<<
>>

§ 4. Особенности правового положения предприятий с иностранными инвестициями

Общие положения. Основным нормативным актом, регламентирующим правовое положение предприятий с иностранными инвестициями, является Закон об иностранных инвестициях в РСФСР от 4 июля 1991 г.

В соответствии с этим законом на территории Российской Федерации могут создаваться и действовать:

«предприятия с долевым участием иностранных инвестиций, а также их дочерние предприятия и филиалы;

предприятия, полностью принадлежащие иностранным инвесторам, а также их дочерние предприятия и филиалы;

филиалы иностранных юридических лиц»[1] (ст.

12).

Возникает вопрос о том, пользуются ли предприятия с иностранными инвестициями какими-либо льготами по сравнению с российскими коммерческими организациями, созданными без участия иностранного капитала. Этот вопрос имеет свою историю.

Подобные предприятия (первоначально в виде совместных) стали в широких масштабах создаваться в нашей стране после выхода Указа Президиума Верховного Совета СССР от 13 января 1987 г. «О вопросах, связанных с созданием на территории СССР и деятельности совместных предприятий, международных объединений и организаций с участием советских и иностранных организаций, фирм и органов управления».

В развитие данного Указа в тот же день были изданы два постановления Совета Министров СССР: № 48 «О порядке создания на территории СССР и деятельности совместных предприятий, международных объединений и организаций СССР и других стран – членов

Коммерческое право. Ч. II. Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. – СПб., С.-Петербургский университет, 1998. С. 401

СЭВ» и № 49 «О порядке создания на территории СССР и деятельности совместных предприятий с участием советских организаций и фирм капиталистических и развивающихся стран».

В указанный период народное хозяйство СССР базировалось на административно-плановой системе. В связи с этим совместные предприятия, которые начали появляться в конце 80-х гг., оказывались «островками» рынка в «океане» плановой экономики и испытывали объективную потребность в специфическом правовом регулировании с учетом особенностей их статуса.

Соответственно упомянутые постановления Правительства СССР (как и вышедшие за тем союзные нор-мативные акты) предусматривали целый ряд льгот для совместных предприятий (главным образом, в сфере налогообложения).

Однако в последующем по мере перевода экономики нашей страны на «рыночные рельсы» правовая система России была существенным образом реформирована и в настоящее время имеет четко выраженную рыночную направленность. При таких обстоятельствах вполне справедливо поставить всех предпринимателей (как отечественных, так и иностранных), работающих на российском рынке, в равные условия, обеспечив им тем самым одинаковые «стартовые» возможности.

Именно под знаком отмеченной тенденции развивается российское законодательство об иностранных инвестициях после начала 90-х гг.

В этом отношении весьма показательно, что Закон от 4 июля 1991 г., закрепляя систему гарантий охраны интересов иностранных инвесторов[2], распространяет на предприятия с иностранными инвестициями общий налоговый режим, действующий в Российской Федерации (ст. 28).

Кроме того, «набор» льгот, содержащийся в данном законе, сейчас выглядит значительно иначе, чем в 1991 г., когда закон был принят и введен в действие.

Так, в соответствии с Законом от 4 июля 1991 г. предприятия, полностью принадлежащие иностранным инвесторам, а также совместные предприятия с иностранной долей свыше 30 % уставного капитала вправе без лицензий экспортировать продукцию собственного производства и импортировать продукцию для собственных нужд (п. 2.1 ст. 25).

Коммерческое право. Ч. II. Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. – СПб., С.-Петербургский университет, 1998. С. 402

Однако Указом Президента Российской Федерации от 6 марта 1995 г. № 245 «Об основных принципах осуществления внешнеторговой деятельности в Российской Федерации» количественные ограничения экспорта и импорта были в принципе отменены (с тем, что они могут вводиться лишь в некоторых особых случаях). Аналогичная норма содержится и в Федеральном законе «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» (ст.

15).

Практически это означает, что все российские участники внешнеэкономической деятельности (а не только некоторые предприятия с иностранными инвестициями) могут, по общему правилу, осуществлять экспортно-импортные операции без лицензий[3].

Таким образом, приведенная выше норма закона от 4 июля 1991 г., первоначально относившаяся только к определенным предприятиям с иностранными инвестициями, со временем приобрела общий характер и тем самым перестала быть льготой.

Кроме того, согласно закону от 4 июля 1991 г. имущество, ввозимое в Россию в качестве вклада иностранных инвесторов в уставный капитал предприятий с иностранными инвестициями в пределах сроков, установленных учредительными документами для его формирования, а также имущество, предназначенное для собственного материального производства, освобождается от таможенной пошлины и не облагается налогом на импорт (ст. 24).

При оценке этой нормы следует иметь в виду, что в отличие от Гражданского кодекса, прямо признающего приоритет федеральных законов, регулирующих отношения с «иностранным элементом», над общими нормами гражданского законодательства (ч. 4 п. 1 ст. 2 ГК РФ), законы о налогах, а также Таможенный кодекс и закон «О таможенным тарифе» аналогичной оговорки не содержат. Отсюда следует, что нормы упомянутых законов преобладают над положениями Закона об иностранных инвестициях, относящихся к вопросам налогообложения и таможенных пошлин.

С учетом действующей редакции закона «О налоге на добавленную стоимость» и закона «О таможенном тарифе» (как и принятых в его

Коммерческое право. Ч. II. Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. – СПб., С.-Петербургский университет, 1998. С. 403

развитие постановлений Правительства РФ[4]) в настоящее время от уплаты ввозной таможенной пошлины и налога на добавленную стоимость освобождаются товары, ввозимые на таможенную территорию Российской Федерации в качестве вклада в уставный (складочный) капитал при условии, что товары:

1) не являются подакцизными;

2) относятся к основным производственным фондам;

3) ввозятся в сроки, установленные учредительными документами для формирования уставного (складочного) капитала.

Законом от 4 июля 1991 г. также предусматривалось, что валютная выручка предприятий, полностью принадлежащих иностранным инвесторам, и совместных предприятий с иностранной долей свыше 30 %, от экспорта собственной продукции остается полностью в их распоряжении (ч. 2 ст. 25). Выше, однако, уже отмечалось, что действующее законодательство освобождает от обязательной продажи части экспортной валютной выручки только филиалы иностранных юридических лиц. Поскольку созданные в России предприятия, полностью принадлежащие иностранным инвесторам, как и совместные предприятия, являются российскими юридическими лицами, на них эта льгота не распространяется.

Попутно отметим, что, если раньше правовой статус, например, совместного предприятия в известной мере зависел от размера иностранной доли в его уставном капитале, то сейчас этот фактор по существу утратил практическое значение.

Возникает вопрос, установлены ли российским законодательством какие-либо ограничения размера доли иностранного инвестора в уставном капитале совместного предприятия. Данный вопрос также имеет свою историю.

В соответствии с первоначальной редакцией п.5 постановления Совета Министров СССР от 13 января 1987 г. № 49 доля советской стороны в уставном фонде совместного предприятия должна была составлять не менее 51 %. В последующем (постановлением Совета Министров СССР от 2 декабря 1988 г. № 1405) было предусмотрено, что «доли советских и иностранных участников в уставном фонде совместного

Коммерческое право. Ч. II. Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. – СПб., С.-Петербургский университет, 1998. С. 404

предприятия определяются по договоренности между ними». Тем самым ограничение размера иностранной доли в совместном предприятии было снято.

Закон об иностранных инвестициях от 4 июля 1991 г. данного вопроса не касается и, следовательно, никаких ограничений в этом смысле не вводит. Таким образом, в принципе доля иностранного участника в уставном капитале совместного предприятия может быть любой и определяется соглашением между российскими и иностранными партнерами.

Вместе с тем в настоящее время из этого общего правила существуют два исключения. Одно из них касается страхования, а другое – авиационной деятельности.

В целях защиты российского страхового рынка установлено, что иностранные страховщики могут работать на российском рынке лишь в составе совместных предприятий, при этом совокупная иностранная доля в уставном капитале такого предприятия не должна превышать 49 % (см. п.5 постановления Верховного Совета РСФСР от 27 ноября 1992 г. «О введении в действие закона "О страховании"»).

Согласно Федеральному закону от 8 января 1998 г.№ 10-ФЗ «О государственном регулировании гражданской авиации» (ст. 12) «создание на территории Российской Федерации авиационной организации с участием иностранного капитала, осуществляющей деятельность по разработке, производству, испытаниям, ремонту и/или утилизации авиационной техники, допускается при условиях, если доля участия иностранного капитала составляет менее чем двадцать пять процентов уставного капитала авиационной организации и ее руководитель и входящие в органы управления такой организации лица являются гражданами Российской Федерации».

В силу Закона от 4 июля 1991 г. предприятия с иностранными инвестициями учреждаются в порядке и, соответственно, в организационно-правовых формах, предусмотренных действующим в России законодательством о коммерческих организациях и с учетом дополнений, установленных данным законом (ст. 13).

Поскольку общий порядок создания, а также структура и деятельность коммерческих организаций уже изучались в курсах гражданского и коммерческого права, в дальнейшем внимание будет сосредоточено на относящихся к этим вопросам особенностях, привносимых Законом от 4 июля 1991 г. и другими принятыми в его развитие правовыми нормами для предприятий, создаваемых в России нерезидентами или с их участием.

Коммерческое право. Ч. II. Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. – СПб., С.-Петербургский университет, 1998. С. 405

Специфика создания, деятельности и прекращения предприятий с иностранными инвестициями. Прежде всего, Закон от 4 июля 1991 г (ст. 15) предъявляет к содержанию учредительных документов таких предприятий ряд требований, отличных от соответствующих норм общегражданского законодательства.

Так, упомянутые документы должны определять «предмет и цели деятельности предприятия». Между тем согласно Гражданскому кодексу коммерческие организации (за некоторыми исключениями) «могут иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом» (ст. 49 ГК), иными словами, наделены общей правоспособностью[5]. Поэтому применительно к таким коммерческим организациям ГК не требует указывать в их учредительных документах предметы и цели их деятельности. Не содержат аналогичного предписания и федеральные законы об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью.

Однако в 1991 г., когда был принят и введен в действие Закон об иностранных инвестициях, все юридические лица, в том числе и предприятия, могли иметь только специальную правоспособность (см. ч. 1 ст. 26 ГК РСФСР 1964 г., п.2 ст. 21 Закона о предприятиях и предпринимательской деятельности от 25 декабря 1990 г.). Из этой же идеи исходил и Закон от 4 июля 1991 г. Поскольку, как неоднократно отмечалось, его правила превалируют над общими нормами гражданского законодательства (включая ГК), для предприятий с иностранными инвестициями принцип специальной правоспособности продолжает действовать и после вступления в силу Гражданского кодекса. Этим и объясняется необходимость обозначения в их учредительных документах предмета и целей их деятельности.

Упомянутые документы должны также указывать состав участников и размеры их долей в уставном капитале. Аналогичное требование ГК предъявляет к учредительным документам обществ с ограниченной ответственностью (п. 2 ст. 89)[6]. Применительно к уставам акционерных обществ такое требование отсутствует как в ГК, так и в законе об акционерных обществах. Отсюда явствует, что устав акционерного общества,

Коммерческое право. Ч. II. Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. – СПб., С.-Петербургский университет, 1998. С. 406

созданного российскими лицами без иностранного участия, может не перечислять акционеров, в то время как для предприятия с иностранными инвестициями в форме акционерного общества такой перечень обязателен.

Учредительные документы предприятий с иностранными инвестициями должны, далее, определять «размер и порядок формирования уставного фонда». При этом его минимальный размер Законом от 4 июля 1991 г. не регламентирован и потому должен определяться на основании соответствующих норм общего гражданского законодательства. Например, для акционерных обществ (в том числе и с иностранным участием) минимальный уставный капитал составляет сто – или тысячекратную сумму минимального размера оплаты труда на дату государственной регистрации общества в зависимости от того, является ли оно закрытым или открытым (ст. 26 Федерального закона «об акционерных обществах»). Сумма уставного капитала общества с ограниченной ответственностью (как чисто российского, так и с иностранными инвестициями) должна быть «не менее стократной величины минимального размера оплаты труда» на упомянутую дату (п. 1 ст. 14 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Вместе с тем Закон от 4 июля 1991 г. содержит некоторые специфические правила относительно порядка формирования уставного капитала предприятий с иностранными инвестициями. Так, согласно ГК «уставный капитал общества с ограниченной ответственностью должен быть на момент регистрации общества оплачен участниками не менее чем наполовину. Оставшаяся неоплаченной часть уставного капитала общества подлежит оплате его участниками в течение первого года деятельности общества» (п. 3 ст. 90)[7]. Аналогичное правило установлено законом об акционерных обществах (п. 1 ст. 34).

В отличие от этого Закон об иностранных инвестициях не требует пятидесятипроцентной предоплаты уставного капитала, как не лимитирует и предельного срока его формирования для предприятий с иностранным участием. В силу ст. 19 Закона «при отсутствии по истечении года после регистрации предприятия с иностранными инвестициями документального подтверждения факта внесения каждым из участников не менее 50 % указанных в учредительных документах вкладов в уставный фонд орган, зарегистрировавший данное предприятие, признает его несостоявшимся и принимает решение о его ликвидации».

Коммерческое право. Ч. II. Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. – СПб., С.-Петербургский университет, 1998. С. 407

Следовательно, для предприятия с иностранными инвестициями годичный период после государственной регистрации является максимальным сроком формирования половины уставного капитала.

Срок внесения второй его половины определяется соглашением участников и, если они условятся об этом, может выходить за пределы одного года.

Закон от 4 июля 1991 г., кроме того, требует, чтобы учредительные документы предприятий с иностранными инвестициями определяли «структуру, состав и компетенцию органов управления, порядок принятия решений», не формулируя вместе с тем каких-либо особых предписаний по этим вопросам.

Отсюда следует, что соответствующие положения Гражданского кодекса и законов об отдельных видах коммерческих организаций (например, закона «Об акционерных обществах») распространяются и на предприятия с иностранными инвестициями.

Согласно Закону от 4 июля 1991 г. учредительные документы предприятий с иностранными инвестициями должны содержать «перечень вопросов, требующих единогласия». В Гражданском кодексе соответствующее правило изложено по-другому: там речь идет «о вопросах, решения по которым принимаются единогласно или квалифицированным большинством голосов» (п. 1 ст. 89, п.3 ст. 98). Сходная формулировка содержится в Законе «Об акционерных обществах» (п. 3 ст. 11). Между тем Закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» императивным образом предписывает единогласное решение целого ряда вопросов (см., например, п.2 ст. 7, п.3 ст. 14, п.2 ст. 15, ст. 24, п.2 ст. 27, п. 8 ст. 37).

Сопоставление приведенных текстов позволяет сделать вывод, что для учредительных документов акционерных обществ, созданных российскими лицами без иностранного участия, допускается альтернатива в том смысле, что они могут содержать либо перечни вопросов, решаемых как единогласно, так и квалифицированным большинством голосов, либо только первый перечень и вовсе не предусматривать вопросов, требующих единогласного решения.

Между тем в учредительных документах акционерных обществ с иностранными инвестициями перечень единогласно решаемых вопросов должен присутствовать в обязательном порядке. Однако, не уточняется, каким должен быть этот перечень. Следовательно, его состав в принципе полностью передан на усмотрение учредителей, которые при всех обстоятельствах обязаны включить в него хотя бы один вопрос.

Коммерческое право. Ч. II. Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. – СПб., С.-Петербургский университет, 1998. С. 408

Что же касается обществ с ограниченной ответственностью, то приведенный выше законодательный перечень вопросов, требующих единогласия , в полной мере относится как к чисто российским обществам, так и к обществам с иностранными инвестициями. В последнем случае участники общества могут в учредительных документах расширить этот перечень, но сужать его они не вправе.

Определенная специфика характерна и для государственной регистрации предприятий с иностранными инвестициями. Она касается:

1) органов, осуществляющих такую регистрацию.

В настоящее время в Санкт-Петербурге регистрация коммерческих организаций (в том числе с иностранным участием) возложена на Регистрационную палату (см. п.3 Положения о Регистрационнной палате Санкт-Петербурга, утв. распоряжением мэра Санкт-Петербурга от 5 июля 1995 г. № 692-р).

Вместе с тем некоторые предприятия с иностранными инвестициями подлежат регистрации в Государственной регистрационной палате при Министерстве экономики Российской Федерации, созданной в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 6 июня 1994 г. № 655. Речь идет о предприятиях с иностранной долей в уставном капитале свыше 100 млн. руб., а также о предприятиях топливно-энергетического комплекса независимо от размера иностранного участия.

Государственная регистрационная палата также ведет государственный реестр предприятий с иностранными инвестициями, осуществляет аккредитацию представительств иностранных фирм и регистрацию российских инвестиций за рубежом;

2) набора документов, которые требуются для государственной регистрации. Для чисто-российских коммерческих организаций он регламентируется в настоящее время Положением о порядке государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности, утвержденным Указом Пречидента Российской Федерации от 8 июля 1994 r № 1482 (п. 1), а для предприятий с иностранными инвестициями – Законом от 4 июля 1991 г. (ст. 16);

3) срока проведения регистрации: для чисто-российских коммерческий организаций – 3 дня (п. 5 Положения), для предприятий с иностранным участием – 21 день;

4) срока действительности решений компетентных органов коммерческих организаций о внесении изменений в учредительные документы. Применительно к некоторым чисто-российским организациям (в частности, к акционерным обществам) этот срок вообще не регла-

Коммерческое право. Ч. II. Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. – СПб., С.-Петербургский университет, 1998. С. 409

ментирован[8]. Что же касается предприятий с иностранными инвестициями, то согласно Закону от 4 июля 1991 г. копия решения соответствующего органа такого предприятия должна быть представлена в регистрирующий орган не позднее чем через 30 дней после его принятия (ст. 16). Императивный характер этой нормы приводит к выводу, что упомянутый срок является преклюзивным и, следовательно, его пропуск влечет утрату решением юридической силы.

Реорганизация и ликвидация предприятий с иностранными инвестициями в принципе осуществляется по общим правилам гражданского законодательства и прежде всего ГК (ст. 57–64).

В то же время Закон от 4 июля 1991 г. (ч. 2 ст. 19) вводит специфическую норму для ситуации, когда кто-либо из учредителей предприятия с иностранными инвестициями не внес половины своего вклада в уставный капитал в течение одного года после государственной регистрации предприятия. При таких обстоятельствах предприятие ликвидируется по решению органа, который его зарегистрировал.

По замыслу законодателя угроза ликвидации предприятия в административном, т.е. упрощенном порядке должна стимулировать учредителей к своевременному формированию уставного капитала и началу коммерческой деятельности предприятия.

Вместе с тем регистрирующим органам следует с достаточной осторожностью пользоваться таким правом. Принятие данным органом подобного решения вполне оправдано в случаях, когда между учредителями предприятия нет спора. При его наличии регистрирующий орган своим решением о ликвидации предприятия разрешил бы спор между участниками предприятия о нарушении учредительного договора. Между тем разрешение споров относится к компетенции юрисдикционных, а не регистрирующих органов.

Вот почему в таких случаях регистрирующему органу следует рекомендовать учредителям обращаться для разрешения спора в арбитражный или третейский суд.

Коммерческое право. Ч. II. Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. – СПб., С.-Петербургский университет, 1998. С. 410

[1] Как известно, иностранные фирмы создают на российской территории не только филиалы, но и представительства, которые, однако, в законе от 4 июля 1991 г не упомянуты Причина такого умолчания заключается, по-видимому, в следующем. Закон определяет порядок создания и деятельности коммерческих организаций с иностранным элементом (а также их структурных подразделений), осуществляющих предпринимательскую деятельность. Филиал удовлетворяет этим признакам, поскольку он в силу закона (п. 2 ст. 55 ГК) выполняет (полностью или частично) все, в том числе коммерческие функции юридического лица, частью которого он является. Между тем задачи представительства исчерпываются представлением и защитой интересов юридического лица (п. 1 ст. 55 ГК).

Никаких производственных (или иных коммерческих) функций предста-вительство осуществлять не может. Оно поэтому и не подпадает под понятие пред-приятия с иностранными инвестициями в смысле Закона от 4 июля 1991 г.

[2] Закон, например, устанавливает запрет на национализацию, реквизицию или конфискацию иностранных инвестиций, кроме как в исключительных случаях, предусмотренных законодательными актами, когда эти меры принимаются в общественных интересах. При этом при национализации или реквизиции иностранному инвестору выплачивается быстрая, адекватная и эффективная компенсация, а решения органов государственного управления об изъятии иностранных инвестиций могут быть обжалованы в судебном порядке.

Иностранным инвесторам, далее, гарантируется беспрепятственный перевод за границу платежей в связи с осуществляемыми ими инвестициями (ст. 7–10).

[3] Система лицензий в настоящее время сохранена лишь применительно к внешней торговле отдельными видами продукции (см., напр.: Положение о порядке осуществления в Российской Федерации контроля внешнеторговой деятельности в отношении продукции военного назначения, утв. Указом Президента Российской Федерации от 20 августа 1997 г. № 907).

[4] Постановление Правительства Российской Федерации от 23 июля 1996 г. № 883 «О мерах по уплате ввозной таможенной пошлины и налога на добавленную стоимость в отношении товаров, ввозимых иностранными инвесторами в качестве вклада в уставный (складочный) капитал предприятий с иностранными инвестициями».

[5] См. п.18 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

[6] См. также ст. 12 Закона об обществах с ограниченной ответственностью.

[7] См. также ст. 16 Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».

[8] Более строгие правила содержатся в Законе «Об обществах с ограниченной ответственностью». Так, например, предусмотрено, что в случае увеличения уставного капитала общества за счет дополнительных вкладов его участников и вкладов третьих лиц, принимаемых в общество, документы для государственной регистрации соответствующих изменений в учредительных документах общества должны быть представлены регистрирующему органу в течение месяца со дня принятия решения об утверждении итогов внесения дополнительных вкладов участниками общества и о внесении соответствующих изменений в его учредительные документы. В случае пропуска этого срока «увеличение уставного капитала общества признается несостоявшимся» (п. 1 ст. 19).

<< | >>
Источник: А.Ю. Бушев, О.А. Городов, Н.Л. Вещунова и др.. Коммерческое право. Том 2. 1998

Еще по теме § 4. Особенности правового положения предприятий с иностранными инвестициями:

  1. Статья 116. Предприятие с иностранными инвестициями
  2. Глава 19. Правовое регулирование иностранных инвестиций
  3. 6.5. Правовое регулирование иностранных инвестиций
  4. Статья 394. Правовой режим иностранных инвестиций
  5. § 1. Система правового регулирования иностранных инвестиций в МЧП
  6. ГЛАВА 3. Метод прямого внутринационального регулирования. Национальное законодательство об иностранных инвестициях и двусторонние соглашения о поощрении и взаимной защите иностранных капиталовложений
  7. Статья 396. Деятельность субъектов хозяйствования с иностранными инвестициями в Украине
  8. Глава ИНОСТРАННЫЕ ИНВЕСТИЦИИ
  9. Информационное сообщение о внесении иностранной инвестиции
  10. Статья 393. Оценка иностранных инвестиций
  11. Статья 395. Государственная регистрация иностранных инвестиций
  12. Статья 391. Виды иностранных инвестиций
  13. 6.4. Понятие, содержание и формы иностранных инвестиций
  14. 6.6. Гарантии защиты и страхование иностранных инвестиций
  15. Статья 400. Законодательство об иностранных инвестициях
  16. Статья 398. Гарантии перевода и использования доходов от иностранных инвестиций
  17. Статья 397. Гарантии осуществления иностранных инвестиций