<<
>>

Статья 212. Право суда обратить решение к немедленному исполнению

Комментарий к статье § 1.
1. Гражданин В.Н. Синцов оспаривает конституционность положения п. 6 ст. 24 Федерального закона от 12 июня 2002 г. "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", согласно которому число членов избирательной комиссии муниципального образования с правом решающего голоса устанавливается законом субъекта Российской Федерации или уставом муниципального образования, а также п.
7 ст. 22 того же Федерального закона в части, устанавливающей, что, если уполномоченные на то данным Федеральным законом органы местного самоуправления, комиссии не назначат состав или часть состава комиссии в срок, установленный законом, либо если на соответствующей территории отсутствует указанный орган местного самоуправления, либо если соответствующая комиссия не сформирована, состав или часть состава избирательной комиссии муниципального образования назначается избирательной комиссией субъекта Российской Федерации с соблюдением требований, установленных данным Федеральным законом, иным законом.
В жалобе оспаривается также конституционность положений законов Самарской области от 10 декабря 2003 г. "О выборах главы муниципального образования, другого выборного должностного лица местного самоуправления" в редакции от 23 марта 2004 г. (п. 2 ст. 11), от 9 марта 2004 г. "О выборах депутатов представительного органа муниципального образования" (п. 2 ст. 11) и от 11 февраля 2004 г. "О местном референдуме в Самарской области" в редакции от 30 апреля 2004 г. (п. 2 ст. 11), закрепляющих, что избирательная комиссия муниципального образования (муниципальная комиссия референдума) формируется в составе 9 членов избирательной комиссии (комиссии референдума) с правом решающего голоса.
По мнению заявителя, указанные законоположения, допуская возможность установления конкретного числа членов избирательной комиссии муниципального образования с правом решающего голоса актом органа государственной власти субъекта Российской Федерации, а не представительного органа местного самоуправления, и формирования состава избирательной комиссии муниципального образования избирательной комиссией субъекта Российской Федерации, а не представительным органом местного самоуправления, нарушают его конституционное право на участие в осуществлении местного самоуправления, самостоятельность определения населением структуры органов местного самоуправления и не соответствуют ст.
ст. 3 (ч. 3), 12, 13 (ч. ч. 3 и 4), 17 (ч. 1), 18, 19, 30, 32 (ч. ч. 1 и 2), 45 (ч. 1), 55 (ч. ч. 2 и 3), 72 (п. "н" ч. 1), 76 (ч. 2), 130, 131 (ч. 1) и 132 (ч. 1) Конституции Российской Федерации.
Кроме того, заявитель оспаривает конституционность п. 1 ст. 212 ГПК Российской Федерации, согласно которому суд может по просьбе истца обратить к немедленному исполнению решение, если вследствие особых обстоятельств замедление его исполнения может привести к значительному ущербу для взыскателя или исполнение может оказаться невозможным. В жалобе утверждается, что неопределенность содержания положения об особых обстоятельствах допускает возможность их субъективной оценки в процессе правоприменения и позволяет суду обращать любые свои решения по избирательным спорам к немедленному исполнению, что может привести к нарушению конституционного права на судебную защиту и не соответствует ст. ст. 2, 3 (ч. 3), 4 (ч. 2), 17 (ч. 3), 18, 19, 32 (ч. ч. 1, 2 и 3), 46 (ч. 1), 53, 55 (ч. ч. 2 и 3), 120 и 123 (ч. 3) Конституции Российской Федерации.
Как следует из представленных материалов, решением Ленинского районного суда города Самары от 16 апреля 2004 г., оставленным без изменения Определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 12 мая 2004 г., были признаны незаконными и недействующими постановление Самарской городской Думы от 29 марта 2004 г. N 308 "О количественном составе членов Самарской городской избирательной комиссии на 2004 - 2008 гг.", которым устанавливался количественный состав членов Самарской городской избирательной комиссии (избирательной комиссии муниципального образования, муниципальной комиссии референдума) с правом решающего голоса - 11 человек, а также постановления Самарской городской Думы от 29 марта 2004 г. N 309 - 319 о назначении 11 членов Самарской городской избирательной комиссии, в том числе гражданина В.Н. Синцова. Суды указали, что избирательные законы Самарской области при отсутствии в Уставе города Самары соответствующего регулирования устанавливают состав избирательной комиссии муниципального образования в количестве 9 человек.
Решение Ленинского районного суда города Самары от 16 апреля 2004 г.
обращено к немедленному исполнению, поскольку были назначены выборы депутатов Самарской городской Думы. Определением от 27 августа 2004 г. по надзорной жалобе Самарской городской Думы в передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции отказано.
С учетом истечения срока формирования Самарской городской избирательной комиссии Самарской городской Думой решениями избирательной комиссии Самарской области от 17 апреля 2004 г. N 110 - 118-III был назначен состав Самарской городской избирательной комиссии в количестве 9 членов с правом решающего голоса. Постановлением Центральной избирательной комиссии Российской Федерации от 18 мая 2004 г. оставлена без удовлетворения жалоба бывших членов Самарской городской избирательной комиссии, в том числе В.Н. Синцова, на решения избирательной комиссии Самарской области от 17 апреля 2004 г.
Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в порядке ч. 2 ст. 40 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" ранее уведомлял заявителя о том, что его жалоба не соответствует требованиям названного Закона.
2. Оспариваемое положение п. 6 ст. 24 Федерального закона от 12 июня 2002 г. "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (в первоначальной редакции) не препятствовало муниципальным образованиям самостоятельно устанавливать число членов избирательной комиссии муниципального образования с правом решающего голоса, поскольку предусматривало возможность решения этого вопроса или законом субъекта Российской Федерации, или уставом муниципального образования. При этом закон субъекта Российской Федерации не мог ограничить самостоятельность муниципальных образований в решении этого вопроса как вопроса местного значения. По смыслу названного положения от самого муниципального образования зависело, урегулировать ли данный вопрос непосредственно в своем уставе либо делать отсылку к закону субъекта Российской Федерации, регламентирующему порядок формирования избирательных комиссий. Устав города Самары число членов городской избирательной комиссии с правом решающего голоса не устанавливал.
Таким образом, оспариваемое положение само по себе какие-либо конституционные права заявителя не нарушило.
Федеральным законом от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ "О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федеральных законов "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и Федеральный закон "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" были внесены изменения в п. 6 ст. 24 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", из которого исключены слова "законом субъекта Российской Федерации или" (п. 3 ст. 142). С момента вступления в силу названного Федерального закона (1 января 2005 г.) число членов избирательной комиссии муниципального образования с правом решающего голоса подлежит установлению только уставом муниципального образования.
3. Положение п. 7 ст. 22 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" заявитель считает неконституционным в той мере, в какой оно, по смыслу, придаваемому ему сложившейся правоприменительной практикой, упрощает общий порядок формирования избирательных комиссий - без приема предложений политических партий и других полномочных участников избирательного процесса и соблюдения установленных сроков.
Однако данное утверждение носит произвольный характер и не основывается на нормах этого Федерального закона, п. 7 ст. 22 которого, предусматривая возможность при определенных условиях назначения состава избирательной комиссии муниципального образования избирательной комиссией субъекта Российской Федерации, определяет, что такое назначение осуществляется с соблюдением требований, установленных данным Федеральным законом, иным законом, к которым относится и требование формирования избирательной комиссии муниципального образования на основе предложений политических партий, избирательных объединений, избирательных блоков, общественных объединений, собраний избирателей по месту жительства, работы, службы, учебы, предложений избирательной комиссии муниципального образования предыдущего созыва, избирательной комиссии субъекта Российской Федерации (п. п. 1 и 2 ст. 22, п. 7 ст. 24). Таким образом, положение п. 7 ст. 22 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" само по себе какие-либо конституционные права заявителя не нарушает.
Что касается вопроса о несоблюдении указанных требований правоприменителями, то его разрешение не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, а является прерогативой Центральной избирательной комиссии Российской Федерации и судов общей юрисдикции.
В то же время из смысла п. 7 ст. 22 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" не вытекает, что содержащиеся в нем положения распространяются на случаи, когда представительный орган муниципального образования сформировал состав избирательной комиссии муниципального образования численностью, превышающей установленную законом субъекта Российской Федерации (в период до 1 января 2005 г.). Признание судом такого решения представительного органа муниципального образования незаконным влекло за собой обязанность представительного органа привести численный состав избирательной комиссии муниципального образования в соответствие с требованиями закона.
4. Положение ст. 212 ГПК Российской Федерации о возможности обращения к немедленному исполнению судебного решения, примененное в касающемся заявителя деле, не может рассматриваться как нарушающее его конституционное право на судебную защиту, поскольку не препятствует обращению в вышестоящие судебные инстанции - кассационную и надзорную за защитой избирательных прав. Как видно из представленных материалов, принятое по делу судебное решение было предметом рассмотрения и в кассационной, и в надзорной инстанциях, правомочных принимать решения в целях исправления судебной ошибки (Определение КС РФ от 24 мая 2005 г. N 250-О).
<< | >>
Источник: Е. Л. Забарчук. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации. 2009

Еще по теме Статья 212. Право суда обратить решение к немедленному исполнению:

  1. Статья 212. Право суда обратить решение к немедленному исполнению
  2. Статья 211. Решения суда, подлежащие немедленному исполнению
  3. Статья 211. Решения суда, подлежащие немедленному исполнению
  4. Статья 203. Отсрочка или рассрочка исполнения решения суда, изменение способа и порядка исполнения решения суда
  5. Статья 203. Отсрочка или рассрочка исполнения решения суда, изменение способа и порядка исполнения решения суда
  6. Статья 204. Определение порядка и срока исполнения решения суда, обеспечения его исполнения
  7. Статья 427. Определение суда о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда
  8. Статья 204. Определение порядка и срока исполнения решения суда, обеспечения его исполнения
  9. Статья 245. Определение арбитражного суда по делу о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда и иностранного арбитражного решения
  10. Статья 245. Определение арбитражного суда по делу о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда и иностранного арбитражного решения
  11. Статья 240. Определение арбитражного суда по делу о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда
  12. Статья 427. Определение суда о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда
  13. Статья 246. Принудительное исполнение решения ино-странного суда или иностранного арбитражного решения
  14. Статья 243. Порядок рассмотрения заявления о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда и ино-странного арбитражного решения
  15. Статья 210. Исполнение решения суда
  16. Статья 210. Исполнение решения суда
  17. Статья 246. Принудительное исполнение решения иностранного суда или иностранного арбитражного решения