<<
>>

10.1.2. Отличие нормы права от смежных явлений

Отличить норму права от иных социальных норм не представляет трудности. В отличие от последних, любая норма права устанавливается или санкционируется компетентными органами или лицами, окончательно признается только государством, обеспечена его защитой и носит четко определенный, документально закрепленный и обязательный характер.
Хотя нормы права всегда излагаются в законах и подзаконных правовых актах, тем не менее, словесное содержание последних не всегда состоит только из норм права.
В этих актах нередко бывают преамбулы и индивидуальные решения, которые, хотя и имеют важное значение, однако чаще всего не являются нормативными. Норма права образуется не из любых положений правотворческого органа, а только из тех, которые обладают строго определенными свойствами.
Та часть нормативно-правового акта, где излагаются нормы права, обычно делится на разделы, главы, параграфы, статьи, пункты и т.д. Но здесь тоже надо учесть, по крайней мере, два обстоятельства. Во-первых, в этой части нередко помещаются и индивидуальные правовые предписания разового характера, как, скажем, поручение Правительству в месячный срок утвердить персональный состав членов Федеральной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку, содержащееся в Указе Президента РФ от 4 ноября 1994 года «О мерах по государственному регулированию рынка ценных бумаг в Российской Федерации» (п.11). Во-вторых, даже тогда, когда содержащиеся в законодательных актах положения носят, несомненно, нормативный характер, зачастую нормы права и отдельные пункты статьи или параграфа таких актов не совпадают по объему и структуре: либо одна норма излагается частями в нескольких местах законодательного акта, либо объединяются вместе некоторые структурные части двух и более норм, как это, к примеру, сделано в статье 3 Конституции РФ 1993 года, где предусмотрено: «Захват власти или присвоение властных полномочий преследуется по федеральному закону» (п.
4).
Отмеченное выше обстоятельство, объясняемое, прежде всего, требованиями юридической техники правотворчества, еще раз подтверждает тезис о том, что нормативно-правовой массив не состоит из совершенно однородных по структуре предписаний и нельзя искать в каждом из таких предписаний целостную, структурированную норму права, своеобразное «право» в миниатюре. Оно, однако, никоим образом не говорит о том, что в современных условиях, когда усиливается специализация нормативно-правовых предписаний, общая конструкция правовой нормы теряет свои реальные очертания, превращается все больше в сугубо логическую категорию.
Та специализация среди элементов правовой материи, о которой часто говорится в последние годы, касается не самих правовых норм непосредственно, а правовых предписаний.
В связи с усложнением предмета и пределов общего правового регулирования, обогащением опыта регулятивного воздействия на общественные отношения и совершенствованием метода и техники такого воздействия происходит всевозрастающее разделение труда между различными подразделениями нормативно-правовых актов и содержащимися в них предписаниями, процессы их дифференциации, конкретизации и интеграции. Но от этого фактически не меняется ни организационная структура правовой нормы, ни суть и назначение ее отдельных элементов. Правовая норма применительно к тем отдельным жизненным отношениям, которые ею регулируются, продолжает выполнять свою прежнюю служебную роль в целостном виде.
Отличая целостную норму права от правовых предписаний, следует согласиться с тем, что последние представляют собой элементарно завершенные веления, сформулированные в тексте нормативного акта, единство государственно-властного веления и его внешнего словесно-документального выражения в таком тексте. Эти предписания могут быть как индивидуальными, разрешающими конкретный юридический вопрос применительно к определенным лицам, так и нормативными, выражающими общеобязательные правила и веления.
Нормативно-правовые предписания находятся в одной с правовой нормой сфере юридической реальности, ибо ими обозначается логически завершенное нормативное положение, прямо сформулированное в какой-то части (статье, параграфе и т.п.) нормативно-правового акта.
Тем не менее, нельзя отождествлять их с нормами права. Прежде всего, потому, что в отличие от норм, составляющих содержание права, нормативно-правовые предписания олицетворяют одновременно и содержание, и форму права. Кроме того, нормативно-правовые предписания могут быть композиционными (типичными, стандартными) и некомпозиционными (нетипичными, нестандартными). Если первые из них содержат в себе все необходимые элементы соответствующей нормы права, то для вторых это вовсе не характерно.
Сказанное относится, пожалуй, и к нормативным предписаниям, закрепляющим принципы действующего права.
Оставаясь исходными нормативно-руководящими началами (правилами), эти предписания при всей своей важности и специфичности регулируют те же определенные общественные отношения. Но это такие базовые отношения, которые в рамках данной социально-экономической формации существуют постоянно, функционируют непрерывно, аккумулируют наиболее характерные стороны жизнедеятельности общества в целом. Отсюда особенности как их внутреннего строения, так и регулирующих их нормативно-правовых предписаний. Однако это - особенности иного порядка, они не исключают возможности признания таких предписаний своеобразными правовыми нормами.
Нормативно-правовые предписания не заменяют и не вытесняют целостной структурированной нормы права. Являясь первичным элементом одновременно и содержания, и формы нашего права, они играют настолько специфическую роль, что нельзя их отождествлять с нормами права даже в тех случаях, когда в них содержатся все структурные элементы соответствующих норм права.
В последние десятилетия в инструментарий юридической науки введено понятие «правоположение», соприкасающееся с правовыми нормами. Содержание данного понятия еще не выкристаллизовалось. Имеются в виду попытки охватить им опытные положения, вырабатываемые в ходе правоприменительной практики. Эти положения, бесспорно, существуют, представляют собой относительно самостоятельные явления правореализационной практики, и тщательный их анализ полезен для юридической науки и практики.
Представляется, что речь идет строго об опытных положениях, вырабатываемых в ходе судебной, следовательской, арбитражной или иной правоприменительной практики.
Эти положения не могут рассматриваться как какое-то новое официальное веление общего и обязательного порядка, которое бы развивало или даже в известной степени дополняло возведенную в закон государственную волю. Они конкретизируют только то, что уже выражено в законах или других нормативно-правовых актах.
Ценность рассматриваемых положений состоит именно в том, что они аккумулируют, в концентрированном виде отражают выработанную на протяжении многих лет и оправдавшую себя практику реализации правовых норм. Оставаясь непременно в рамках нормативно-правовых предписаний, содержащихся в действующем законодательстве, они высвечивают способы развертывания этих предписаний в процессе их реализации и с данной точки зрения служат их практическими приложениями. Соответственно, обязательность таких опытных положений вытекает непосредственно из свойств применяемых норм права.
Существенное значение имеет и то, что в них содержатся указания на апробированный, «истинный» путь реализации правовых норм, которые они обслуживают. Подобно тому, как никому не дозволено не считаться с логическими правилами мышления, выработанными на протяжении всей истории человечества, как любой специалист в своей деятельности тысячами зримых и незримых нитей связан с многочисленными опытными положениями, нашедшими подтверждение в соответствующей сфере человеческой жизнедеятельности, правоприменитель не может относиться неуважительно к опытным положениям, существующим в сфере его функций.
Чтобы четче отразить существо того, что фактически подразумевается указанным понятием, в литературе предложено именовать его несколько иначе - не правоположениями, а правоприменительными положениями . Уже само такое название ориентирует на то, чтобы специфические свойства, черты и служебное назначение данного явления правовой реальности отыскивались в сфере правореализации. Становится более очевидным и другое - отличие правоприменительных положений от норм права не просто по «объему», а по всем основным параметрам.
Правоприменительные положения вырабатываются как при разрешении конкретных дел, так и при изучении, анализе, обобщении и осмыслении практики по тем или иным категориям дел.
Они объективируются в различных официальных документах, в том числе в решениях, определениях и постановлениях Конституционного Суда, Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда России, в приказах, инструкциях и письмах министерств, ведомств и иных структур исполнительной власти. В некоторых случаях в самом законе указывается на наличие подобных полномочий «разъяснения по вопросам судебной практики», как это сделано, например, применительно к Высшему Арбитражному Суду в статье 9 Закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации" .
Существенно отлична роль решений Конституционного Суда РФ о признании того или иного международного договора, внутреннего нормативного акта или их отдельных частей неконституционными. С момента вступления в силу такого постановления Конституционного Суда соответствующий международный договор (его часть) не может быть ратифицирован, а равно договор или нормативно-правовой акт не может быть официально опубликован и введен в действие, а будучи ратифицированным и введенным в действие, считается недействующим . Следовательно, эти решения Конституционного Суда РФ приравниваются к правотворческим документам, отменяющим или изменяющим полностью либо частично международный договор или внутренний нормативно-правовой акт.
Вопросы для самоконтроля
1) Что собой являет социальная норма?
2) В чем отличие нормативного веления от индивидуального?
3) Какие определения правовой нормы встречаются в литературе?
4) Каково рода общественные отношения регулирует любая норма права?
5) Что включает в себя содержание правовой нормы?
6) Что такое правовое предписание?
7) Каково рода бывают правовые предписания?
8) Как соотносятся норма права и нормативное правовое предписание?
9) Что собой являет композиционное нормативно-правовое предписание?
10) Что обозначается термином «правоприменительное положение»?
<< | >>
Источник: Ф.Ф. Фаткуллин. Теория государства и права. 2009

Еще по теме 10.1.2. Отличие нормы права от смежных явлений:

  1. 10.1. Понятие нормы права. Отличие правовой нормы от смежных явлений
  2. Тема 12. Понятие нормы права. Отличие правовой нормы от смежных явлений. Структура и виды норм права
  3. Отличия коммерческой концессии от смежных договоров
  4. Статья 10. Трудовое законодательство, иные акты, содержащие нормы трудового права, и нормы международного права
  5. Статья 10. Трудовое законодательство, иные акты, содержащие нормы трудового права, и нормы международного права
  6. Статья 10. Трудовое законодательство, иные акты, содержащие нормы трудового права, и нормы международного права
  7. 8. АП как отрасль права. Его соотношение со смежными от-раслями права.
  8. 19. Смежные права
  9. Глава 4. ПРАВА, СМЕЖНЫЕ С АВТОРСКИМИ
  10. § 7. Смежные права и их границы
  11. 26.2. Права, смежные с авторскими
  12. Глава 71. ПРАВА, СМЕЖНЫЕ С АВТОРСКИМИ
  13. Глава 71. ПРАВА, СМЕЖНЫЕ С АВТОРСКИМИ
  14. Глава 30. АВТОРСКОЕ ПРАВО И СМЕЖНЫЕ ПРАВА
  15. Глава 27. Авторское право и смежные права
  16. § 2. Права, смежные с авторскими
  17. 9. Норма права. Структура нормы права
  18. 116. Права, смежные с авторскими. Основные положения
  19. Статья 1314. Смежные права на совместное исполнение
  20. 32.3. Смежные права: понятие, субъекты, содержание, защита