<<
>>

1. Особенности ограниченных вещных прав юридических лиц на хозяйствование с имуществом собственника

К вещным правам юридических лиц на хозяйствование с имуществом собственника относятся право хозяйственного ведения и право оперативного управления, которые выражают специфику российского гражданского права и не имеют аналогов в развитых правопорядках.
Пока они, однако, весьма распространены, ибо характеризуют имущественную обособленность унитарных предприятий и учреждений - достаточно часто встречающихся видов юридических лиц. Вместе с тем права хозяйственного ведения и оперативного управления настолько своеобразны, что имеются достаточно серьезные сомнения в их вещно-правовой природе, что обусловливает необходимость их особого рассмотрения.

Субъекты обычных ограниченных вещных прав - граждане и юридические лица, а в некоторых случаях и публично-правовые образования - одновременно являются собственниками своего имущества, ибо невозможно участвовать в гражданских правоотношениях только на основе использования чужого имущества. Субъектами прав хозяйственного ведения и оперативного управления могут быть не любые субъекты гражданского права, а только юридические лица в форме унитарных предприятий и финансируемых собственником учреждений (ст. ст. 113 - 115 и 120 ГК), которые ни при каких условиях не становятся собственниками своего имущества. Следовательно, эти права призваны оформить имущественную базу для самостоятельного участия в гражданских правоотношениях юридических лиц - несобственников, что невозможно в обычном, классическом имущественном обороте.

При этом собственники (главным образом публично-правовые образования) по сути лишаются возможностей непосредственно использовать свое имущество, распределенное ими между такими юридическими лицами (в их непосредственном обладании в соответствии с п. 4 ст. 214 и п. 3 ст. 215 ГК остается лишь нераспределенное имущество соответствующей казны). Они не вправе ни владеть, ни пользоваться таким имуществом и могут лишь давать или не давать согласие на совершение созданными ими юридическими лицами сделок по его отчуждению, т.е., по сути, контролировать осуществление правомочия распоряжения.

Иначе говоря, наделение имуществом унитарных предприятий и учреждений на правах хозяйственного ведения и оперативного управления есть способ осуществления права собственности, прежде всего для публично-правовых образований <1>, но никак не юридическая форма экономически необходимого участия одного лица в праве собственности другого (что выступает главной предпосылкой существования самой категории ограниченных вещных прав).

--------------------------------

<1> См.: Дозорцев В.А.

Принципиальные черты права собственности в Гражданском кодексе // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика / Отв. ред. А.Л. Маковский. М., 1998. С. 243. Не случайно такой способ осуществления права собственности, как создание специально для этого самостоятельных юридических лиц, стал основанием для вывода о корпоративной, а не вещной природе прав хозяйственного ведения и оперативного управления (см.: Козлова Н.В. Правосубъектность юридического лица по российскому гражданскому праву: Автореферат дис. ... докт. юрид. наук. М., 2004. С. 14).

Наконец, их объектом являются не обычные недвижимые вещи, а имущественные комплексы, включающие в свой состав и движимое имущество, в том числе определенное родовыми признаками, и права и обязанности, которые не могут быть объектами вещных прав (причем и сами эти комплексы в целом не всегда представляют собой недвижимость <1>). Примечательно, что земельные участки - главный вид недвижимости - из государственной и муниципальной собственности предоставляются таким юридическим лицам не в хозяйственное ведение или в оперативное управление (ибо такие титулы на землю закону неизвестны), а на еще одном искусственно созданном для этого вещном праве - праве постоянного (бессрочного) пользования (п. 1 ст. 268 ГК; п. 1 ст. 20 ЗК).

--------------------------------

<1> Подробнее о гражданско-правовом режиме имущественных комплексов как объектов вещных прав см. § 1 гл. 18 настоящего тома учебника.

Перечисленные особенности заставляют усомниться в обоснованности традиционного для отечественного гражданского права включения прав хозяйственного ведения и оперативного управления в группу ограниченных вещных прав. Необходимо также напомнить, что появление этих вещных прав в отечественном правопорядке связано с существованием планово-регулируемой, огосударствленной экономики. В ней государство как собственник основной массы имуществ, будучи не в состоянии непосредственно хозяйствовать с принадлежащими ему объектами и одновременно не желая утратить на них право собственности, объективно было вынуждено выпускать в имущественный оборот "самостоятельные" юридические лица - предприятия и учреждения, закрепляя за ними свое имущество на некоем ограниченном вещном праве.

При этом таковым оно стало лишь в кодификации гражданского законодательства 60-х гг.

прошлого века (до этого момента законодательство вообще прямо не признавало за тогдашними государственными предприятиями каких-либо прав на государственное имущество). В Основах гражданского законодательства 1961 г. и в ГК РСФСР 1964 г. это право стало именоваться "правом оперативного управления", а впоследствии (в Законах о собственности 1990 г.) было разделено на более широкое по содержанию "право полного хозяйственного ведения", предназначенное для производственных предприятий, и более узкое "право оперативного управления", предназначенное для госбюджетных и аналогичных им учреждений.

В условиях развития рыночных отношений и появления частного сектора экономики юридические конструкции таких ограниченных вещных прав, как и их субъектов-несобственников, обнаружили свои очевидные слабости и недостатки, скрытые прежними условиями хозяйствования. Один из основных недостатков состоит в значительных возможностях злоупотребления такими юридическими лицами (а точнее говоря, их органами) предоставленной им собственником экономической свободой, используемой отнюдь не в интересах собственника и даже не в интересах такой организации, а с целью передачи имущества собственника в частный сектор на убыточных для собственника условиях. Поэтому оба этих вещных права были значительно сужены по сравнению со своими прототипами, закреплявшимися ранее в законах о собственности. Такой подход был вызван необходимостью более строгого контроля собственника, прежде всего публичного, за целенаправленным характером деятельности созданных им юридических лиц - несобственников.

В целом же сохранение названных вещных прав свидетельствует о переходном характере нашего имущественного оборота, в свою очередь, обусловленном переходным характером самой экономики, которая неизбежно, но временно и в модифицированном виде сохраняет определенные элементы прежней хозяйственной системы. К числу таких элементов относятся и права хозяйственного ведения и оперативного управления.

<< | >>
Источник: Е.А. СУХАНОВ . Гражданское право: В 4 т. Том 2: Вещное право. Наследственное право. Исключительные права. Личные неимущественные права: Учебник.. 2008

Еще по теме 1. Особенности ограниченных вещных прав юридических лиц на хозяйствование с имуществом собственника:

  1. 3. Юридическое лицо имеет обособленное (автономное) имущество, т.е. имущество, юридически и экономически не совпадающее с имуществом (отличающееся от имущества) ее учредителя (участников) или вообще любых других лиц
  2. 3. Классификация ограниченных вещных прав
  3. Понятие ограниченных вещных прав
  4. § 1. Понятие и классификация ограниченных вещных прав
  5. § 2. Отдельные виды ограниченных вещных прав
  6. Понятие и виды ограниченных вещных прав
  7. § 1. Понятие и виды ограниченных вещных прав
  8. § 1. Понятие и общая характеристика ограниченных вещных прав на землю
  9. § 128. Ограничение прав частных собственников
  10. Статья 141. Особенности правового режима государственного имущества в сфере хозяйствования
  11. Статья 300. Сохранение прав на имущество при переходе предприятия или учреждения к другому собственнику
  12. 49. Право собственности физических и юридических лиц
  13. Статья 62. Расследование случаев причинения вреда жизни или здоровью физических лиц, имуществу физических или юридических лиц в результате нарушения законодатель-ства о градостроительной деятельности