<<
>>

Статья 5. Типовые условия договора обязательного страхования

Комментарий к статье 5

Комментируя эту статью, обратимся к тексту Постановления КС РФ от 31 мая 2005 г. N 6-П (см. комментарий к ст. 4 Закона об ОСАГО, с. 51 настоящего издания).

Рассмотрев мотивы и доводы подателей жалобы, КС РФ на основе полного и всестороннего правового анализа Закона об ОСАГО сделал вывод о его соответствии Конституции РФ, за исключением некоторых положений ст. 5 этого Закона.

Подтверждая конституционность Закона об ОСАГО, КС РФ одновременно провозгласил несколько основных тезисов и принципов рассматриваемого Закона:

- во-первых, КС РФ отметил, что условие реализации Закона об ОСАГО основано на принципе разделения ответственности, что является справедливым началом публичности Закона об ОСАГО, суть которого состоит в распределении неблагоприятных последствий, связанных с риском наступления гражданской ответственности, на всех законных владельцев ТС;

- во-вторых, КС РФ указал, что целью реализации Закона об ОСАГО является защита наименее защищенных из всех участников правоотношений по обязательному страхованию - потерпевших;

- в-третьих, КС РФ провел четкое правовое разграничение между страховым возмещением в рамках законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств и наступлением обязательства по возмещению вреда на общих началах в соответствии с гл.

59 ГК РФ. Это различие основано на механизме возмещения вреда, условиях реализации потерпевшим своего права на получение возмещения и т.д. Здесь в принципе обращается внимание судебных органов на то, что в рамках законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств реализация прав потерпевшего на возмещение вреда является более упрощенной, нежели реализация этого же права в обычном гражданско-правовом порядке.

Вместе с тем Конституционным Судом РФ высказан и ряд критических замечаний применительно к ст. 5 Закона об ОСАГО, которая наделяет Правительство РФ неограниченными правами на установление условий обязательного страхования в виде Правил ОСАГО. В частности, КС РФ обратил внимание на противоречивость и несоответствие некоторых положений Правил ОСАГО, например п. 7, аналогичным положениям ст. 1 Закона об ОСАГО. В этих нормах определение одного и того же понятия - страхового случая - дается по-разному. Если в ст. 1 Закона об ОСАГО под страховым случаем понимается наступление гражданской ответственности вследствие причинения вреда, то в соответствии с п. 7 Правил ОСАГО под страховым случаем понимается причинение вреда в результате ДТП. При этом Конституционным Судом не раскрыто, в чем именно заключается правовое различие между указанными дефинициями. Тем не менее нам представляется, что различие проявляется в правомерности возложения имущественной ответственности на застрахованное лицо или страхователя по Правилам ОСАГО, при наступлении и такого страхового случая, как страхование вреда или причинение вреда. При наступлении таких страховых случаев, как причинение страхователем или застрахованным лицом имущественного или прочего вреда третьим лицам, не совсем правомерно возлагать на указанных лиц имущественную ответственность без установления факта наступления гражданской ответственности этих лиц перед третьими лицами.

Для того чтобы возложить на какое-либо лицо гражданскую ответственность, недостаточно установления одного лишь факта причинения вреда третьим лицам.

Необходимо установить также обстоятельство, связанное с виновностью или невиновностью страхователей или застрахованных лиц перед третьими лицами. А это обстоятельство подлежит установлению по общим правилам гл. 59 ГК РФ, а именно ст. 1079, определяющей, что обязательство по возмещению вреда, причиненного источником повышенной опасности, возлагается на владельца источника повышенной опасности, если не будет доказано, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Поэтому без установления наличия или отсутствия последних двух признаков нельзя возлагать на страхователя или застрахованное лицо ответственность только лишь за причинение вреда в результате ДТП. Однако определение страхового случая, данное в п. 7 Правил ОСАГО, подразумевает и позволяет возлагать ответственность на страхователей и застрахованных лиц независимо от вины потерпевшего и обстоятельств непреодолимой силы.

Кроме того, Конституционным Судом РФ указано достаточно аргументированное различие между страховой премией по ОСАГО и обязательными фискальными платежами в бюджет или внебюджетные фонды.

Это различие обосновывается тем, что договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, как отмечено Конституционным Судом РФ, является институтом частного права, участниками которого являются независимые, имущественно самостоятельные, равноправные субъекты.

Страховая премия представляет собой плату за оказание страховщиком - организацией, занимающейся предпринимательской деятельностью, страховой услуги (страхование). Иначе говоря, страховая премия представляет собой эквивалентную, возмездно-индивидуальную цену договора и имеет вопреки мнению заявителей гражданско-правовую, а не налоговую природу. Тот факт, что нарушение владельцем транспортного средства обязанности по страхованию своей гражданской ответственности влечет ответственность, предусмотренную Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях (ч. 1 ст. 12.3 и ч. 2 ст. 12.37), не является основанием для признания страховой премии, уплачиваемой за страхование, налоговым или иным фискальным платежом, а лишь подтверждает специфику самого института обязательного страхования гражданской ответственности, имеющего общезначимые (публичные) цели и основывающегося на приоритетности охраны жизни, здоровья и имущества потерпевших.

Конституционный Суд РФ совершенно справедливо указал на то, что наделение Правительства РФ неограниченным правом произвольно определять условия договора страхования ОСАГО противоречит Конституции РФ. Действительно, Правила ОСАГО во многом снижают гарантии прав потерпевших, установленные Законом об ОСАГО. Безусловного внимания заслуживает вывод КС РФ, приведенный в п. 2 резолютивной части Постановления о том, что Правила ОСАГО должны не только не расходиться с содержанием и целями Закона об ОСАГО, но и соответствовать принципам повышенной защиты прав потерпевшего на основе упрощенных процедур получения страховых сумм, недопустимости ухудшения положения потерпевшего и снижения установленных этим федеральным законом гарантий права потерпевшего на возмещение причиненного ему вреда при использовании транспортного средства иными лицами.

Таким образом, важный вывод, который можно сделать из Постановления КС РФ от 31 мая 2005 г. N 6-П, состоит в следующем: законодатель обязан определить те существенные условия договора ОСАГО, которые обеспечивают достаточные гарантии прав потерпевших, и закрепить их в самом тексте Закона об ОСАГО, не передавая на усмотрение Правительства РФ.

Например, такая важная гарантия, как срок получения выплаты при повреждении имущества. Сегодня, несмотря на, казалось бы, строгие правила о сроке, установленные в ст. 12 Закона об ОСАГО, никаких реальных гарантий их соблюдения потерпевший не имеет. Срок выплаты, как это установлено в Законе об ОСАГО, полностью зависит от срока проведения технической экспертизы. А срок проведения экспертизы определяется в силу п. 9 Правил организации и проведения независимой технической экспертизы транспортного средства при решении вопроса о выплате страхового возмещения по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельца транспортного средства, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 24 апреля 2003 г. N 238 <1>, совместно экспертом и страховщиком, и интересы потерпевшего при этом никак не обеспечиваются. Очевидно, что такое важное условие договора, как условие о максимально возможном сроке выплаты, должно устанавливаться в самом Законе об ОСАГО и не может быть передано на усмотрение Правительства РФ. Аналогично должен решаться и вопрос об ответственности страховщика за просрочку выплаты. Сегодня это проценты, начисляемые согласно ст. 395 ГК РФ, т.е. 13% годовых. Страховщики же размещают свои средства под значительно больший процент, и с чисто финансовой точки зрения им просто невыгодно своевременно выплачивать возмещение потерпевшим, вместо этого отправляя их за исполнительными документами в суд.

--------------------------------

<1> Постановление Правительства РФ от 24 апреля 2003 г. N 238 об организации независимой технической экспертизы транспортных средств // СЗ РФ. 2003. N 17. Ст. 1619.

На наш взгляд, нельзя согласиться и с тем механизмом реализации резолютивной части Постановления, который избрал Конституционный Суд РФ. Признавая ст. 5 Закона об ОСАГО не соответствующей Конституции РФ, нельзя было сохранять действие Постановления Правительства РФ, которое издано на ее основании. Это законсервировало ситуацию вокруг условий договора ОСАГО, так как никаких усилий к реальному изменению ст. 5 Закона об ОСАГО законодателем не предпринимается и права потерпевших продолжают нарушаться. Логика Конституционного Суда РФ понятна - не создавать пробела в законодательстве, затрагивающем интересы большой группы населения. Однако Конституционный Суд РФ уже имеет опыт решения таких проблем. Например, в своем Постановлении от 28 октября 1999 г. N 14-П <1>. Конституционный Суд РФ создал весьма серьезный пробел в законодательстве, полностью перечеркнув, по существу, все действовавшие тогда правила определения налоговой базы по налогу на прибыль. И сам же Конституционный Суд РФ записал в абз. 2 п. 5 мотивировочной части, как следует действовать судам до устранения законодателем этого пробела.

--------------------------------

<1> Постановление КС РФ от 28 октября 1999 г. N 14-П по делу о проверке конституционности статьи Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О налоге на прибыль предприятий и организаций" в связи с жалобой ОАО "Энергомашбанк" // РГ. 1999. 4 нояб.

По нашему мнению, Конституционному Суду РФ следовало бы поступить аналогично тому, как было определено в упомянутом Постановлении от 28 октября 1999 г. N 14-П, и, признавая неконституционной ст. 5 Закона об ОСАГО в целом и без оговорок, обязать законодателя в конкретный срок устранить пробел в законодательстве. Тем более что этот пробел создал сам законодатель, приняв норму, не соответствующую Конституции РФ.

Судебная коллегия по гражданским делам и Кассационная коллегия ВС РФ признали положения Правил ОСАГО соответствующими федеральным законам.

Решение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 20 ноября 2003 г. N ГКПИ03-917.

Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 13 мая 2004 г. N КАС04-163.

Комментарий

В комментарии к ст. 5 Закона об ОСАГО мы указали на недейственность того способа, который избрал Конституционный Суд РФ для устранения выявленного им несоответствия ст. 5 Закона об ОСАГО Конституции РФ. В приведенном деле из практики Верховного Суда РФ хорошо видна эта недейственность. По существу, вся аргументация заявителя строится на несоответствии отдельных положений Правил ОСАГО нормам ГК РФ, а возражения Верховного Суда РФ основаны именно на ст. 5 Закона об ОСАГО и на том, что Правительство РФ издало Правила ОСАГО правомерно, на основании прямого указания закона. Действительно, как мы видим, законодатель наделил Правительство РФ практически неограниченным правом определять условия договора ОСАГО, а п. 4 ст. 421 ГК РФ, п. 1 ст. 422 ГК РФ устанавливают, что договор должен соответствовать императивным правилам, установленным в том числе и иными правовыми актами, к которым относится Постановление Правительства РФ. Таким образом, пока Правила ОСАГО действуют, их отдельные положения не могут быть оспорены иначе как в порядке конституционного производства, на что справедливо указал суд кассационной инстанции.

<< | >>
Источник: В.Ю. Абрамов, Ю.Б. Фогельсон. Комментарий судебной практики к Федеральному закону об ОСАГО. 2006

Еще по теме Статья 5. Типовые условия договора обязательного страхования:

  1. Приложение 2 ТИПОВОЙ ДОГОВОР ОБЯЗАТЕЛЬНОГО МЕДИЦИНСКОГО СТРАХОВАНИЯ НЕРАБОТАЮЩИХ ГРАЖДАН
  2. Приложение 1 ТИПОВОЙ ДОГОВОР ОБЯЗАТЕЛЬНОГО МЕДИЦИНСКОГО СТРАХОВАНИЯ РАБОТАЮЩИХ ГРАЖДАН
  3. Статья 943. Определение условий договора страхования в правилах страхования
  4. Глава II. УСЛОВИЯ И ПОРЯДОК ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬНОГО СТРАХОВАНИЯ
  5. К статье 886 ГК РФ ("Договор хранения"), статье 907 ГК РФ ("Договор складского хранения"), статье 927 ГК РФ ("Добровольное и обязательное страхование"), статье 971 ГК РФ ("Договор поручения"), статье 980 ГК РФ ("Условия действия в чужом интересе"), статье 990 ГК РФ ("Договор комиссии"), статье 1005 ГК РФ ("Агентский договор"), статье 1012 ГК РФ ("Договор доверительного управления имуществом"), к статье 1027 ГК РФ ("Договор коммерческой комиссии"), статье 1041 ГК РФ ("Договор простого товариществ
  6. Статья 943. Определение условий договора страхования в правилах страхования
  7. Статья 17. Компенсации страховых премий по договору обязательного страхования
  8. Статья 24.1. Договор обязательного страхования ответственности арбитражного управляющего
  9. Статья 10. Срок действия договора обязательного страхования
  10. Статья 942. Существенные условия договора страхования
  11. Статья 942. Существенные условия договора страхования
  12. Статья 133.2. Субвенции бюджетам территориаль-ных фондов обязательного медицинского страхования из бюд-жета Федерального фонда обязательного медицинского стра-хования