<<
>>

§ 5. Важнейшие особенности регулирования права собственности

Регулирование права собственности претерпевает в процессе своей эволюции ряд принципиальных изменений. Традиционное признание исключительных правомочий владения, пользования и распоряжения имуществом отвечает общим целям и задачам эксплуатации и защиты частной собственности.

Вместе с тем на современной стадии государственно-монополистического капитализма правовой режим собственности значительно изменяется. Этот процесс, объективно вызванный развитием общественного производства и потребностями экономики, протекает в нескольких направлениях.

1. Существенно изменяются приоритеты государства в регулировании отдельных форм собственности. С развитием экономических отношений хозяйственное значение индивидуальной собственности все более отступает на задний план. Преобладающими и решающими в области предпринимательства и регулирования оказываются коллективные формы собственности. Объединение капиталов происходит путем их инвестирования в коллективную частную соб-

213

ственность товариществ или обществ (компаний, корпораций) как основных участников гражданского оборота. Еще более развитой формой становится коллективная публичная собственность, принадлежащая государству, его административно-территориальным образованиям и государственным хозяйственным организациям (публичным учреждениям или корпорациям и пр.). Соответственно основное внимание в регламентировании уделяется субъектам частной и государственной собственности, формирующейся в результате создания экономически мощных объединений, монополий, с одной стороны, и невиданно возрастающей хозяйственной деятельности самого государства — с другой. Принадлежащая им собственность и составляет основной предмет регулирования в нормативных актах.

Концентрация и централизация капитала ведет к возникновению мощнейших хозяйственных объединений, перерастающих в монополии. В сфере юридического регулирования их деятельности возникает и становится все более обширным специальное законодательство, посвященное акционерным обществам и другим частнокапиталистическим объединениям, уделяющее, в частности, особое внимание их корпоративному имуществу.

Вместе с тем перерастание монополистического капитализма в государственно-монополистический сопровождается небывалым расширением форм и масштабов непосредственного участия государства в экономике в качестве субъекта хозяйствования, одного из крупнейших собственников. Государственное предпринимательство вызывает к жизни законодательство по созданию и использованию фонда государственного имущества, в частности, на договорных началах.

В результате центр тяжести в регулировании отношений собственности все более переносится на смежные правовые институты и нормы обязательственного права, юридически опосредствующие отношения по эксплуатации имущественных объектов. В рамках этих институтов и норм — акционерного права, финансового права, промышленной собственности, выполнения подрядных работ по заказам государства и пр.— определяются условия формирования, управления и использования различных видов имущества.

2. Происходит существенное расширение круга объектов права собственности: наряду с вещными объектами этого права, составляющими первоначально основную имущественную ценность, получает охрану большое количество невещественных («некорпораль-ных») объектов. Законодатель и доктрина стремятся утвердить новое, «расширенное» понятие объектов права собственности, распространяя его, в частности, на «бестелесное имущество».

К таким объектам, не обладающим явным вещным характером, относят в первую очередь объекты, получившие, как было отмечено в § 2, наименование промышленной, финансовой и коммерческой собственности и играющие огромную и все возрастающую роль в функционировании всей системы хозяйства. В том, чтобы хозяйственные операции с этими объектами приобрели характер отно-

214

шений собственности, заинтересованы прежде всего общества и компании, широко использующие эти объекты в своей деятельности. В противном случае эти правоотношения оставались бы преимущественно обязательственными и лишились бы той правовой защиты, которой пользуются объекты собственности.

В целом основное внимание законодателя в регулировании отношений собственности все более переходит на движимые объекты, представленные как товарными продуктами производства, так и указанными объектами промышленной, финансовой и коммерческой собственности.

Именно они составляют ныне основную имущественную ценность в хозяйственном обороте, тогда как ранее такое значение придавалось недвижимости, прежде всего земельной собственности, которую и имел в виду в первую очередь законодатель, регламентируя собственность.

3. Важной чертой современной регламентации отношений собственности, получающей все большее развитие, выступает дифференциация регулирования применительно к различным объектам и субъектам права. В результате такого процесса специализации юридического регулирования собственности — в соответствии со спецификой природы, функций и назначения имущества, а также различий в положении собственников — возникают все более самостоятельные и имеющие все меньше общих признаков формы (варианты) права собственности.

Эта тенденция правового регулирования во многом связана с тем, что отношения собственности регулируются не только нормами самого института собственности, но все более широко также нормами целого ряда смежных институтов гражданского и административного права. Особенно значительна здесь роль норм законодательства о торговых товариществах, в первую очередь акционерного законодательства; законодательства об использовании естественных ресурсов — земельного, горного, водного, лесного и пр.; финансового законодательства, в первую очередь законодательства о ценных бумагах; атомного законодательства; законодательства об объектах промышленной собственности.

Нормы таких законодательных актов рассчитаны на тот или иной круг собственников, ими предусматривается право последних на обладание рядом специфических — по своей природе и/или назначению — имущественных объектов (естественных ресурсов, ценных бумаг, атомного сырья и пр.), а также особый режим их приобретения, эксплуатации, отчуждения, защиты и пр., отличный от общего порядка. Этими правовыми институтами не регламентируется сама динамика имущественных отношений между участниками хозяйственного оборота по передаче и применению имущественных объектов, как это делается нормами обязательственного права. Ими определяются общие организационно-хозяйственные предпосылки обладания соответствующими объектами собственности, а также специальные условия их хозяйственного обращения. Это существенно расширяет нормативную базу регулирования отношений собствен-

215

ности, а главное — устанавливает множество правовых режимов отношений собственности, неодинаковых по правилам приобретения, владения и использования различных имущественных объектов.

Вместе с тем происходит и дифференциация прав собственности в зависимости от субъектов права. В рамках так называемой публичной собственности выделяются национальная, или государственная, региональная (муниципальная, коммунальная и других административно-территориальных единиц), церковная и другие виды, а в рамках частной собственности — коллективная (акционерная, кооперативная и пр.), семейная, индивидуальная или собственность отдельных физических лиц и т. д.

В результате такой дифференциации регулирования по объектам и субъектам права возникают различные юридические режимы собственности. В значительной степени или почти полностью они не совпадают между собой по конкретному кругу и содержанию собственнических правомочий и все более отдаляются от правил «классического» общецивилистического прототипа.

Важнейшим направлением перестройки законодательства и доктрины становится, таким образом, дезинтеграция права собственности — распад на отдельные функционирующие правомочия, распространяемые на неодинаковые объекты и субъекты права. В доктрине все шире и настойчивее проводится идея об исчезновении единого понятия права собственности, его трансформации, расщепления некогда единого субъективного права собственности на отдельные «права собственности», характеризующиеся «своим» комплексом собственнических правомочий, характерных для тех или иных объектов. В соответствии с такой концепцией изменяется сама традиционная конструкция права собственности в гражданско-пра-вовой доктрине.

4. Претерпевает значительные изменения сущность права собственности как права абсолютного, противостоящего «любому и каждому». В правовой режим собственности вводятся значительные и все расширяющиеся по своему объему административно-правовые ограничения правомочий собственника в пользу других собственников и государства. По существу, они лишают это субъективное право его абсолютного характера.

В период промышленного капитализма право собственности рассматривалось в принципе как юридическая возможность полного и всестороннего господства над вещью, свободное и неограниченное право собственника эксплуатировать имущество на монопольных началах по своему усмотрению. Возможные изъятия допускались лишь как исключение на основании специальных актов государства. Это нашло свое отражение в ст. 544 ФГК, устанавливающей, что «собственность есть право пользоваться и распоряжаться вещами наиболее абсолютным способом, с тем чтобы пользование не являлось таким, которое запрещено законами или регламентами».

В период монополистического капитализма идея «свободной» и «неприкосновенной» частной собственности не отвечает интересам

216

господствующего класса. В исключительные правомочия вводятся существенные ограничения. Само право собственности трактуется уже в смысле предоставления лицу возможности поступать с вещью, как ему угодно, но лишь в меру непротиворечия его действий, с одной стороны, публичным интересам, то есть интересам всего общества и государства, а с другой стороны — частным интересам других собственников. Принцип ограничений обосновывается новыми социальными функциями собственности и необходимостью установления такого режима пользования собственниками своими правомочиями, который не нарушал бы указанные «публичные» и «частные» интересы.

Используемые многочисленные юридические ограничения правомочий собственника носят косвенный или прямой характер.

Косвенные ограничения проявляются, во-первых, в актах запретительного и ограничительного регулирования гражданских сделок по эксплуатации имущества. Это касается как отдельных направлений предпринимательства, так и совершения некоторых операций — в виде запретов на производство сверх установленных квот, проведения экспортно-импортных операций в рамках их контингентирования и лицензирования и т. д., и т. п. Во-вторых, во введении специального антимонопольного законодательства и законодательства по борьбе с недобросовестной конкуренцией, запрещающего определенные способы и методы предпринимательства, связанные с использованием собственниками своего имущества.

Прямые ограничения правомочий собственника по владению и использованию проявляются, во-первых, в закреплении законом прав государства на принудительное отчуждение имущества (см. § 6) и, во-вторых, в установлении принудительного режима эксплуатации имущества со стороны государства или других собственников в форме государственно-правовых и частно-правовых сервитутов (см. § 8).

Введение указанных ограничений обусловливается в конечном счете особенностями развития современного капиталистического производства и экономики, усилением хозяйственно-регулирующих функций государства как «комитета» по управлению «общими делами всего класса буржуазии»6, а также осуществлением им в широких масштабах, особенно начиная с 50-х годов, собственного предпринимательства.

Установление правил об отчуждении имущества и публично-правовых сервитутах вызвано интенсивным осуществлением государством функций самостоятельного субъекта хозяйствования, участием в различных видах производственно-коммерческой деятельности.

Всеобщее признание и широкое применение получает национализация имущества частных собственников, прежде всего их земельной собственности. Такая мера, известная «классическому» законодательству как исключительная, становится в современных

Энгельс Ф. Анти-Дюринг // Маркс К., Энгельс Ф. Соч.— Т. 20.— С. 426. 217

условиях универсальной и детализируется в обширном законодательстве. На такой нормативной основе центральными и местными органами управления изымаются в собственность государства земля для строительства, а также отдельные предприятия и виды производства.

Широко распространена практика введения многочисленных публичных сервитутов в общественных интересах — национальных и местных, которая основывается на нормах административного законодательства («административные сервитута») по обеспечению национальной безопасности, здравоохранения, судоходства, строительства и эксплуатации объектов инфраструктуры, градостроительства и благоустройства населенных пунктов, охраны окружающей среды и т. д. В интересах юридических лиц публичного права — государственных органов и государственных хозяйственных организаций — устанавливается принудительное использование частной собственности для прокладки дорог, возведения линий электропередачи и связи, газо- и нефтепроводов, строительства общественных зданий и сооружений, транспортного сообщения с ними и т. д. С другой стороны, исключается свободная эксплуатация собственниками земли и иных видов имущества, наносящая ущерб «публичным» интересам, причем осуществление ими строительных и многих других работ ставится в зависимость от получения специальных административных разрешений.

Важные ограничения права собственности связаны также с действием частно-правовых сервитутов. Причиной их широкого применения является возрастающая необходимость обеспечения «нормального» совместного функционирования предприятий в условиях небывалого расширения их деятельности и крайнего обострения конкуренции. Ограничение эксплуатации земли и других объектов, находящихся в непосредственной близости друг от друга, становится необходимым в интересах функционирования предприятий и упрочения системы хозяйства в целом.

Исходя из провозглашаемого принципа о недопущении нарушения прав и интересов других собственников, государство вводит в использование имущества нормативные ограничения, вытекающие из так называемого права соседства. Юридически это осуществляется на основе введения частно-правовых сервитутов.

Концепция ограничения прав собственника в интересах третьих лиц получила весьма полное закрепление уже в ГГУ. В § 903, устанавливающем, что «собственник вещи властен... распоряжаться вещью по своему усмотрению и устранять других от всякого на нее воздействия», определяется вместе с тем, что это возможно, «насколько тому не препятствуют закон или права третьих лиц». Ныне для обоснования ограничений чаще всего используется доктрина о том, что собственник, как и другие носители прав, не должен злоупотреблять своим правом, нарушая чужие законные интересы. При этом нередко делаются ссылки на специальные положения о злоупотреблении правами, содержащиеся в некоторых

218

гражданских кодексах, как, например, в § 226 ГГУ и ст. 2 ШГК.

Особое значение частно-правовые сервитуты имеют для деятельности предприятий, в интересах которых прежде всего и устанавливаются такие нормы. Исключается по закону использование собственником своих прав на участок, способное затруднить или помешать деятельности расположенных вблизи предприятий: ему запрещается принятие мер против вредного воздействия на его участок соседних предприятий. Например, согласно § 906 ГГУ, собственник не может воспрепятствовать проникновению на его участок газа, пара, запаха, дыма, копоти, тепла, шума, сотрясения и других подобных воздействий с другого участка, если это не стесняет или незначительно стесняет его в пользовании своим участком или обусловливается обычной по местным условиям и по положению другого участка его эксплуатацией. Еще большие ограничения земельной собственности предусматриваются в § 691 ШГК: «Каждый собственник недвижимости обязан дозволить прокладку водопроводов, труб для осушения, газовых и тому подобных, равно как электрических, воздушных или подземных проводов... поскольку прокладка без использования его участка не может быть произведена совсем или лишь с чрезмерными затратами».

Важное направление в ограничении прав собственности составляет также сужение пространственной сферы действия правомочий земельного собственника. В XIX — начале XX века господствующей была концепция, находящая и поныне свое отражение в ст. 552 ФГК, о том, что «собственность на земельный участок включает в себя и собственность на все, что находится над ним, и на все, что находится под ним». В период империализма окончательно утверждается концепция ограничения частной собственности в пространстве, в соответствии с которой недра земли и воздушное пространство изымаются из сферы действия прав поземельных собственников.

Например, во Франции горное законодательство начиная с закона от 21 апреля 1910 г. признает государственной собственностью недра земли, а закон от 31 мая 1924 г., регулирующий использование авиации, превратил в публичную собственность воздушное пространство. В ФРГ, согласно § 905 ГГУ, собственники лишаются права воспрепятствовать деятельности третьих лиц на такой высоте и глубине, где кончается их реальный интерес. В Англии по ст. 40 закона о гражданской авиации допускаются полеты над любой собственностью на разумной с учетом обстоятельств высоте и т. д.

Эксплуатация недр и воздушного бассейна подчиняется режиму публичного, в первую очередь административного, права. В большинстве стран устанавливается концессионный режим разведки и добычи ископаемых, основанный на предоставлении государством специального разрешения. Во многих государствах месторождения некоторых полезных ископаемых, в частности сырья для атомной промышленности, юридически объявляются государственной собственностью.

219

Ограничения правомочий собственника становятся, таким образом, неотъемлемой частью всего правового регулирования собственности. Вмешательство государства в эту сферу, осуществляемое преимущественно в интересах предпринимательства крупных предприятий либо самого государства, которым приносятся в жертву интересы мелких и средних собственников, преподносится как проявление заботы об охране и дальнейшем развитии «хозяйственного публичного порядка». Правовой основой мер по ограничению «свободной» частной собственности служат не только общие положения гражданского законодательства, но и специальные административные акты военного, земельного, горного, водного и иных видов законодательства.

§ б. Основания приобретения права собственности

1. Право собственности возникает, как и любое другое гражданское правоотношение, на основании норм права и при наличии определенных юридических фактов — оснований (или способов) приобретения этого права. Их регулирование в буржуазном праве отражает стремление облегчить всем частным собственникам доказывание и защиту своего права в хозяйственном обороте, обеспечить особые интересы поземельных собственников в случае длительного фактического обладания ею или происходящих естественных изменений с землей и, наконец, гарантировать экономические интересы собственников при национализации имущества.

Определению и регулированию подвергается широкий круг юридических оснований приобретения права собственности, подразделяемых доктриной и судебной практикой на первоначальные и производные способы в соответствии с выработанными ими критериями такой классификации. В основу разграничения положен критерий правопреемства, тогда как критерий воли во внимание не принимается: если приобретение права собственности происходит не в порядке правопреемства, налицо первоначальное приобретение, а если в порядке правопреемства — приобретение производное.

Под первоначальными имеют в виду такие способы, при которых право собственности возникает впервые, поскольку объект не находился ранее в чьей-либо собственности, или же возникает самостоятельно, независимо от права и воли предшествующего собственника, которая не принимается во внимание. Поэтому порядок приобретения определяется только законом, но не соглашением сторон или же односторонними волевыми действиями прежнего собственника.

К таким юридическим способам относятся производство вещи, переработка или спецификация вещей, приобретение плодов собственниками или добросовестными владельцами вещи, приращение (соединение или смешение) вещей, присвоение бесхозных вещей, приобретательная давность владения (которую в литературе иногда причисляют к производным способам). Практическая значимость

220

этих способов в хозяйственном обороте неодинакова, но правила регулирования каждого из них в национальных системах права очень близки по содержанию, хотя в ряде случаев и различаются.

Под производными имеются в виду такие способы, при которых право собственности приобретателя возникает в силу его перехода от предшествующего собственника, то есть в порядке правопреемства. Этот переход права происходит в большинстве случаев по воле прежнего собственника, но в некоторых случаях — и вопреки его воле.

Производными способами приобретения собственности по воле правопредшественника, прямо им выраженной или предполагаемой, являются договор и односторонние сделки. К способам приобретения собственности, осуществляемым вопреки воле правопредшественника, относятся национализация, конфискация и реквизиция. Эти последние способы, а также присвоение бесхозного имущества признаются только за государством.

Классификация способов приобретения права собственности на первоначальные и производные имеет важный юридический и экономический смысл. Юридическое ее значение состоит в том, что при первоначальных способах, когда право собственности приобретателя не основывается на праве другого субъекта — правопредшественника, оно возникает в полном объеме. При производных же способах действует общий принцип, согласно которому право собственности, будучи производным от права, принадлежавшего правопредшествен-нику, переходит к лицу в том объеме, который имелся у прежнего собственника. В частности, ввиду возникающего правопреемства оно переходит со всеми вещными обременеииями. Исключения из этого правила специально устанавливаются законом. Это относится, например, к лицу, добросовестно приобретающему вещь от неправомочного лица.

Юридическая классификация способов приобретения права собственности имеет и иные последствия. В частности, отнесение доктриной и практикой национализации к производным способам используется для обоснования требований к государству собственников национализируемых объектов о «справедливой» имущественной компенсации.

2. Из первоначальных да и всех вообще правовых способов приобретения права собственности решающее значение имеет материальное производство — создание новых вещей на основе использования материалов, принадлежащих самому производителю или другим лицам. Возникновение права собственности на изготовленную вещь, произведенную собственником материалов в дозволенных законом формах, считается столь очевидным и к тому же менее других оспариваемым на практике случаем, что не подвергается специальному юридическому нормированию.

Среди первоначальных способов специально регулируется законодательством возникновение права собственности на вещь, произ-; веденную в результате переработки (спецификации) чужих мате-

221

риалов, когда перерабатывающий совершает соответствующие действия без согласования с собственником материала. Вопрос о праве собственности в этом случае решается во всех системах права на основе соизмерения стоимости материала и работы. Собственником вещи признается изготовитель, если стоимость его работы превышает стоимость материалов, принадлежащих другому лицу, но он обязан возместить последнему стоимость материалов. В остальных случаях собственником переработанных материалов считается собственник этих материалов, обязанный, однако, оплатить произведенную работу (ст. 570—571 ФГК; § 950 ГГУ; ст. 726 ШГК; англоамериканская практика).

Под приобретением плодов имеется в виду право собственника плодоприносящей вещи на ее «плоды» (ст. 547—550 ФГК;

§ 99, 987—993 ГГУ; ст. 642 ШГК), к которым относят производимые вещью естественные продукты, например приплод скота, урожай сельскохозяйственных культур и пр., либо приносимые вещью в результате ее использования юридические плоды — доходы, как, например, арендная плата и пр.

Согласно общему принципу, воспринятому из римского права (superficies solo cedit) и действующему во всех изучаемых системах права, результаты постройки, насаждения и других работ, произведенных на участке собственника и неразрывно связанных с ним, считаются «соединенными» с землей, то есть принадлежащими земельному собственнику впредь до доказательства противного (ст. 553—555 ФГК; § 946 ГГУ; англо-американская судебная практика). В праве ФРГ уточняется, что собственнику земельного участка присваивается право собственности на движимую вещь, ставшую «существенной частью» недвижимости, то есть прочно соединенную с ней.

Наиболее частым случаем соединения движимости с недвижимостью является возведение строения или сооружения собственником участка из чужих материалов либо возведение строения или сооружения на чужом участке собственником материала, что чаще всего бывает в процессе осуществления подрядных строительных работ. Строение рассматривается тогда как часть земельного участка и поступает в собственность его владельца.

При соединении движимых вещей собственником становится лицо, являющееся собственником главной из соединившихся частей (ст. 566—569 ФГК; § 997 ГГУ; п. 2 ст. 727 ШГК). Особым случаем соединения является смешение вещей, при котором они не могут быть индивидуализированы и выделены, как, например, при соединении нефти или зерна разных собственников. Если ни один из смешиваемых объектов не является главным, то их собственники признаются собственниками возникшей вещи (ст. 573 ФГК; § 948 ГГУ; п. 1 ст. 727 ШГК; англо-американская судебная практика).

Присвоением бесхозных вещей считается завладение вещами, не имевшими собственника (res nullius) либо добровольно оставленными собственником с намерением отказаться от права соб-

222

ственности (res derehctae). Частные лица, как это признается § 958 ГГУ и судебной практикой Франции, могут стать субъектами присвоения только движимых вещей. Государство признается субъектом присвоения в отношении не только движимых, но и недвижимых вещей, в частности земли.

Юридическим основанием признания собственности на бесхозные вещи считается завладение ими. К основным случаям такого завладения относятся добыча полезных ископаемых, рыболовство и охота, сбор дикорастущих растений и т. д. Но способы присвоения ограничиваются специальным законодательством — горным, сельским, лесным, водным, об охране окружающей среды и пр.

Со способом приобретения права собственности на бесхозные вещи сближаются способы присвоения движимой вещи, вышедшей из владения собственника, остающегося неизвестным в момент ее обнаружения другим лицом, то есть присвоение спрятанной вещи (клада) или оставленной вещи (находки). Поскольку предполагается возможность обнаружения собственника, право собственности признается лишь по истечении определенного времени и при совершении определенных действий, например публичного оповещения в праве ФРГ и т. д.

В силу положений о приобретательной давности основанием возникновения права собственности считается факт продолжительного владения имуществом, отвечающий предусмотренным в законе условиям (ст. 2229, 2262—2265 ФГК; § 937 ГГУ; англо-американ-* екая судебная практика).

Неодинаково решается вопрос об объектах (движимых или недвижимых), которые могут быть приобретены в собственность в силу приобретательной давности, а также необходимых для этого сроков владения.

По французскому законодательству (ст. 2262—2265 ФГК) приобретение по давности применяется только к недвижимости. Срок приобретательной давности установлен в 30 лет с начала владения, по истечении которого владелец, даже недобросовестный, не обязан указывать основания приобретения имущества и становится собственником (ст. 2262). Если же владение опирается на основание — юридический акт о переносе права собственности — и было установлено добросовестно, действуют, по ст. 2265, укороченные сроки приобретательной давности в 10 и 20 лет, в зависимости от места проживания действительного собственника в отношении объекта — в том же округе или ином. Добросовестность владельца предполагается, и лицо, ссылающееся на недобросовестность, должно это доказать (ст. 2268).

К движимому имуществу приобретательная давность применяется лишь в одном случае — когда лицо добросовестно владеет вещью, приобретенной от лица, не управомоченного на ее отчуждение, то есть когда вещь была украдена у собственника или потеряна им. Добросовестный владелец вещи становится в соответствии со ст. 2279 ФГК ее собственником после истечения трехлетней дав-

223

ности — срока, предоставленного собственнику для предъявления иска о возврате вещи.

В ФРГ и Швейцарии движимое имущество служит единственным объектом права собственности, приобретаемого по давности владения. Необходимая давность владения установлена в десять лет, по истечении которых добросовестный владелец признается собственником (§ 937 ГГУ; ст. 728 ШГК). Добросовестным суды считают лицо, которое, не проявляя грубой небрежности, рассматривало себя в течение этого срока владения в качестве собственника.

В силу системы поземельной записи приобретение по давности права собственности на недвижимость исключено: собственником недвижимости признается в данный момент тот, кто занесен в поземельную книгу. Вместе с тем признается так называемая «книжная давность»: запись лица в поземельную книгу, осуществляющего владение в качестве собственника в течение 30 лет, уже не может быть оспорена, если, разумеется, не была аннулирована в этот период. Это право признается даже в том случае, если внесенный в книгу отчуждатель имущества не был собственником, а приобретатель действовал недобросовестно (§ 900 и 927 ГГУ; ст. 662 ШГК).

В Англии приобретение права собственности по приобретатель-ной давности применяется только к недвижимому имуществу и требуется 12-летнее добросовестное владение.

Действие норм о приобретательной давности ослабляется, таким образом, в отношении движимости постановлениями об охране добросовестных приобретателей, а в отношении недвижимости — ведением поземельных книг, как, например, в ФРГ.

3. В ряду производных способов, как и всей системы оснований приобретения права собственности в целом, особое место занимают способы договорные, когда право возникает в результате договора приобретателя с собственником или управомоченным им лицом. К ним относятся прежде всего договор купли-продажи, а также некоторые другие виды договоров, в частности подряда и займа, юридически опосредствующие в обороте основную часть операций по перенесению права собственности.

Все большее применение получают используемые государством принудительные способы перенесения права собственности —национализация, конфискация и реквизиция.

Национализацией является отчуждение имущества у частных собственников в пользу государства, осуществляемое на основании специального акта компетентного государственного органа. Она затрагивает преимущественно отрасли и производства, требующие больших и долгосрочных вложений либо наиболее пострадавшие от кризисных явлений и ставшие нерентабельными, в которых предприятия находятся под угрозой закрытия. К практике национализации отдельных производств или отраслей широко прибегали и прибегают многие европейские государства, в частности Англия, Франция, Италия, Австрия и др.

224

Рассмотрение национализации как производного способа приобретения собственности служит в юридико-теоретическом отношении обоснованием выплаты возмещения бывшим собственникам имущества. Законодательство определяет условия и порядок национализации как меры, проводимой в общественных интересах и под условием выплаты собственнику национализируемого имущества компенсации «за справедливое и предварительное возмещение» (ст. 545 ФГК). Как показывает практика, высокая компенсация за отчуждаемое имущество позволяет частному капиталу не только сохранить, но и укрепить свои позиции в экономике. Собственники национализированного имущества, получившие компенсацию, располагают возможностью реинвестировать капитал в производства и отрасли, приносящие высокие прибыли. Собственность же государства, возникающая в результате ее принудительного отчуждения и приобретающая характер «коллективной», сохраняет свою природу в системе экономических отношений. По словам Ф. Энгельса, чем больше производительных сил возьмет в свою собственность современное государство, «тем полнее будет его превращение в совокупного капиталиста и тем большее число граждан будет оно эксплуатировать»7.

Спорным в буржуазной доктрине является вопрос об оценке конфискации и реквизиции в качестве первоначальных или производных способов приобретения собственности.

Конфискация представляет собой обращение имущества в собственность государства в виде конкретно-карательного акта, применяемого к частным собственникам в качестве санкции за совершаемое правонарушение, на условиях безвозмездного изъятия конфискуемого имущества.

Реквизиция, будучи возмездным обращением имущества в собственность государства ввиду наступления чрезвычайных обстоятельств, используется относительно редко.

Сращивание экономических интересов государства и частнокапиталистических обществ (компаний) проявляется и в прямо противоположном направлении — приватизации государственной собственности. Это — передача на договорных началах государственной собственности [имущества так называемых государственных обществ (компаний), публичных учреждений или корпораций] в собственность владельцев частного капитала, распродажа государственно-капиталистической собственности, ее разгосударствление. Такая практика имеет место в Англии, Франции, ФРГ, Португалии и ряде других стран.

Приватизация входит в арсенал новейших средств регулирования экономики, процесса ее вынужденного реформирования прежде всего ввиду неспособности в ряде случаев государственного сектора обеспечить нормальную эффективность производства и его конкурентоспособность, а также удовлетворить потребительский спрос.

7 Энгельс Ф. Анти-Дюринг // Маркс К., Энгельс Ф. Соч.—Т. 20.—С. 290.

225

Одновременно она используется и как инструмент решения политических задач.

Используется несколько способов приватизации. Она осуществляется либо путем продажи частному собственнику — индивидуальному или коллективному коммерсанту — обычно небольших или средних обществ (компаний) ; либо посредством публичной продажи на открытом финансовом рынке акций, принадлежащих крупным государственным обществам или компаниям; либо, наконец, с использованием механизма выкупа акций государственных обществ или компаний собственным персоналом, когда акционерами бывших государственных хозяйственных организаций становятся тысячи индивидуальных вкладчиков — рабочих и служащих. Применяются и комбинированные способы приватизации. Но во всех случаях она проводится, как правило, на выгодных для приобретателей финансовых условиях.

<< | >>
Источник: Е. А. Васильев. Гражданское и торговое право капиталистических государств. 1993

Еще по теме § 5. Важнейшие особенности регулирования права собственности:

  1. Особенности права публичной собственности
  2. Особенности осуществления права собственности на акции
  3. Вопрос_32. Понятие и содержание субъективного права собственности. Бремя собственности. Ограничения и обременения права собственности. Сервитутное правоотношение
  4. 116. Каким вопросам посвящены важнейшие директивы ЕС в области корпоративного права?
  5. 6.1. Роль и основные направления регулирования вопросов права собственности в международном частном праве
  6. 12.3. Особенности регулирования информационных отношений институтом патентного права
  7. § 3. Особенности права собственности физических лиц на отдельные виды объектов
  8. 12.2. Особенности регулирования информационных отношений институтом авторского права
  9. К статье 209 ГК РФ ("Содержание права собственности"), статье 213 ГК РФ ("Право собственности граждан и юридических лиц"), статье 218 ГК РФ ("Основания приобретения права собственности").
  10. 22. Способы приобретения права собственности. Основания прекращения права собственности
  11. 21. Понятие собственности и права собственности. Формы собственности
  12. Статья 38.2. Особенности проведения аукциона по продаже права на заключение договора аренды земельного участка из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности, для его комплексного освоения в целях жилищного строительства