<<
>>

2.1.2. Ключевые способы упорядочения общественных систем

Упорядоченность тех или иных систем может рассматриваться как следствие определенной регуляции, которая непрерывно происходит в природе и обществе. Такая регуляция фактически бывает двоякого рода: стихийная и сознательная, и они существенно отличаются друг от друга.
Когда упорядочение осуществляется под воздействием самопроизвольных факторов, оно оказывается усредненным результатом столкновения, перекрещивания и переплетения всей совокупности различных - закономерных и случайных, гармоничных и противоборствующих, повторяющихся и однократных и т.д.
- сил, действующих помимо сознания и воли людей. Соответственно, здесь имеет место стихийная регуляция, где нет ярко выраженных взаимодействующих субъектов, которые бы посредством волеизъявления добивались поставленной цели с помощью адекватных средств. Применительно к государственно-правовым явлениям можно утверждать, что, в конечном счете, подобная регуляция преобладает, когда мы говорим не о конкретном преступлении или ином правонарушении, а, к примеру, о реальном состоянии, структуре и динамике преступности, миграции населения, смертности и рождаемости, росте государственного чиновничьего аппарата, его бюрократизации и криминализации, эффективности деятельности правоохранительных органов и многом другом. Благодаря подобной регуляции, которая отражается в виде статистики, не имея возможности управлять подобными процессами, мы лишь способны с той или иной степенью достоверности планировать (прогнозировать) их с тем, чтобы либо приспособить свою жизнь к неизбежности подобного рода вещей, либо стремиться косвенными, опосредованными путями добиваться изменения их динамики в желаемом направлении.
Когда же, наоборот, упорядочение так или иначе опосредовано человеческой волей, достигается при помощи целенаправленных операций, налицо сознательная регуляция, производимая соответствующим социальным субъектом (государством, его органом, должностным лицом, индивидом, политической партией, корпорацией и т.п.).
Сознательная регуляция, в свою очередь, тоже неоднородна, имеет разновидности, каждая из которых достаточно специфична.
Она выражается, прежде всего, в упорядочении тем или иным социальным субъектом собственного образа жизнедеятельности: человек, общность людей или их образование согласуют свое поведение с формами (требованиями и установками), существующими в данном обществе.
Здесь происходит целенаправленная саморегуляция, при которой ближайшим предметом регуляции является собственное поведение ее субъекта. К примеру, подобным образом депутаты Государственной Думы планируют на год и осуществляют свою законодательную деятельность; следователь определяет для себя план следственных действий по раскрытию преступления; учащийся осуществляет самоподготовку и т.п.
Но в человеческом обществе упорядочение тех или иных систем отмеченным выше не исчерпывается. Давно известно всем и каждому, что если каждый отдельный музыкант сам управляет собой, то оркестр нуждается в дирижере. Как раз для такого «дирижирования» существует другая разновидность сознательной регуляции – социально-функциональное управление. Оно предназначено для того, чтобы организовать слаженную жизнедеятельность всего «оркестра».
Отличительная особенность только что отмеченного явления заключается в том, что здесь:
? во-первых, четко размежеваны субъект и предмет (объект) регуляции;
? во-вторых, регулирующий субъект выполняет сугубо функциональные задачи, руководствуясь определенными интересами, детерминированными объектом (социумом и его структурными составляющими);
? в-третьих, им в этих целях обязательно совершается некоторая сумма внешних операций, предпринимаемых для воздействия в заданном направлении на остальные части данной системы.
Соответственно, эта разновидность сознательной регуляции выступает как специфическая деятельность, которую можно назвать социально-функциональным регулированием, отграничивая ее тем самым от стихийной регуляции, целенаправленной саморегуляции и всевозможных регулятивных операций технического характера. При этом следует особо заметить, что объективно функции субъекта (к примеру, государства) в конечном счете детерминированы (обусловлены) потребностями объекта (в данном случае того или иного конкретного национального сообщества).
Смысл указанной деятельности состоит, в первую очередь, в стабилизации упорядочиваемой системы, в сохранении ее жизнедеятельности, в ограждении от нежелательных воздействий временного, случайного или сугубо волевого порядка (волюнтаризма).
Но весьма значима и ее способность повлиять на развитие, динамику общественной системы. В зависимости от цели субъекта регуляции, характера выбранной им программы и некоторых иных факторов социально-функциональное регулирование может повлиять на ход событий в том или ином направлении, ускоряя или, наоборот, замедляя происходящие процессы. К примеру, государство вырабатывает свою экономическую, социальную, правовую политику, пытаясь стабилизировать и придать положительную динамику соответствующим сферам общественной жизни. Неадекватность государственной политики историческим потребностям конкретного национального сообщества ставит под угрозу его целостность, а, следовательно, и само существование социума, порождает в обществе напряженность, которая может приобретать свойства революционной ситуации. В подобном случае либо субъект сумеет самореорганизоваться, выработать и реализовать конструктивную политику по отношению к социуму в целом, его сегментам в частности, либо происходит революционным путем кардинальная насильственная его замена.
Следовательно, в принципе общественные системы подвластны всем существующим разновидностям упорядочения. Стихийная регуляция, целенаправленная саморегуляция и социально-функциональное регулирование влияют на такие системы одновременно, дополняя и корректируя друг друга. Их фактическое соотношение и интенсивность исторически меняются, определяются степенью организованности того или иного общества, уровнем сознательности его членов, характером той миссии, которая выполняется ими в естественноисторическом процессе. Это обстоятельство должно учитываться при изучении всех правовых и государственных явлений, а равно их роли и места в жизнедеятельности общества.
<< | >>
Источник: Ф.Ф. Фаткуллин. Теория государства и права. 2009

Еще по теме 2.1.2. Ключевые способы упорядочения общественных систем:

  1. 2.1. Упорядоченность как свойство общественных систем. Способы ее достижения
  2. 2.1.1. Упорядоченность как свойство общественных систем
  3. 2.2. Упорядоченность общественных систем и личность
  4. 2.1.3. Роль управления в упорядочении общественных систем
  5. 1. Понятие, общая характеристика и система преступлений против общественной безопасности и общественного порядка
  6. 2.4. Государственное воздействие на общественные отношения. Его цели и способы
  7. 19.2. Система способов обеспечения дисциплины и законности в управлении
  8. § 1.3. Место адвокатского права в системе общественных наук
  9. Сущность и система способов обеспе-чения законности и дисциплины в ГУ.
  10. § 1. Понятие и система способов обеспечения исполнения обязательств
  11. 16.3.1. Место и роль Общественной палаты РФ .в системе правоохранительных органов