. Разница почти в 2 раза. (Рис. 4).
Разница возрастает во много раз при сравнении коэффициента рассматриваемых деяний по отдельным регионам. Например, в Белгородской области и Республике Дагестан в 2002 г. было учтено 8 , 7 умышленного убийства на 100 тыс. населения, а в Чечне (рядом с Дагестаном)— 115,3, т.е. в 13 раз больше. Чечня — это особая криминальная территория. Но есть и более спокойные субъекты РФ, где уровень умышленных убийств в расчете на 100 тыс. населения достигает больших значений: в Тыве — 85,1, в Коми-Пермяцком автономном округе— 58,2, в Читинской области (с Агинским Бурятским автономным округом) — 50,4, в Иркутской области (с Усть-Ордынским Бурятским автономным округом) — 48,9, в Курганской области — 37,8, в Таймырском автономном округе — 36,1 и т.д. В ряде субъектов РФ коэффициент умышленных убийств не выходит за пределы 15 деяний: Башкортостан, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Северная Осетия — Алания, Краснодарский край, Брянская, Калужская, Кировская, Липецкая, Пензенская, Тамбовская области, Москва и др. Объяснить эти долговременные тенденции также непросто. Соответствующую роль в этом может играть и объективность учета.
Для уточнения некоторых позиций вновь обратимся к сопоставлению данных США и СССР (России).
В 80-е гг. в СССР регистрировалось примерно такое же число умышленных убийств (около 21 тыс.), как и в США, которые считались наиболее криминогенной страной в мире. В 1980 г. в СССР было учтено 21 430 умышленных убийств (с покушениями), коэффициент в расчете на 100 тыс, населения — 8,1; в США, соответственно, 23 040 (без покушений) и 1 0 , 2 в расчете на 100 тыс. населения. В 1990 г. в СССР было уже 24 875 умышленных убийств, их коэффициент— 8,6, в США, соответственно, 23 440 и 9,4. Какой-то относительный паритет сохранялся. Но в 2000 г. только в России было учтено 32 829 умышленных убийства, а в США вдвое меньше — 15 586. В 2001 г. эти деяния в США увеличились на 2,5% и составили 15 980, а в России — на 13,6%, в абсолютных показателях — 33 583 деяния. Коэффициент умышленных убийств в США в этом году в расчете на 100 тыс. населения составил 5,6 , а в России — 23,2, в 4 раза больше. Правда, как обоснованно сообщает Би-Би-Си, ФБР не включило в свою статистику погибших в результате терактов 11 сентября 2001 г., иначе число убийств (в С Ш А убийства регистрируются по жертвам. — ВЛ.) возросло бы по сравнению с 2000 г. на 26% .

Рис. 4. Показатели уровня умышленных убийств по федеральным округам

Рис. 4. Показатели уровня умышленных убийств по федеральным округам


Округа: 1. Центральный федеральный округ (17,1 убийства на 100 тыс. населения); 2. Южный федеральный округ (17,7); 3. Приволжский федеральный округ (19,3); 4. Северо-Западный федеральный округ (21,3); 5. Уральский федеральный округ (28,9); 6. Сибирский федеральный округ (31,9); 7. Дальневосточный федеральный округ (33,2)
Это важно помнить. Но в России число жертв вообще не учитывается при массовых убийствах в терактах и других деяниях, поскольку убийства регистрируются по деяниям.
Доля умышленных убийств в структуре только восьми видов серьезных преступлений в 1990 г. составляла 0,16% (в структуре деяний, которые проходили через систему уголовной юстиции, примерно 0,05%), а в СССР в структуре всей учтенной преступности — 0,9. В 2001 г. эти различия существенно углубились. Доля этих преступлений в России увеличилась до 1,13 % (в 2002 г. - 1,3 % ) , а в США - 0,13% в структуре только восьми индексных деяний Единого отчета преступности. Разница 9-кратная, но, как мы уже знаем, с 1995 г. США представляют в ООН данные по 12 видам деяний. В их структуре доля умышленных убийств составляет 0,07%. Это в 16 раз меньше, чем в России. Невольно возникает вопрос: может быть, умышленные убийства более объективно отражают соотношение преступности в сравниваемых странах? Ответить на него без специального глубокого анализа трудно.
Ясно лишь одно: данные об умышленных убийствах в обеих странах надо оценивать критически, с учетом законодательных особенностей, порядка регистрации и численности населения (в СССР оно было больше, чем в США, на 40 млн, а в России — меньше почти на 100 млн человек). При качественном анализе из данных по СССР (России) надо вычесть покушения (их доля в 1990 г. составила 12,2%, в 2000 г. — 9,1%) и приплюсовать к полученному результату завуалированные формы умышленных убийств: тяжкие телесные повреждения, повлекшие смерть потерпевшего, а также около 300 убийств милиционеров и дружинников. Не следует забывать также об умышленных убийствах в Вооруженных Силах, которые ни в США, ни в СССР (России) не включаются в общую статистику.
Обратимся к более «длинным» сравнениям. В 1960—1991 гг. абсолютное число умышленных убийств в США возросло на 270,3% (с 9 140 до 24 703), а в расчете на 100 тыс. населения с 5 до 9,8, т.е. примерно в 2 раза. В эти же годы в СССР они возросли на 278,4% (с 14 258 до 25 437), а коэффициент преступности — с 6,7 до 8,8, т.е. только в 1 , 3 раза. Следовательно, аномальность тенденций умышленных убийств стала проявляться в постсоветском пространстве в период становления независимости бывших союзных республик. Общий уровень умышленных убийств на их территории в 1994 г. составил около 50 тыс. (данные расчетные), а с учетом высокой латентности превысил отметку 60 тыс.
В последние годы аномальность тенденций умышленных убийств выражается в интенсивном росте их уровня на фоне сокращения числа всей учтенной преступности. В 1994 г., например, в России при снижении уровня всей преступности на 6% умышленные убийства возросли на 10,5%. В 1995 г. знаки прироста поменялись: преступность выросла на 4,7%, а умышленные убийства снизились на 1 , 8 % . Если российский парадокс скорее всего объясним селективным учетом, то как объяснить примерно аналогичную картину в США? В 1993 г., например, при сокращении серьезной преступности на 3,1% умышленные убийства увеличились на 3,2 % , что обусловило принятие нового, более жесткого Закона «О контроле над насильственной преступностью и правоприменяющих органах» 1994 г.
По-иному «вел себя» уровень умышленных убийств в ФРГ (до объединения с ГДР). С середины 50-х гг. он колебался в пределах от 1 до 3 тыс. Пики этих деяний регистрировались в 1973 г. (3 935), 1977 г. (3611), 1981—1982 гг. (около 2 800). В 1990 г. их уровень составил 2 419 посягательств, а в объединенной Германии в 1994 г. — 3 751. В 1960 г. приходилось 2 убийства на 100 тыс. населения, а в 1994 г. — 4,6 (в Берлине — 14,4). Увеличение — в 2 раза, как и в США, но уровень их в расчете на 100 тыс. населения был вдвое ниже. Темпы прироста убийств за 30 лет были ниже темпов прироста всей преступности.
Аналогичные тенденции отмечаются и в других европейских странах. В 1986—1990 гг. уровень убийств увеличился в Италии на 49%, в Греции — на 33,3, в Великобритании — на 19,1, во Франции — на 12,8, в Испании — на 10,7%. По данным Четвертого обзора ООН, средний уровень умышленных убийств (с покушениями) в 1986—1990 гг. составлял 6,74 деяния на 100 тыс. населения. По отдельным странам разброс оказался от 0,7 до 69,2. В течение анализируемого пятилетия убийства в мире увеличились с 6,1 посягательства на 100 тыс. населения в 1986 г. до 7,49 в 1989 г. и 7,03 в 1990 г.
Коэффициент умышленных убийств в расчете на 100 тыс. населения в Северной Америке, Европе и Азии (включая постсоветские страны) в 1990 г. по своему развитию различается в 19 раз . (Табл. 2.)
Таблица Уровень умышленных убийств в разных странах и территориях ( 1 9 9 0 , 1 9 9 4 гг.). Ранжир по коэффициенту 1990 г.

Страны и территории Коэффициент на 100 тыс. населения Абсолютный показатель
1990 г. 1994 г. 2000 г. 1990 г. 1994 г. 2000 г.
Северная Ирландия 19 - - 307 - 156
Украина 6 9 10 2823 4571 4806
Кыргызстан 14 12 8 603 546 413
Узбекистан 6 5 4 1125 1219 1068
Румыния 11 3 5 2489 749 1046
Бельгия 5 3 5 463 315 494
Россия 11 22 22 15566 32286 31829
Дания 5 5 3 242 25 215
Казахстан 10 15 16 1704 2549 2 325
ФРГ (Германия) 5 5 3 2995 3 751 2 770
Шотландия 10 - - 505 - 711
Словения 5 - 4 94 - 80
Эстония 9 24 14 137 365 189
Болгария 4 6 6 368 499 507
Финляндия 9 1 5 429 32 432
Франция 4 5 5 2 526 2696 2166
Туркменистан 9 7 - 332 308 -
Израиль 4 - 4 208 - 237
Швеция 8 10 10 676 837 843
Австрия 3 3 2 236 198 197
США 8 9 6 20045 23310 15586
Венгрия 3 4 4 347 439 357
Азербайджан 7 8 4 482 605 325
Швейцария 3 2 2 214 161 162
Италия 7 5 4 4179 2 691 2145
Таджикистан 3 11 5 168 636 283
Люксембург 7 2 - 29 6 -
Кипр 2 - 1 17 - 9
Молдова 7 11 11 290 496 413
Чехия 2 - 3 212 - 275
Португалия 7 4 3 663 415 247
Греция 2 3 2 260 264 150
Армения 6 5 3 203 201 129
Нидерланды 2 - 10 228 - 1669
Беларусь 6 9 12 612 952 1186
Польша 2 3 7 780 1212 2632
Канада 6 5 4 1496 1514 1259
Словакия 2 2 3 93 129 177
Грузия 6 - 7 309 - 422
Испания 2 3 3 589 1015 1192
Латвия 6 15 12 165 375 210
Турция 2 4 - 961 1794 -
Литва 6 14 11 224 353 398
Англия (Уэльс) 1 - 3 669 - 1558
Сербия 6 - - 559 - -
Мальта 1 - 2 4 - 9
Япония - 1 1 - 1279 1391
Китай - 0,2 - - 2 553 -
Примечание. Характер учета умышленных убийств в разных странах неодинаков: в одних они учитываются без покушений, в других — вместе с ними, в третьих — вместе с неосторожными убийствами.
В структуре умышленных убийств 48 стран и территорий в 1990 г. на первом месте оказались Северная Ирландия (19), Кыргызстан (14), Румыния (11), Россия (11). В 1994 г. на первые места по уровню убийств вышли Эстония (24), Россия (22), Латвия (15), Литва (14).
В 2000 г. на первом месте оказалась Россия (22). За ней следовали Казахстан (16), Эстония (14), Беларусь и Латвия (12), Молдова и Литва (11), Украина, Швеция, Нидерланды (10). Таким образом, постсоветские страны во главе с Россией заняли все первые места. И это при условии, что в большинстве европейских стран число умышленных убийств в расчете на 100 тыс. населения колеблется в пределах 2—5.
За последние 25 лет истекшего столетия (1986—2000 гг.) в большинстве регионов (Европейский союз, арабские государства, Юго-Восточная Азия и Тихоокеанский регион) уровень убийств не превышал 5 деяний на 100 тыс. населения. Общемировые данные были более 6 деяний с тенденцией к постепенному росту. В этих пределах примерно после 90-х гг. прошлого века находится кривая убийств в странах Восточной Европы и С Н Г . В пределах 20 находится коэффициент убийств в странах Африки к югу от Сахары и в пределах 25 — в Латинской Америке и Карибском бассейне.
Удельный вес умышленных убийств в структуре всей учтенной преступности был равен в Италии 0,15%, в Испании — 0,09, во Франции и Бельгии — 0,07, в Греции - 0,06, в ФРГ и Дании - 0,05, в Великобритании - 0,04%. В России в 1994 г. данный показатель возрос до 1 , 2 % . Это в 3000 раз больше, чем, например, в Великобритании. В 2002 г. удельный вес умышленных убийств составил 1,3%. Этот показатель при всей его неприметности очень важен. В соотношении с аналогичными тысячекратно меньшими показателями других стран он раскрывает относительное доминирование самого опасного насилия в России.
Причины интенсификации роста умышленных убийств в СССР (России) в последние годы, кажется, лежат на поверхности: все более и более углубляющийся системный кризис на территории постсоветского пространства. И с этим трудно спорить. Однако ограничиваться такой констатацией было бы большим упрощением. Дело в том, что число умышленных убийств в СССР перешагнуло 21 тыс. посягательств в более или менее спокойные времена (1980—1983 гг.). Вторично этого уровня умышленные убийства достигли лишь в 1989 г. Между этими пиками был большой провал в их динамике, низшая точка которого (14 656) отмечалась в 1987 г. Он объясняется начавшейся в 1985 г. перестройкой, вселившей в народ надежду на долгожданные перемены к лучшему, и тотальной борьбой с пьянством в 1986—1987 гг.
Ситуативные позитивные результаты борьбы с пьянством во второй половине 80-х гг. выразились в снижении «пьяной» преступности, насильственной, корыстно-насильственной, корыстной и неосторожной. После провала этой борьбы насильственная преступность вспыхнула с новой силой. Рост умышленных убийств носил «компенсационный» характер по восстановлению объективно заданной среднестатистической тенденции. Если экстраполировать динамический ряд умышленных убийств в 60—70-е гг. на 90-е, то мы увидим, что кривая их динамики в 1991—1992 гг. не вышла за пределы линии экстраполяции.
В СССР (России) наряду с регистрацией оконченных умышленных убийств учитываются и покушения на них. Самостоятельное отражение их в статистике началось с 1962 г. С этого времени абсолютные числа покушений на фоне роста оконченных деяний сократились более чем вдвое (с 6 373 до 3 039), а их удельный вес сократился почти в 4 раза (с 44,3 до 12,2%). В 2000 г. число покушений в России составило 2 925 деяний, или 9,2%. Устойчивое снижение абсолютных и относительных показателей покушений при интенсивном росте оконченных убийств свидетельствует о растущей решительности убийц доводить свой умысел до конца и об использовании ими все более опасных и безотказных орудий и способов убийств. В 1988 г. в России с применением огнестрельного оружия было совершено 619 убийств, а в 1 9 9 4 г. — 3 282. Рост — в 5,3 раза. Этот год был пиковым. В последующие годы число убийств с применением огнестрельного оружия сокращалось.
В течение 1956—1990 гг. при совершении умышленных убийств произошли важные мотивационные сдвиги. Анализ их, естественно, возможен на основе установленных убийц, а не зарегистрированных деяний. (Табл. 3.)
Таблица Распределение умышленных убийств в СССР по обстоятельствам их совершения (1956—1990 гг.)

Год Совершение умышленных убийств, связанных со следующим:
разбой изнасилование хулиганство ревность и ссора убийство новорожденного матерью
абс. доля абс. доля абс. доля абс. доля абс. доля
1956 612 6,3 132 1,4 1879 19,5 5098 52,8 724 7,5
1957 527 4,4 102 0,8 2617 21,9 6442 53,9 927 7,8
1958 470 4,0 96 0,8 2932 24,7 6950 58,6 - -
1959 375 3,4 126 1,1 2590 23,2 6862 61,5 887 7,9
1960 355 2,5 132 0,9 2763 19,4 7073 49,6 835 5,9
1961 335 2,3 138 0,9 2936 19.8 7284 49,2 783 5,3
1962 315 2.2 145 1,0 3109 21,6 7495 52,2 731 5,1
1963 295 2,2 151 1,1 3282 24,7 7706 58,0 679 5,1
1964 275 2,1 158 1,2 3455 26,7 7917 61,0 627 4,8
1965 265 1,9 164 1,2 3628 26,4 8128 59,0 575 4,2
1966 254 1,8 170 1,2 3803 26,7 8340 58,5 523 3,7
1967 205 1,5 193 1,4 3428 25,5 7 801 57,9 497 3,7
1968 260 1,8 173 1,2 3412 23,4 8931 61,3 490 3,4
1969 257 1,7 196 1,3 3279 22,3 9348 63,5 494 3,4
1970 263 1,7 203 1,3 3 240 21,2 9633 63,1 489 3,2
1971 296 1,9 231 1,5 2510 16,2 10247 66,0 514 3,3
1972 247 1,6 249 1,6 2314 15,3 10155 67,1 438 2,9
1973 262 1,7 239 1,5 2196 14,0 10631 67,6 454 2,9
1974 253 1,5 257 1,5 2226 13,2 10981 65,2 438 2.6
1975 306 1,7 266 1,5 1951 11,1 11856 67,5 432 2,5
1976 284 1,6 290 1,6 2056 11,5 11732 65,8 400 2,2
1977 288 1,5 304 1,6 2188 11,6 12161 64,2 381 2,0
1978 323 1,6 345 1,7 2114 10,4 12400 60,8 328 1,6
1979 375 1,8 318 1,5 2 660 12,7 14409 69,1 416 2,0
1980 414 1,9 360 1,7 2750 12,8 14896 69,5 397 1,8
1981 389 1,8 318 1,5 2463 11,6 14683 69,0 376 1,8
В 1956 г. 87,5%
Окончание таблицы 3
Год Совершение умышленных убийств, связанных со следующим:
разбой изнасилование хулиганство ревность и ссора убийство новорожденного матерью
1982 360 1 ,7 316 1 ,5 2158 10,2 14 422 67,9 341 1,6
1983 313 1 ,5 293 1 ,4 1734 8,2 13929 65,5 366 1 ,7
1984 303 1 ,5 261 1 ,3 1625 7,9 13098 63,9 355 1,7
1985 293 1 .6 234 1 ,3 1489 7,9 11570 61,8 376 2,0
1986 237 1 ,6 154 1 ,1 1048 7,0 8877 59,8 412 2,8
1987 94 0,6 80 0,5 495 3,4 8346 56,9 283 1 ,9
1988 135 0,8 95 0,6 378 2,3 6676 40,0 231 1 ,4
1989 150 0,7 85 0,4 491 2,3 7266 33,8 221 1 ,0
1990 174 0,7 83 0,3 700 2,8 7668 30,8 191 0,8
1991 Данные не собирались
этих деяний (с покушениями) совершались по следующим мотивам (обстоятельствам): на почве ревности, ссоры и других бытовых причин (52,8%), из хулиганских побуждений (19,5%), новорожденного матерью (7,5%), при разбойном нападении (6,3%), при изнасиловании (1,4%). В 1 9 6 6 г., когда на основе нового уголовного законодательства был взят курс на усиление борьбы с растущей преступностью, особенно с хулиганством, эти показатели, соответственно, составили 58,5 + 26,7 + 3 , 7 + 1 , 8 + 1 , 2 = 91,9%. Заметно увеличились умышленные убийства по бытовым и хулиганским мотивам (почти девять деяний из 10). К 1991 г. их криминологическая значимость ослабла в 2 , 6 раза (с 91,9 до 35,7%), в том числе мотивация ревности и других бытовых причин — почти в 2 раза, хулиганские побуждения — в 10, детоубийство — в 9, сексуальная мотивация при изнасиловании — в 9 раз, корыстная мотивация при разбоях — в 5 раз.
В результате наступивших изменений два умышленных убийства из трех стали мотивироваться иными побуждениями. Их учет пока не поставлен. Выборочное изучение показывает, что на первый план выходит более рациональная «отодвинутая» корысть, реализуемая при вымогательстве, конфликте теневиков и бандформирований, при переделе сфер влияния и устранении конкурентов. Особую значимость стали приобретать месть, национальная и иная (в том числе политическая) нетерпимость, убийства по заказу, устранение свидетелей, насильственное избежание задержания органами правоохраны.
Заказные убийства совершаются наиболее изощренно. И если в недалеком прошлом они совершались редко, как правило на почве бытовой или иной неприязни, то в настоящее время эти деяния направлены против должностных лиц, предпринимателей, банкиров, сотрудников правоохранительных органов, журналистов, свидетелей, лиц, занимающих активную позицию в борьбе с организованной преступностью.
К началу 1995 г. на контроле в МВД России находилось 562 заказных убийства. Раскрыто 132. В числе «контролируемых» — убийства депутата Госдумы Айздердзиса, председателя Верховного Совета Республики Башкортостан Мусина, председателя комитета по собственности Республики Карелия Михайленко, первого заместителя министра внутренних дел Республики Удмуртия Перевощикова, убийства более 30 лиц, занимавшихся предпринимательской и банковской деятельностью. При переделе сфер влияния в 183 вооруженных разборках между преступными формированиями были убиты 156 и ранены 104 человека. Большой общественный резонанс вызвали заказные убийства журналистов Холодова и особенно Листьева. В 1995 г. из 23 018 умышленных убийств, дела по которым были закончены расследованием, 60 совершено по заказу. В 1996 г. зарегистрировано 580 заказных убийств, их них раскрыто только 70.
Примерная динамика заказных убийств с момента получения ими широкого распространения выглядит, по данным Р.В. Локка , следующим образом. (Табл. 4.)
Таблица Динамика заказных убийств*

Год Число заказных убийств, учтенных органами внутренних дел Число раскрытых заказных убийств
1991 - -
1992 102 -
1993 289 -
1994 562 -
1995 560 60
1996 570 70
1997 Регистрация отменена 132
1998 - 152
1999 - 155
2000 - 146
2001 - 142
Примечание. "Регистрация умышленных убийств по найму осуществлялась вначале на основе оперативных оценок совокупности признаков: внезапность нападения, демонстративность, применение огнестрельного оружия с контрольным выстрелом в голову, использование взрывных устройств, оставление оружия на месте преступления (какправило), совершение преступления группой лице распределением ролей, подбор места убийства с учетом быстрого отхода. Совокупность этих признаков относительно надежна, но это оценочный подход. Он не может служить достаточным основанием для официального учета и квалификации деяния, пока оно не раскрыто. Поэтому впоследствии стали учитывать только раскрытые деяния.
Раскрываемость заказных убийств намного ниже раскрываемости убийств в целом. Нераскрытое деяние, если даже есть достаточные основания полагать, что оно заказное, в статистику заказных убийств не включается. Поэтому фактический уровень убийств по найму может быть выше почти на порядок. По оценочным данным, в России действует около тысячи высокопрофессиональных киллеров. Это, как правило, бывшие сотрудники спецслужб. Их когда-то учили стрелять, взрывать, убивать, маскировать убийство под естественную смерть или несчастный случай, умело заметать следы. По имеющимся данным, ни один такой киллер-профессионал не пойман. Это самые дорогие исполнители (ставки от 50—100 тыс. долл.). Их используют в политике и крупном бизнесе. В этих случаях особо ценится убийство, совершенное с имитацией естественной смерти, самоубийства, несчастного случая или бытовой разборки. В официальной статистике этих инцидентов нередко может скрываться профессионально совершенное заказное убийство.
Ко второму эшелону киллеров относят бывших десантников, бойцов спецназа, лиц, воевавших в Афганистане, Чечне и других горячих точках, брошенных государством на произвол судьбы. Есть среди них и спортсмены, которые тоже имеют определенную подготовку для выполнения «киллер-ских» заказов. Такие убийства иногда раскрываются. Чаще всего эти киллеры действуют в среде предпринимателей среднего уровня.
Третий эшелон — самый многочисленный. Это случайные люди, соглашающиеся за незначительную плату убить заказанных лиц. Их деяния чаще всего и раскрываются правоохранительными органами. Большинство таких убийств совершается в быту, когда внучка заказывает бабушку, чтобы получить ее квартиру, жена (любовница) заказывает мужа (любовника) за измену и надругательства .
Выброшенных из нормальной жизни профессионалов, бывших военнослужащих, милиционеров, спортсменов, освобожденных из мест заключения и других безработных, наркоманов, бомжей, готовых на любое дело, в нашей стране очень много. С другой стороны, спрос на заказные убийства растет. Рефрен Сталина «нет человека — нет проблемы» оказался очень живучим и эффективным не только в политической сфере тоталитаризма, но и в нашей демократии. Он получил самое широкое распространение в бизнесе (передел собственности, сфер влияния, борьба за финансовые потоки, заказы и т.д.) в условиях полной социально-правовой бесконтрольности и коррумпированности чиновничества. Использование заказного убийства расширяется и для решения бытовых и личностных проблем. Криминальное чтиво, непрекращающиеся бандитские кино и телебоевики, повседневная информация об убийствах и их низкой раскрываемости, дорогостоящие соблазны дополняют «образование» и заказчиков, и киллеров. Круг замыкается. Прогноз на ближайшие годы негативный и по тенденциям совершения заказных убийств, и по их раскрываемости. Из громких заказных убийств раскрыты единицы, например убийство депутатов Г. Старовойтовой и С. Юшенкова. Тогда как за последние пять лет было убито 57 депутатов представительных органов различных уровней.
Снижение уровня бытовой и хулиганской мотивации при совершении умышленных убийств не уменьшило числа «пьяных» деяний. В 1986 г. доля пьяных среди выявленных убийц составляла 65,4%, в 1990 г. — 72,1, а в 1995 г. (в России) — 73,5%. Изучение этих преступлений показывает, что 43% из них совершается при совместном с потерпевшим употреблении спиртных напитков, 21% — в ходе ситуационно возникшей драки между собутыльниками. Учащаются случаи совершения тяжких насильственных преступлений лицами, находящимися в состоянии наркотического и токсического возбуждения. В 1990 г. в СССР их было совершено 93, в 1993 г. только в России — 123, в 1995 г. – 114 .
Анализируемые показатели коррелируют с личностными характеристиками убийц. По данным СССР 1 9 9 0 г., мужчин среди них было 9 0 , 9 % , лиц в возрасте 18 лет и старше — 95,6; вышедшие из рабочих составили 51,3, неработающие и неучащиеся — 25,3; ранее совершавшие различные преступления — 42,2%. В общем числе убийц значительна доля психически больных. Из этих данных можно сделать вывод, что убийцы в значительной мере рекрутировались из маргинальных слоев общества. В 1991 г. данные по России были аналогичными. Среди убийц доля мужчин составляла 89,4%, лиц от 18 лет и старше — 95,9, из рабочих — 51,2, без постоянного дохода — 25,5, ранее совершавших преступления — 44,5%. В 1995 г. характеристика убийц изменилась. Рассматриваемые показатели стали, соответственно, таковыми: 86,7; 94; 26,4; 54,3; 36,4%. Сопоставление их с данными 1991 г. свидетельствует о снижении доли мужчин, лиц от 30 лет и старше, вышедших из рабочих, лиц, ранее совершавших преступления, и росте доли женщин, несовершеннолетних, студентов, учащихся, служащих, лиц без постоянного дохода, лиц, ранее не совершавших преступления. В убийцы «пошла» более или менее «здоровая» часть населения.
В этом плане криминологический интерес представляет распределение жертв и убийц по демографическим группам в США. (Табл. 5.)
Таблица Жертвы и убийцы по демографическим группам в США (2000 г.)

    Удельный вес в процентах Число на 100 тыс. населения
    в структуре жертв в структуре убийц в структуре популяции жертв убийц
Всего   100% 100% 100% 8,4 9,2
Возраст До 14 лет 4,7 5,0 20,7 1 ,9 2,0
  14-17 5,1 10,2 6,1 6,8 15,3
  18-24 23,5 34,7 11,1 17,4 28,9
  25-34 29,2 29,1 16,3 14,7 16,5
  35-49 22,6 18,1 19,9 9,4 8,4
  50-64 9,4 5,6 13,8 5,6 3,7
  65 лет и больше 5,5 1 ,9 12,1 3,7 1 ,5
Пол Мужчины 76,4 87,9 48,7 13,1 16,7
  Женщины 23,6 12,1 51,3 3,8 2,2
Раса Белые 51,1 46,4 84,2 5,0 5,1
  Черные 46,7 51,5 12,1 32,9 39,3
  Иные 2,2 2,0 3,7 4,9 5,2
Таблица показывает, что структура убийц по возрасту, полу и расе в определенной мере соотносится с аналогичным распределениями жертв и структурой населения, но удельный вес убийц существенно выше среди лиц в возрасте 14—34 лет, мужчин и чернокожего населения США. Несколько показателей для иллюстрации. Лица в возрасте 1 8 — 2 4 лет среди убийц составляют 34,7%, среди жертв — 23,5, а в структуре населения — 11,1%; мужчин в США 48,7%, а среди убийц их 87,9%; негров в стране 12,1%, а среди убийц — 51,5%.
Возвращаясь к российскому распределению убийц по социально-демографическим признакам, надо иметь в виду, что приведенные данные при более глубоком анализе могут оказаться не вполне корректными. Дело в том, что даже при относительно высокой раскрываемости учтенных умышленных убийств (в 1990 г. в СССР она составляла 77,8%, а в 1995 г. в России — 73,5%) больше всего шансов быть раскрытыми у ситуативных преступлений, совершенных неопытными людьми, лицами в нетрезвом состоянии, по бытовым и хулиганским побуждениям, без продуманной системы элиминации следов преступных посягательств. Эти предположения могут относиться и к приведенным данным по США.
Предумышленные убийства, совершенные опытными преступниками в состоянии холодного рассудка и по заранее разработанному плану, чаще всего остаются нераскрытыми. В этих случаях о субъектах преступлений нет никаких сведений. Более того, значительная часть предумышленных убийств остается латентными, так как маскируется под безвестное исчезновение, естественную смерть, самоубийство и т.д. В 1995 г. в России с учетом «остатков» прошлых лет не найдено 168 907 человек без вести пропавших и скрывшихся от правосудия, не опознано 30 044 трупа; в 2003 г. эти показатели существенно возросли — соответственно, до 192 957 и 57 020. Сколько среди них убитых, никто не знает. Более подробно латентности преступлений автор касался в главе 7 монографии.
В число «латентно» убитых могут входить и те лица, насильственные причины смерти которых не устанавливались и которые были похоронены как умершие от болезней, несчастных случаев, самоубийств и т.д. Значительное число таких лиц, в основном пожилых, в нашей стране в последние годы не подвергается патологоанатомическому исследованию.
В силу сказанного доля скрытых умышленных убийств, вопреки бытующему мнению об их низкой латентности, может оказаться относительно высокой, особенно в таких мегаполисах как Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург и др. Если эти суждения хотя бы отчасти верны, то характеристика фактических, а не только установленных убийц может заметно сдвинуться к более респектабельной и интеллектуальной части общества.
Уровень убийств в различных городах мира существенно различается . (Табл. 6.)
Таблица Общее число убийств на 100 тыс. населения в городах мира (1990 г.)
В том же 1990 г. в Нью-Йорке коэффициент умышлен
Город Число убийств Город Число убийств
Амстердам 37,98 Любляна 5,25
Аддис-Абеба 29,16 Вена 5,04
Кигали 26,28 Киев 4,02
Манила 21,52 Сантьяго 3,90
Габороне 18,68 Глазго 3,19
Стокгольм 15,89 Иерусалим 3,05
Хельсинки 15,29 Будапешт 2,73
Рига 12,09 Лондон 2,53
Каир 11,03 Дамаск 1,65
Копенгаген 10,52 Токио 1,56
Осло 9,31 Порт-Луи 1,51
Буэнос-Айрес 8,44 Сеул 1,06
Бомбей 6,85    
Рангун 6,13 Медиана 6,13
Торонто 6,09    
ных убийств составил 30,7, в Лос-Анджелесе — 28,2, в Вашингтоне — 4,6, в Москве — 4,9 (в 1995 г. - 19,7), в Санкт-Петербурге - 5,8 (в 1995 г. - 19,5).
Тенденции иных насильственных преступлений в СССР (России), умышленных тяжких телесных повреждений, изнасилований, умышленных менее тяжких телесных повреждений и хулиганства в принципиальном плане не так уж существенно отличаются от тенденций умышленных убийств.
По характеру насильственных действий и их мотивации наиболее близко к умышленному убийству подходят умышленные тяжкие телесные повреждения (или умышленное причинение тяжкого вреда здоровью). Их соотношение в СССР (России) за последнюю четверть века колебалось в пределах: 1 (умышленное убийство) : 2 (тяжкое телесное повреждение) с тенденцией к 1:3. Если взять все виды телесных повреждений, их соотношение с умышленными убийствами за это же время колебалось между 1:3 и 1: 4.
Но затем положение стало меняться, в 2002 г. соотношение умышленных убийств и умышленного причинения тяжкого вреда здоровью сократилось до 1:1,8. Новая тенденция может свидетельствовать о росте жестокости (бить, так насмерть) и о росте латентности причинений тяжкого вреда здоровью. «Жив остался, и слава Богу» — так нередко рассуждают не только потерпевшие, но и правоохранители. Это тем более распространимо и на причинение вреда здоровью средней или легкой тяжести.
В правовых системах других стран обычно нет составов тяжких телесных повреждений или хулиганства. В статистике ООН (см. главу 2) все виды телесных повреждений охватываются составом «нападение» («Assault»). Соотношение уровней умышленных убийств и нападений, поданным Второго и Четвертого обзоров, было 1:12, а по данным Третьего обзора — 1:18.
При существенных различиях в уровне и квалификации телесных повреждений (нападений) они растут намного быстрее, чем умышленные убийства. Причем динамика умышленных убийств более «спокойна», чем динамика телесных повреждений (нападений). Последние более «чувствительны» к меняющимся социальным, экономическим и психологическим условиям.
С 1956 г. абсолютное число умышленных убийств в СССР возросло к 1991 г. в 2,6 раза, а в расчете на все население — в 2, умышленных тяжких телесных повреждений, соответственно, в 4 и 3 раза, изнасилований — в 3 и 2 раза. Умышленные менее тяжкие телесные повреждения и хулиганства в силу высокой «регулируемости» имеют особые тенденции. Первые за все это время в абсолютном исчислении возросли незначительно, а в расчете на население даже сократились; вторые сократились в абсолютных показателях на четверть, а в относительных — вдвое. (Табл. 7.)
Удельный вес рассматриваемых деяний в структуре преступности невелик. Доля умышленных тяжких телесных повреждений за последние 50 лет колебалась в пределах 1 , 5 — 3 % , изнасилований — 0,5—1,5, менее тяжких телесных повреждений— 1,5 — 6,5 % . У двух последних высока латентность, особенно у изнасилований. По данным московского независимого центра помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры», лишь 2% жертв сексуальной агрессии обращаются в милицию. После милицейской манипуляции расследуется не более 1 % . Если это верно, то в стране совершается ежегодно не 80—100 тыс. изнасилований, как значилось в последние годы в учете, а по меньшей мере свыше 1 млн.
Это в определенной мере соотносится с данными опросов населения. В 2001 г. по результатам относительно репрезентативного опроса, 33,1 % опрошенных респондентов подвергались преступным посягательствам. Отбросив одну треть ответов в связи с завышенной квалификацией преступных посягательств и экстраполировав 21% на все 145 млн населения, мы получим около 30 млн человек. Это в 10 раз больше учтенной преступности. Ту же цифру дали ответы применительно к изнасилованиям, в которых заблуждений в квалификации могло быть намного меньше. Умножив число учтенных изнасилований на 10, мы получим тот же миллион деяний . Изнасилование среди молодежи в настоящее время стало бытовой повседневностью как в силу «облегчения» нравов, терпимости женщин, нежелания оглашать случившееся, угроз и давления насильников, боязни за свою жизнь, неверия в милицию, так и в силу «ухода» правоохранительных органов от расследования уголовных дел.
Изучение виктимизации от грабежей показало, что официальные данные только в 4 раза ниже полученных при том же опросе. В самом широком диапазоне изменялась доля хулиганства (от 4,5 до 34,5%). И это не случайно. Если проанализировать таблицу 7 и рисунок 6, то станет очевидным, что динамика телесных повреждений и изнасилований выглядит как вяло текущий процесс медленного роста, а динамика хулиганств — как резко скачущий процесс и роста, и снижения.
Статистика хулиганства легко «регулируема». Расплывчатость дефиниции, частые изменения ее содержания, неустойчивость следственно-судебной практики, волюнтаристские веления властей, неполнота учета серьезно сказываются на его динамике. В законодательное понятие хулиганства вносились изменения в 1956, 1960, 1966, 1977, 1982, 1993 гг. Они его сужали и расширяли в зависимости от конъюнктуры. Самые большие колебания уровня хулиганства были в 1958—1959 гг. после принятия новых Основ уголовного законодательства, в 1961 г. при вступлении в силу новых уголовных кодексов, в 1966 г. в связи с усилением борьбы с хулиганством, в 1983 г. — в результате повышения требовательности к учету преступлений, в 1986—1987 гг. при тотальной борьбе с пьянством, в 1993—1994 гг. при реализации требований Федеральной программы борьбы с преступностью, в 1997 г. — в результате вступления в силу нового УК РФ, в 2003 г. при либерализации уголовной ответственности.
Таблица Динамика некоторых видов насильственныхпреступлений в СССР и России ( 1 9 5 6 — 2 0 0 2 гг.)

Год Умышленные тяжкие телесные повреждения Изнасилования Хулиганство
абс. %к1948г. доля коэффициент преступности абс. % к 1948 г. доля коэффициент преступности абс. % к 1948 г. доля коэффициент преступности
СССР
1956 - - - - 6967 100,0 1 ,2 3,5 197 868 100,0 34,2 100,0
1957 - - - - 10309 147,9 1 ,5 5,1 175492 88,7 25,9 87,1
1958 13853 100,0 1 ,6 6,8 11135 159,8 1 ,3 5,4 194145 98,1 22,0 94.7
1959 12890 93,0 2,1 6,2 9748 139,9 1 ,6 4,7 132106 66,8 18,8 63,3
1960 18761 135,4 2,9 8,3 11523 165,4 1 ,8 5,4 115 502 58,4 17,7 54,4
1961 17552 126,7 2,0 8,1 14075 202,0 1 ,6 6,5 198016 100,0 22,6 91,6
1962 14446 104,3 1 ,6 6,6 14291 205,1 1 ,6 6,5 181788 91,9 20,6 82,7
1963 14360 103,6 2,0 6,4 12277 176,2 1,5 5,5 130953 66,2 16,5 58,7
1964 16337 117,9 2,2 7,2 11531 165,5 1 ,5 5,1 116968 59,1 15,4 51,7
1965 20017 144,5 2,7 8,7 12032 172,7 1,6 5,2 130422 56,9 17,3 56,9
1966 18062 130,4 2,0 7,8 12698 182,2 1 ,4 5,5 257015 129,9 28,9 110,8
1967 17195 124,1 2,0 7,3 12059 173,0 1 ,4 5,1 248 188 125,4 28,5 105,9
1968 19596 141,5 2,1 8,3 12579 180,5 1 ,3 5,3 236 842 119,7 25,2 100,1
1969 20100 145,1 2,1 8,4 12943 185,8 1 ,3 5,4 234052 118,3 24,1 97,9
1970 21803 157,4 2,1 9,0 13859 198,9 1 ,3 5,7 240939 121,8 23,0 99,7
1971 23453 169,3 2,2 9,6 13870 199,0 1 ,3 5,7 225451 113,9 21,3 92,4
1972 23933 172,8 2,2 9,7 13368 191,9 1 ,3 5,4 213464 107,9 20,0 86,7
1973 26033 187,9 2,3 10,5 14010 201,1 1 ,3 5,6 185634 93,8 17,7 74,7
1974 30655 221.3 2,7 12,2 15304 219,7 1 ,3 6,1 199 820 60,6 17,5 79,6
1975 34163 246,6 2,8 13,5 16139 231,6 1 ,3 6,4 206 624 104,4 17,3 81,6
1976 35686 257,6 2,9 14,0 16575 237,9 1,3 6,5 199049 100,6 16,2 77,9
1977 40041 289,0 3,3 15,5 16971 243,6 1 ,4 6,6 147024 74,3 12,1 57,0
Окончание таблицы
Год Умышленные тяжкие телесные повреждения Изнасилования Хулиганство
абс. % к 1948 г. доля коэффициент преступности абс. % к 1948 г. доля коэффициент преступности абс. % к 1948 г . доля коэффициент преступности
1978 45015 324,9 3,4 17,3 18495 265,5 1 ,4 7,1 159424 80,6 12,2 61,3
1979 45896 331,3 3,2 17,5 18965 272,2 1 ,3 7,2 178554 90,2 12,5 68,0
1980 443332 320,0 2,9 16,8 20225 290,3 1 ,3 7,6 182201 92,1 11,9 68,9
1981 43372 313,1 2,7 16,3 20165 289,4 1 ,3 7,6 184 139 93,1 11,4 69,1
1982 42537 307,0 2,6 15,8 19902 285,7 1 ,2 7,4 185869 93,9 11,2 69,1
1983 45360 327,4 2,2 16,7 21801 312,9 1,1 8,0 208904 105,6 10,4 77,1
1984 44437 320,8 2,2 16,2 21590 309,9 1 ,1 7,9 205227 103,7 10,1 75,0
1985 38423 277,4 1 ,8 13,9 19438 279,0 0,9 7,0 193865 98,0 9,3 70,3
1986 29096 210,0 1 ,5 10,4 18 522 265,8 0,9 6,7 165383 83,6 8,3 59,4
1987 28 250 203,9 1 ,6 10,0 16765 240,6 0,9 6,0 133050 67,2 7,4 47,3
1988 37191 268,5 2,0 13,0 17658 253,5 0,9 6,2 115979 58,6 6,2 40,8
1989 51485 371,7 2,1 17,9 21873 313,9 0,9 7,6 142008 71,8 5,8 49,5
1990 57754 416,9 2,1 20,0 22472 325.5 0,8 7,8 152419 77,0 5,5 53,0
Россия
1991 57273 413,4 1 ,8 19,8 20624 296,0 0,6 7,1 147158 74,4 4,6 50,9
1992 53873 100,0 1 ,7 36,2 13663 100,0 0,5 9,2 120889 100,0 4,4 81,3
1993 66902 124,2 2,4 45,1 14 440 105,7 0,5 9,7 158413 131,0 5,7 106,8
1994 67706 125,7 2,6 45,7 13956 102,1 0,5 9,4 190550 157,6 7,2 128,7
1995 61734 114,6 2,2 41,7 12515 91,6 0,5 8,5 191 001 178,0 6,9 129,1
1996 53417 99,2 2,0 36,1 10888 79,7 0,4 7,4 181 284 150,0 6,9 122,5
1997 46131 85,6 1 ,9 31,4 9307 68,1 0,4 6,3 129 505 107,1 5,4 88,0
1998 45170 83,8 1,7 30,8 9014 66,0 0,3 6,1 131 082 108,4 5,0 89,3
1999 47669 88,5 1 ,6 32,6 8346 61,1 0,3 5,7 128 701 106,5 4,3 88,0
2000 49784 92,4 1 ,7 34,2 7901 57,8 0.3 5,4 125100 103,5 4,2 85,9
2001 55739 103,5 1 ,9 38,5 8196 60,0 0,3 5,7 135 183 111,8 4,5 93,3
2002 58469 108,5 2,3 40,6 8117 59,4 0,3 5,6 133187 110,2 5,3 92,5
За этой сильно колеблющейся кривой динамики хулиганства стоят судьбы тысяч людей, которые несли на себе бремя волюнтаристской судебной практики. Может быть, поэтому в абсолютном большинстве других стран нет такого состава преступления. Нашему законодательству трудно отказаться от английского hooligan, которое стало исключительно советским и российским понятием. Оно неопределенно и эклектично.
Удельный вес регистрируемого «классического» преступного насилия (умышленного убийства, изнасилования и различных видов телесных повреждений) в структуре всей преступности СССР и России не превышал 4—6%. Даже во время особого разгула насилия в России (1994 г.) оно составило 5 , 8 % . С учетом латентности этих деяний их удельный вес может п о -казаться большим. Но в этом случае необходимо учитывать и латентность корыстного, легкомысленного (неосторожного) и иных видов преступного поведения, которая намного выше насильственного. А значит, доля реального насилия в структуре реальной преступности может оказаться меньше, чем регистрируемого насилия в структуре учтенной преступности. В развитых демократических странах доля криминального насилия еще меньше (1—3%). И она на фоне более интенсивного роста корыстной и неосторожной преступности еще и сокращается.
Однако не следует забывать латентное насилие. Если его учесть, то насилие как в мире в целом, так и в отдельных странах может быть по меньшей мере увеличено вдвое. Об этом свидетельствуют данные изучения викти-мизации в ряде стран. Для сравнения сопоставим данные Единого отчета о преступности в США (Uniform Crime Reports — UCR) и Национального обзора виктимизации от преступности (National Crime Victimization Survey — NCVS) за 1996 г. (Табл. 8.)
Таблица Число и уровень насильственных преступлений в США (1996 г.)'

Вид преступления UCR NCVS
абсолютные числа на 100 тыс. населения абсолютные числа на 100 тыс. населения
Убийство 19650 7,4 - -
Изнасилование 95770 36,1 153000 40,0
Грабеж 537050 202,4 1134000 520,0
Нападение 1029810 388,2 1910000 880,0
Более разнящиеся данные мы можем получить, если сравнить учтенные преступления в Англии и Уэльсе с данными, полученными при опросе населения по программе Британского обзора преступности (British Crime Survey - BCS). (Табл. 9.)
Таблица Соотношение насильственной преступности, учтенной и установленной BCS (2000 г.)
Традиционно малый удельный вес преступного насилия в мире и
Вид преступления Зарегистрировано преступлений полицией Установлено B C S Отношение данных BCSкданным полиции в % Отношение данных полиции «данным B C S в%
Все насильственные деяния 466000 2582000 544,1 18
Умышленныетелесныеповреждения 195000 417000 213,8 46,7
Грабеж 78000 276000 353,8 28,2
Простое нападение 193 000 1890000 979,3 10,2
его вялотекущая динамика наталкивают на мысль о связанности данного вида уголовно наказуемого поведения не только с динамичными социально-экономическими процессами, но и с более глубинными и медленно меняющимися детерминантами. Таковыми могут быть лишь биологические и генетические особенности, свойственные относительно небольшой части человеческой популяции — предрасположенным к решению личностных проблем насильственным путем гражданам. Однако если отойти от «классического» насилия, совершаемого по эгоистическим мотивам самоутверждения, к его более рациональным, политически, экономически и социально обусловленным формам (корыстные убийства, грабежи, разбои, вымогательство, киднеппинг, терроризм, геноцид и т.д.), то предложенный вывод может показаться сомнительным.
Биологическая предрасположенность к насилию неразрешима в рамках традиционной отечественной криминологической теории как социологии преступности. Но, опираясь на мировые, региональные и национальные тенденции насилия, она может засвидетельствовать то, что, несмотря на свою распространенность в мире, насильственная преступность свойственна относительно небольшой и медленно меняющейся части человеческой популяции. Динамика преступного насилия несомненно коррелирует с социально-экономическими процессами (примером может служить насильственная преступность в кризисной России), но эти взаимосвязи заметно слабее, чем между корыстной (имущественной) преступностью и объективными условиями жизни.
Любопытные данные были получены в Четвертом обзоре ООН по сведениям 1990 г. при изучении взаимосвязей убийств с агрегированными показателями развития людских ресурсов, уровня доходов и уровня развития страны. (Табл. 10.)
Данные таблицы подтверждают высказанную в главе 2 мысль о том, что уровень убийств значительно выше в бедных и развивающихся странах, чем в более обеспеченных и развитых.
В 1986 г. ученые разных стран подписали в Севилье заявление о насилии, в котором они опровергают существующее мнение о том, что якобы люди унаследовали тенденцию к насилию от полудиких предков, что насильственное поведение генетически запрограммировано в человеческой природе, что в процессе эволюции происходил отбор индивидов с агрессивным поведением, что у людей ум ориентирован на насилие, что войны порождаются инстинктом. Они полагают, что биология не приговорила человечество к насилию и войнам и оно должно освободиться от биологического пессимизма. Данные выводы конструктивны. Но биокриминологические исследования не могут быть в этом деле лишними.
Таблица Взаимосвязь убийств с некоторыми агрегированными показателями

Агрегированные показатели Число дел Коэффициент убийств на 100 тыс. населения
Развитие людских ресурсов:    
низкий уровень 8 20,59
средний уровень 12 8,89
высокий уровень 30 4,58
Доходы:    
низкий уровень 7 11,79
средний уровень 22 10,78
высокий уровень 21 4,24
Развитие стран:    
развивающиеся 28 9,94
развитые 19 4,52
Примечание. В агрегированные показатели развития людских ресурсов включались уровень национального дохода, продолжительность жизни и уровень образования.
<< | >>
Источник: В. В. Лунеев. Преступность XX векамировые, региональные и российские тенденции. 2005

Еще по теме § 3. КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НАСИЛЬСТВЕННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ:

  1. § 3. КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ
  2. ГЛАВА 10 НАСИЛЬСТВЕННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ
  3. § 2. ПОНИМАНИЕ НАСИЛЬСТВЕННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ
  4. § 1. КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ СПЕЦИФИКА ПРЕСТУПНОСТИ В ВОЙСКАХ: ОБЪЕКТИВНЫЕ И СУБЪЕКТИВНЫЕ АСПЕКТЫ
  5. ГЛАВА 1 Смертоносное оружие: социальная сущность, уголовно-правовая и криминологическая характеристика
  6. § 2. КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НЕКОТОРЫХ КОРЫСТНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
  7. Статья 278. Насильственный захват власти или насильственное удержание власти Комментарий к статье 278
  8. § 2. Основные характеристики (показатели) преступности
  9. § 2. Основные характеристики (показатели) преступности
  10. 3. Качественные и количественные характеристики вооруженной преступности
  11. §5. Психологическая характеристика и анализ преступной деятельности
  12. 34.1. Криминалистическая характеристика легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем
  13. 2. Связь характеристик личности и оружия в генезисе достижения преступного результата
  14. 1. Развитие законодательства об уголовной ответственности несовершеннолетних и характеристика преступности несовершеннолетних