<<
>>

Гражданская правоспособность граждан

. У граждан гражданская правоспособность (далее - правоспособность) возникает в момент рождения и прекращается смертью (п. 2 ст. 17 ГК). Что касается рождения, то речь идет о рождении живого ребенка: соответствующий акт и критерии живорождения, мертворождения, перинатального периода определяются согласно данным медицинской науки (отделение плода от организма матери, степень его доношенности, масса тела новорожденного, способность его к самостоятельному дыханию и др.).
Если ребенок, родившийся живым, вскоре умер, он считается субъектом права, а непродолжительное существование его правоспособности определяется моментами рождения и смерти. Это обстоятельство, в частности, имеет принципиальное значение для признания такого ребенка наследником (п. 1 ст. 1116, ст. 1156 ГК). Правило о возникновении правоспособности в момент рождения является императивным и правильным по существу, поэтому правоспособность не возникает до момента рождения и не может связываться с каким-либо предшествующим рождению моментом (актом зачатия, сроком беременности и т.п.). Впрочем, поскольку иногда закон учитывает интересы еще не родившихся детей (п. 1 ст. 1088, п. 1 ст. 1116 ГК), некоторые авторы усматривают в этом исключение из общего правила о возникновении правоспособности в момент рождения*(147).
Правоспособность прекращается только с биологической смертью, т.е. необратимой гибелью всего головного мозга (смертью мозга)*(148). Если гражданина удалось вывести из состояния клинической смерти посредством восстановления сердечной и дыхательной функции, это никак не влияет на его правоспособность. Не влияет на нее и решение суда об объявлении пропавшего без вести гражданина умершим, основанное на презумпции смерти (так называемая юридическая смерть - ст. 45 ГК): если в действительности данный гражданин умер, с его смертью прекращается и правоспособность, но если он жив, правоспособность сохраняется (а совершенные действия являются действительными) независимо от признания его умершим. Таким образом, правоспособность отличается признаком "следования": она всюду "следует" за гражданином, "сопровождая" его по жизни.
Правоспособность имеет дуалистическую - естественно-правовую природу: с одной стороны, она принадлежит гражданину от рождения и всюду "следует" за ним, но с другой - регламентируется законом.
Правоспособность - продукт и отражение состояния права и законодательства конкретной исторической эпохи. Так, правоспособность физических лиц по римскому праву (caput) зависела от статусов свободы (status libertatis), гражданства (status civitatis) и положения в семье (status familiae); полностью правоспособными были только свободные римские граждане, не состоявшие под властью домовладыки*(149).
Правоспособность физических лиц по русскому праву имела ограничения по национальному, религиозному и другим признакам, которые действовали, в частности, в отношении поляков и евреев, а также всех вообще нехристиан*(150). "Пол, раса, национальность, вероисповедание, происхождение, - закрепила позднее ст. 4 ГК 1922 г., - не имеют никакого влияния на объем гражданской правоспособности". Далее законодатель признал правоспособность в равной мере за всеми гражданами РСФСР и других союзных республик (ч.
1 ст. 9 ГК 1964 г.) или просто за всеми гражданами (п. 1 ст. 9 Основ гражданского законодательства СССР 1991 г., п. 1 ст. 17 ГК РФ).
Не отличалось постоянством и содержание правоспособности (ср. ст. 10 ГК 1964 г. и ст. 18 ГК РФ). Современный закон определяет содержание правоспособности через абстрактную возможность обладания (т.е. обладания вообще, в принципе, потенциально) различными гражданскими правами - имущественными и личными неимущественными, в том числе возможность иметь имущество на праве собственности, наследовать и завещать имущество; заниматься предпринимательской и любой иной не запрещенной законом деятельностью; создавать юридические лица самостоятельно или совместно с другими гражданами и юридическими лицами; совершать любые не противоречащие закону сделки и участвовать в обязательствах; избирать место жительства; иметь права авторов произведений науки, литературы и искусства, изобретений и иных охраняемых законом результатов интеллектуальной деятельности; иметь иные имущественные и личные неимущественные права (ст. 18).
Упоминание в ст. 18 об иных имущественных и личных неимущественных правах свидетельствует о том, что закон называет только основные и наиболее важные права, присущие гражданину. В действительности же перечень данных прав является всеобщим (абстрактным) и определяется рамками самой гражданско-правовой отрасли, при этом не исключаются даже те права, которые не предусмотрены гражданским законом прямо, но и не противоречат общим началам и смыслу гражданского законодательства (подробнее см. ст. 8 ГК). Исключению подлежат лишь те права, которые гражданин не может иметь в силу прямого указания закона.
Однако правоспособность - это способность не только иметь права, но и нести обязанности (п. 1 ст. 17 ГК), а потому неверно ограничивать ее содержание только правами (как это может показаться из самого термина "правоспособность", а также при первом обращении к ст. 18 ГК), в противном случае такое - паллиативное - понимание правоспособности вступит в противоречие с ее определением (ч. 1 ст. 17 ГК) и сможет объяснить только механизм осуществления субъективных гражданских прав, оставив в стороне другую, не менее важную, "сторону медали" - механизм исполнения гражданских обязанностей (в том числе несения гражданско-правовой ответственности). Впрочем, об обязанностях упоминается и в ст. 18 ГК. Так, обладание имуществом на праве собственности возлагает на собственника бремя (суть - обязанность) его содержания (ст. 210 ГК), а участие в обязательствах означает прежде всего исполнение обязанностей (ст. 307 ГК).
Таким образом, правоспособность представляет собой фундаментальную общую предпосылку существования и последующей реализации субъективных прав и обязанностей. Говоря условно, она является неким "сплавом суперправа и суперобязанности", "резервуаром" со всеми и всякими правами и обязанностями, которые абстрактно (в принципе и потенциально) принадлежат гражданину и которые он как раз благодаря этому может осуществлять в течение всей своей жизни (или не осуществлять вообще)*(151).
Значение правоспособности состоит в том, что она обеспечивает абстрактную возможность самого существования прав и обязанностей для последующей их реализации в целях удовлетворения потребностей гражданина. Поэтому вовсе не важно, что иной гражданин за всю свою жизнь не оставит завещания, не займется предпринимательской деятельностью или не создаст юридическое лицо, не станет автором (создателем произведений интеллектуальной деятельности), не совершит тех или иных сделок (например, не приобретет недвижимость). Главное - все это гарантировано ему самим содержанием его правоспособности.
Правоспособность является общей (единой) и в равной мере признается за всеми гражданами (п. 1 ст. 17 ГК). Соответственно, правоспособность не может быть дифференцирована по тому или иному социально-групповому признаку. Это касается в том числе иностранных граждан и апатридов, если, конечно, федеральный закон не предусматривает иного (п. 1 ст. 2, ст. 1196 ГК).
Равенство правоспособности предопределяет другой ее признак - невозможность ограничения иначе как в случаях и в порядке, установленных законом (п. 1 ст. 22 ГК). Согласно общим началам гражданского законодательства гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо для защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (п. 2 ст. 1 ГК).
Ограничения отдельных прав и свобод с указанием пределов и срока их действия могут устанавливаться в условиях чрезвычайного положения и в соответствии с федеральным конституционным законом для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя (см. п. 1 ст. 56 Конституции РФ).
Основаниями ограничения граждан РФ в праве на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах РФ могут быть некоторые специфические районы - пограничная полоса, закрытые военные городки и административно-территориальные образования, отдельные территории и населенные пункты, где в случае опасности распространения заболеваний и отравлений людей введены особые условия и режимы проживания населения и хозяйственной деятельности, территории, где введено чрезвычайное или военное положение (см. ст. 8 Закона о праве на свободу передвижения).
Ограничение правоспособности может быть ответным и направлено в отношении граждан тех государств, где имеются специальные ограничения имущественных и личных неимущественных прав россиян (так называемые реторсии - ст. 1194 ГК).
Ограничение правоспособности возможно за совершенное правонарушение. Так, в числе уголовных наказаний закон предусматривает лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, ограничение и лишение свободы, в том числе лишение пожизненное (ст. 47, 53, 56, 57 УК).
Полный или частичный отказ гражданина от правоспособности и другие сделки, направленные на ее ограничение, ничтожны, за исключением случаев когда такие сделки допускаются законом (п. 3 ст. 22 ГК). Поэтому даже добровольное ограничение себя в тех или иных правах лишено юридического значения независимо от того, чем при этом руководствовался гражданин.
До тех пор пока гражданин жив, он не может быть лишен правоспособности в целом, поэтому допустимые случаи ограничения правоспособности означают не что иное, как поражение в определенных видах прав. Такие случаи нельзя смешивать с ограничением субъективных прав, когда ограничивается конкретное (единичное) право. Вот несколько тому примеров.
Прежде запрет совершения сделок, направленных на ограничение правоспособности, был сформулирован императивно и исключений не знал (ст. 12 ГК 1964 г.). Сегодня сделка может ограничивать правоспособность гражданина, если ее допускает закон (п. 3 ст. 22 ГК). Однако с приведенным на этот счет примером сделки по установлению сервитута152 нельзя согласиться как раз потому, что установление сервитута (ст. 274-277 ГК) означает предоставление заинтересованному лицу права ограниченного пользования чужим имуществом и ограничение, которое в результате претерпевает субъективное право собственности на данное конкретное имущество, но не ограничение каких-либо прав вообще, как это должно быть при ограничении правоспособности. То же самое происходит, если гражданин добровольно покупает вещь, обремененную правом третьего лица (п. 1 ст. 460 ГК).
Право третьего лица обременяет конкретную проданную вещь и ограничивает субъективное право покупателя, но оно не ограничивает какую-то группу (категорию) прав, как это должно быть при ограничении правоспособности (например, права на приобретение определенных товаров). Именно поэтому иллюстрация допущенной законом сделки, ограничивающей правоспособность, по крайней мере, нуждается в подыскании более подходящего примера. Кстати, именно признак поражения в определенном виде (категории) прав отличает допустимые случаи ограничения правоспособности от допустимых случаев изъятия имущества - оснований принудительного прекращения субъективного права собственности (п. 2 ст. 235 ГК). В самом деле, принудительное прекращение права на конкретное имущество не исключает возможности приобретения аналогичного имущества (если, конечно, речь не идет об изъятых из оборота вещах), что невозможно при ограничении правоспособности.
Правоспособность, будучи общей предпосылкой и абстрактной возможностью иметь права и нести обязанности, для последующей реализации того или иного права (обязанности) требует дополнения двумя другими элементами: юридическими фактами (неисчерпывающий перечень которых предлагает ст. 8 ГК) и дееспособностью, которую иногда могут "заменить" действия законных представителей. Так, возможность иметь на праве собственности имущество останется простой декларацией, если ее не дополнит такой юридический факт, как приобретение соответствующего имущества (посредством его создания, покупки, наследования и т.п.), а возможность осуществлять предпринимательскую деятельность - акт государственной регистрации гражданина в качестве индивидуального предпринимателя. Однако если стать собственником имущества путем его покупки или наследования может любой гражданин, в том числе и недееспособный посредством действий своих дееспособных законных представителей (ст. 1116, п. 1 ст. 1153 ГК), то последнее исключено для предпринимательской деятельности, имманентными признаками которой являются самостоятельность и риск (абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК). Правоспособность, будучи единой и равной для всех, не означает равенство на уровне конкретных субъективных прав: на приобретение последних влияют разные обстоятельства (здоровье, имущественное положение, желание конкретного лица и др.). Так, каждый может иметь на праве собственности автомобиль, однако один не в состоянии его приобрести из-за низкого дохода, другой не испытывает в нем потребности из-за наличия служебной машины, третий предпочитает общественный транспорт.
<< | >>
Источник: Коллектив авторов. Вопросы и ответы к государственному экзамену по гражданскому праву 2012 год. 2012

Еще по теме Гражданская правоспособность граждан:

  1. 7. Гражданская правоспособность иностранных граждан и лиц без гражданства
  2. Статья 399. Гражданская процессуальная правоспособность и дееспособность иностранных граждан, лиц без гражданства
  3. Статья 399. Гражданская процессуальная правоспособность и дееспособность иностранных граждан, лиц без гражданства
  4. 4.1. Правоспособность граждан
  5. 4. Равенство правоспособности граждан
  6. 3.1. Правоспособность и дееспособность граждан
  7. § 2. Правоспособность граждан (физических лиц)
  8. 3. Содержание правоспособности граждан и ее пределы
  9. 1. Понятие правоспособности граждан (физических лиц)
  10. § 75. Правоспособность римских граждан (status civitatis)
  11. 6. Правоспособность и дееспособность граждан. Эмансипация. Признание гражданина недееспособным
  12. Статья 18. Содержание правоспособности граждан
  13. § 1. Правоспособность иностранных граждан и лиц без гражданства в МЧП
  14. Вопрос_6. Правоспособность и дееспособность граждан. Признание гражданина безвестно отсутствующим и объявление его умершим