<<
>>

§ 3. Гражданское право Европейского союза

В самом начале процесса европейской экономической интеграции многие исследователи приходили к мнению о том, что она вряд ли возможна без правовой интеграции. Практика показала обоснованность подобных предположений. Внимание, которое уделяется отдельным сферам гармонизации частного права в Европейском союзе, свидетельствует о том, что определенные гражданско-правовые институты постепенно становятся из сугубо национальных европейскими. Речь идет, другими словами, об интеграционных правовых тенденциях в Европейском союзе, о возможности конвергенции традиционных для Европы систем права.

Основным аргументом сторонников такой тенденции выступает ссылка на общие исторические и концептуальные корни существующих в Европе различных национальных систем права. Существует, впрочем, и иная, противоположная тенденция, выражающаяся в акцентировании важности сохранения системного разнообразия в праве, подчеркивании опасностей интеграции систем права, способной привести к уничтожению национальных и региональных различий вообще <*>.

--------------------------------

<*> См.: Sjef van Erp. European Private Law: Postmodern Dilemmas and Choices. Towards a Method of Adequate Comparative Legal Analysis // Electronic Journal of Comparative Law. Vol. 3.1. August, 1999 (http://law.kub.nl/ejcl/31/ art31-1.html).

Системные различия в национальном гражданском праве европейских стран, входящих в Европейский союз (ЕС), не могут не испытывать на себе унифицирующего воздействия со стороны предписаний основополагающих документов этого регионального интеграционного объединения. Лежащий в его основе Римский договор от 25 марта 1957 г. наделяет некоторые из высших органов, ЕС, Совет и Комиссию правом издавать пять видов актов: регламенты (regulations), директивы (directives), решения (decisions), рекомендации (recommendations) и заключения (opinions) (ст. 189).

Юридическое значение этих актов не одинаково. Регламенты выступают актами прямого применения на территории всех государств-членов ЕС, они обязательны для каждого из этих государств. Директивы обязательны в отношении достижения конечного результата для каждого государства-члена, которому они адресованы; обозначая для государства нормотворческую цель, директивы оставляют в компетенции национальных органов "свободу выбора форм и методов действий" по ее достижению. Решения обязательны лишь для тех, кому они адресованы, а рекомендации и заключения не имеют обязательной силы.

Европейский суд правосудия (European Court of Justice, далее - ЕСП) исходит из того, что рекомендации и заключения, не будучи обязательными к применению актами, не создают для частных лиц субъективных прав, на которые они могли бы ссылаться при рассмотрении дел в национальных судах. Тем не менее, позиция ЕСП состоит в том, что национальные суды должны выяснять, является ли рекомендация сугубо рекомендательным актом или издавший ее орган ЕС фактически предполагал наделение частных лиц определенными правами. Национальным судам предлагается принимать ее во внимание даже при ее чисто рекомендательном значении, если она предусматривает национальные меры, принимаемые для ее исполнения, либо предназначается для дополнения общеобязательной нормы права ЕС <*>.

--------------------------------

<*> См.: Право Европейского союза. Правовое регулирование торгового оборота / Под ред. В.В. Безбаха, А.Я. Капустина, В.К.

Пучинского. М., 1999.

Нормативный массив, образуемый учредительными договорами, актами руководящих органов ЕС, отличается не только широтой предмета регулирования, но и значительным удельным весом императивных норм, в том числе норм прямого действия. Европейские правоведы обозначают его обычно термином "право Европейского союза" <*>. Такое обозначение обосновывается тем, что "последнее представляет собой специфический правопорядок, который противопоставляется международному публичному праву, с одной стороны, и внутригосударственному праву - с другой" <**>. Немалую роль в утверждении такого представления сыграла практика ЕСП.

--------------------------------

<*> См., например: Kent P. Law of the European Union. L., 1996.

<**> См.: Костин А.А., Яфаев А.И. Организационно-правовой механизм Европейского экономического сообщества // Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран. Законодательство о монополиях и конкуренции. М., 1987. С. 226.

Известное решение ЕСП по делу Van Gend en Loos v Netherlands <*> иллюстрирует оценку Судом природы права Европейского союза. Обстоятельства дела заключались в том, что истцы, занимавшиеся импортом химических продуктов в Нидерланды, приобрели некоторое их количество в ФРГ, но подверглись обложению ввозной пошлиной в размере 8% вместо 3%, взимавшихся ранее. Основываясь на положениях ст. 12 Римского договора, требующих от государств-участников воздерживаться от введения новых таможенных сборов с продуктов, производимых в других государствах-участниках, истцы обратились в голландский суд с требованием освободить их от обязанности оплачивать дополнительные 5%. Голландский суд обратился в ЕСП за разъяснением того, может ли частное лицо обосновывать иск, предъявленный в национальном суде, ссылкой на положения Римского договора.

--------------------------------

<*> Case 26/62 (1963) CMLR 105 European Court of Justice.

ЕСП своим решением разъяснил, что юридическая природа созданного Римским договором объединения такова, что оно выступает наднациональной организацией, созданной участвующими в нем государствами посредством делегации ему суверенных правомочий за счет соответствующего ограничения собственного суверенитета. В результате был создан новый правопорядок, распространяющий действие не только на государства-члены, но и на их граждан. Следовательно, заключил Суд, ст. 12 Римского договора, закрепившего создание такого правопорядка, обладает прямым действием и может служить основой исковым заявлениям частных лиц, направляемым в национальные суды.

Правовая традиция стран континентальной Европы складывалась в рамках взгляда на гражданские кодексы (во всяком случае, в годы их принятия) как на всеобъемлющий акт консолидации гражданского законодательства. Развиваемая в настоящее время в Европейском союзе идея Европейского Гражданского кодекса (ЕГК) предполагает гораздо более узкую трактовку его содержания.

Речь идет о концепции, которую еще предстоит разработать до уровня, обеспечивающего ее общее признание, поскольку единство мнений во взглядах на то, каким быть ЕГК, выглядит пока лишь перспективой, возможно, и не очень далекой. Сомнений нет относительно его необходимости как такового. Прочие аспекты выступают пока поводом для дискуссий.

Существует, например, точка зрения, согласно которой ЕГК призван служить источником норм (возможно, временным), направленных на решение вопросов трансграничного характера. Она вызвана опасением "угрозы" замены национальных гражданских кодификаций единой кодификацией в рамках ЕС. Противники такой точки зрения настаивают на стабильном кодексе для всего ЕС, указывая на то, что "прошли времена, когда можно было проводить логическое разграничение между "внутренними" и "внешними" вопросами в странах ЕС". Они подчеркивают, что ее практическое воплощение приведет к появлению двух параллельно сосуществующих гражданско-правовых структур - одной общесоюзной в лице ЕГК, другой - национальной, в лице национальных гражданских кодексов и систем частного права <*>. Комплекс вопросов по их разграничению, как они полагают, способен породить проблемы, не меньшие тех, которые обусловили потребность в ЕГК как таковом.

--------------------------------

<*> См.: Christian von Bar. The Study Group on a European Civil Code // European Parliament. Directorate General for Research. Working Paper. The Private Law System in the EU: Discrimination on the Ground of Nationality and the Need for a European Civil Code. 1999. P. 133.

В европейской правовой литературе высказывались предположения о том, что в Европе могут получить применение американские модели такой интеграции <*>. У подобных предположений имеются определенные основания. США - федеративное государство с вертикальным и горизонтальным разделением власти, ЕС - автономный правопорядок, также придерживающийся вертикального и горизонтального разделения власти. И США, и ЕС построены на интеграционных началах, распространяющих действие на экономическую, валютную, политическую и правовую интеграцию, пределы которой, однако, определены соответствующими основополагающими документами. Как Договоры, лежащие в основе ЕС, так и Конституция США содержат положения, направленные на защиту интересов субъектов (стран-участниц либо штатов). И в том, и в другом случае признается ценность местных особенностей (local diversity). В США это закреплено в Десятой поправке к Конституции, а для ЕС это вытекает из принципа субсидиарности.

--------------------------------

<*> См.: Sjef van Erp. European Union Case Law as a Source of European Private Law: A Comparison with Federal Common Law // Consultative report for the Netherlands Comparative Law Association, 2001.

<< | >>
Источник: В.П. Мозолин, А.И. Масляев. ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. 2005

Еще по теме § 3. Гражданское право Европейского союза:

  1. 32. Как соотносятся между собой право Европейского Союза, международное право и национальное право государств-членов?
  2. 1. Что такое "право Европейского Союза"?
  3. 8. Кем создается право Европейского Союза?
  4. С.Ю. Кашкин, А.О. Четвериков, П.А. Калиниченко и др.. Право Европейского Союза, 2011
  5. Раздел XIII. Антимонопольное право Европейского Союза
  6. Раздел XIV. Корпоративное право Европейского Союза
  7. 6. На скольких языках существует право Европейского Союза?
  8. 5. Какие методы использует право Европейского Союза?
  9. 24. Какие источники составляют первичное право Европейского Союза?
  10. 25. Из каких источников складывается вторичное право Европейского Союза?
  11. 49. Входит ли Европейский суд по правам человека в судебную систему Европейского Союза?
  12. 13. Как развивалась "европейская идея" после окончания Первой мировой войны до начала формирования Европейского Союза?