<<
>>

19.3. Дисциплинарная практика саморегулируемой организации ФИНРА

Общая характеристика правил дисциплинарного производства американской саморегулируемой организации ФИНРА позволила составить общее представление о содержании ее основных требований к дисциплинарному производству.

Интересно также практическое применение данных правил при рассмотрении конкретных дисциплинарных дел.

Дисциплинарные взыскания в СРО ФИНРА могут применяться как к юридическим, так и к физическим лицам.

Ответчик по дисциплинарному делу C.

исключен из членов саморегулируемой организации ФИНРА, ответчик - физическое лицо Ш.Б. отстранен от работы в любой компании, ассоциируемой с саморегулируемой организацией ФИНРА в любом качестве. Данные дисциплинарные санкции были наложены по причинам предоставления неполного ответа на ряд запросов о предоставлении информации, непредоставления сведений по ряду запросов и неявки для допроса по дисциплинарному делу. 12 сентября 2008 г. Исполнительным департаментом СРО ФИНРА было подано заявление в отношении Ш.Б. и компании C., согласно которому указанные лица не исполнили должным образом требования СРО ФИНРА о представлении информации и обязательной явке для участия в допросе по поводу нарушения правил Национальной ассоциации дилеров ценных бумаг (nasd). Среди выдвинутых в адрес ответчиков по дисциплинарному делу обвинений: предоставление клиенту рекомендации приобретать ценные бумаги без сообщения информации о том, что супруга его продает те же самые акции, в нарушение разд. 10(b) Акта о биржах и его подразд. 10b-5, а также правил 2120 и 2110 Правил Национальной ассоциации дилеров ценных бумаг; неуведомление компании об имевшей место продаже с участием супругов; последующее введение компании в заблуждение по поводу того, что сделки указанного клиента носили непреднамеренный характер, результатом которого стало нарушение правил ведения учета совершаемых сделок, установленных правилами 3110 и 2110 Национальной ассоциации дилеров, а также правил 17о-3 и 17о-4 Комиссии США по ценным бумагам (SEC).
Ответчик был подвергнут штрафу в 28 000 долл. США за нарушение правила 10(b) Акта о биржах и его подраздела 10b-5, а также правил 2120 и 2110 Правил Национальной ассоциации дилеров ценных бумаг.

Другим примером рассмотрения дисциплинарного дела является дело М., Департамент рыночного регулирования против ответчика Э.

27 сентября 2007 г. Департамент рыночного регулирования обратился с жалобой в дисциплинарный орган СРО ФИНРА с обвинением в адрес Б., который не выполнил обязанность по уведомлению своих клиентов о том, что со счета, открытого им на имя его супруги, осуществлялась продажа акций компании Д.И., акции данной компании продавались плохо.

Ответчик рекомендовал клиентам приобретать акции данной компании в нарушение требований подразд. 5 разд. 10(b) Акта о ценных бумагах и биржах 1934 г., правил 2120 и 2110 Национальной ассоциации дилеров ценных бумаг.

Обвинения, выдвинутые в адрес ответчика, указывают, что он не выполнил возложенной на него правовыми актами и стандартами СРО обязанности по извещению компании работодателя о лицевых счетах, открытых на имя его близких (супруги), в то время как его супруга использовала данный счет для продажи акций компании Dogs International в нарушение правил 3050(c) и 2110 Национальной ассоциации дилеров ценных бумаг. В своих объяснениях ответчик показал, что приобретение акций компании Д.И. было случайным совпадением.

В объяснениях, представленных ответчиком 19 ноября 2007 г., ответчик указал, что выдвинутые в его адрес обвинения неосновательны, и потребовал проведения дисциплинарных слушаний по фактам, указанным в заявлении о дисциплинарном нарушении.

29 и 30 апреля 2008 г. состоялись дисциплинарные слушания, рассмотрение дисциплинарного дела осуществлялось Дисциплинарной коллегией, созванной сотрудником СРО ФИНРА, ответственным за проведение дисциплинарных слушаний (Hearing Officer). Ответчик осуществляет профессиональную деятельность на рынке ценных бумаг с 1986 г., с февраля 2002 г. зарегистрирован в качестве доверительного управляющего ценными бумагами с принадлежащей ему фирмой ВББ, ранее ответчик регистрировался в качестве профессионального участника рынка ценных бумаг с четырьмя другими брокерскими фирмами.

Обвинения, выдвинутые в адрес ответчика, в основном основаны на событиях, имевших место 28 марта 2003 г., даты начала торгов по акциям компании Д.И.

В тот день ответчик и его супруга работали на дому и использовали одну и ту же телефонную линию и общий факсимильный аппарат для осуществления покупки и продажи акций компании Д.И.

В частности, супруга ответчика открыла брокерский счет не в фирме ответчика и осуществляла продажу акций данной компании, в то время как ответчик, со своей стороны, рекомендовал клиентам покупать данные акции, не сообщая им о том обстоятельстве, что продажа акций компании Д.И. осуществляется его супругой. Указанное обстоятельство ответчиком не оспаривалось. Ответчиком также не оспаривалось то обстоятельство, что именно он рекомендовал клиентам приобретать акции компании Д.И. В ходе проведения дисциплинарных слушаний ответчик заявил, что не мог уведомить клиентов о том, что продажа акций компании Д.И. осуществляется с брокерского счета его супруги, в связи с тем, что сам ничего не знал о данном обстоятельстве. На заседании Дисциплинарной коллегии в отношении компании Д.И. были установлены следующие сведения: компания создана в штате Невада в январе 2002 г. под наименованием Ю.Т., после осуществления продажи акций данной компании в течение шести месяцев наименование данной компании изменилось на Б. и Б. 24 марта 2003 г. ее наименование вновь изменилось на Д.И. В компании действовал один сотрудник, не получающий постоянной заработной платы, работа в данной компании для него не являлась постоянной, данный работник одновременно выполнял функции единственного работника, директора и акционера. О существовании данной компании ответчик узнал от своих знакомых Д.А. и Р.С., которые сообщили ему о том, что компания Д.И. собирается реализовывать товары для домашних животных высокого уровня качества.

Через месяц компания Д.И. получила данные средства у матери одного из знакомых ответчика Р.С. стоимостью в 500 000 долл. США.

Свидетель П.В. принял участие в дисциплинарных слушаниях и показал, что ответчик сообщил ему о том, что компания Ю.Т. изменит свое наименование на Д.И., что является основанием для приобретения данной компании П.В.

В феврале и марте 2003 г. клиенты ответчика инвестировали принадлежавшие им денежные средства в акции компании Д.И. на общую сумму 200 000 долл. США.

19 марта 2003 г. супруга ответчика организовала в штате Невада корпорацию ТД., которую впоследствии использовала для продажи акций компании Д.И. - это была первая компания, которую она основала в своей жизни, поскольку ранее она на протяжении более 20 лет работала стюардессой.

Ранее она не имела опыта управления компаниями, в основанной ею корпорации она выполняла функции президента, секретаря и бухгалтера в качестве единственного уполномоченного лица.

Во время опроса на дисциплинарных слушаниях изначально она сообщила Дисциплинарной коллегии, что не помнит, чтобы компания ТД. когда-либо работала с акциями компании Д.И. Хотя впоследствии она признала, что открывала брокерский счет вне брокерской фирмы ответчика в компании Эй Си Эй Пи, являющейся участником СРО ФИНРА, и переводила денежные средства со счета открытого в брокерской фирме Эй Си Эй Пи на свой банковский счет.

Во время дисциплинарных слушаний она заявила, что не ставила ответчика в известность об открытии ею компании ТД., что не знакома с уставом компании ТД., подготовленным и переданным ей юридической фирмой из Лас-Вегаса, что она не может объяснить, почему она согласно документам занимала в ней должности президента, секретаря и бухгалтера, несмотря на то что множество корпоративных документов были подписаны ею собственноручно.

Ответчик, в свою очередь, сообщил дисциплинарной комиссии о том, что он не знал о том, что его супруга зарегистрировала компанию ТД. до конца июня 2003 г., но дисциплинарная коллегия не признала его показания заслуживающими доверия. О ходе продаж акций компании Д.И., осуществлявшихся 28 марта 2003 г. ответчиком и его супругой, дисциплинарная комиссия судила, основываясь на сведениях, полученных из телефонной компании.

Установлено, что 28 марта 2003 г., в день начала торгов акций компании Д.И., ответчик и его супруга использовали общую телефонную линию главным образом для продажи акций вышеназванной компании.

Данные, предоставленные телекоммуникационной компанией, показывают, что ответчиком был сделан звонок в фирму Эс Эл Ай, организовывавшую компанию ТД. и подготовившую учредительные документы компании юридическую фирму, другой телефонный звонок состоялся в 10:29 по тому же телефону. Ни ответчик, ни его супруга не смогли дать объяснения в отношении цели и содержания данных телефонных переговоров. Расшифровка предоставленных телефонных услуг показала, что в тот день ответчик трижды звонил троим из своих клиентов. В 9:09 он связался с С.З. (его клиентом на протяжение более чем 10 лет) и разговаривал с ним более 19 минут. В 12:11 он снова звонил данному клиенту и разговаривал с ним 18 минут. Позже, в этот же день ответчик исполнил поручение данного клиента о приобретении 6000 акций компании Д.И. по цене за 5 долл. 82 цента за акцию на общую сумму в 35 000 долл. США. В 10:38 минут ответчик сделал трехминутный звонок другому клиенту С.Г., который открыл в тот же день счет и дал поручение ответчику приобрести для него 800 акций компании Д.И. по цене 5 долл. 82 цента за одну акцию на общую сумму 4700 долл. США. По прошествии менее часа, в 11:27 ответчик позвонил третьему своему клиенту, телефонный звонок продолжался в течение одной минуты. Клиент ответчика В.Т. ранее инвестировал 50 000 долл. США в развитие компании Д.И. и приобрел на следующий день 1000 акций компании Д.И. по цене 5 долл. 89 центов США за акцию на общую сумму 5900 долл. США. 27 марта 2003 г. компания ТД. получила сертификат на 50 000 акций от трансфер-агента, акции были переведены со счета Б.В. на счет ТД. Через несколько минут после этого супруга ответчика приступила к продаже акций Д.И. со счета компании ТД. по цене 5 долл. 75 центов США за акцию. Супруга ответчика заявила, что не помнит, чтобы она давала поручение на совершение данной сделки, тем не менее она являлась единственным лицом, уполномоченным на направление указанного поручения. В связи с этим Дисциплинарная коллегия пришла к выводу о том, что именно супруга ответчика осуществляла продажу данных ценных бумаг, что также было подтверждено показаниями брокера, осуществлявшего продажу по ее поручению.

В то же самое время фирма ответчика ВББ исполнила поручения ответчика о приобретении указанных акций для двоих из ее клиентов. Ответчик в тот день разговаривал также еще с пятью своими клиентами по поводу приобретения 16 100 акций компании Д.И., поручения клиентов о приобретении данных акций были объединены в одном поступившем распоряжении. 31 марта 2003 г., на следующий рабочий день после 28 марта 2003 г. ТД. продала 1000 акций компании Д.И. по цене 5 долл. 70 центов США на общую сумму 5700 долл. США. В период с марта по июнь 2003 г. с брокерского счета ТД. было продано 6800 акций Д.И. на общую сумму в 35 000 долл. США. Супруга ответчика сообщила Дисциплинарной коллегии СРО ФИНРА, что не помнит, чтобы она давала поручение на совершение данных сделок, но брокер, исполнявший ее поручения, подтвердил данный факт.

В ходе проведения дисциплинарных слушаний супруга ответчика признала, что она осуществляла перевод денежных средств со счета компании ТД. на ее личный банковский счет. Торги акциями компании Д.И. осуществлялись в течение нескольких дней, последние продажи данных акций осуществлялись в марте по цене 2 долл. 50 центов за акцию. Супруга ответчика дала своему брокеру поручение перевести 28 000 долл. США, вырученных с продажи акций, на ее личный банковский счет. В то же самое время клиенты ответчика приобрели в общей сумме 46 220 акций компании Д.И. по цене от 4,45 долл. США до 8,75 долл. США.

Не вызывает сомнений тот факт, что ответчик не уведомил ни одного из своих клиентов о том, что продажа акций компании Д.И. осуществляется его супругой.

Расследование обстоятельств дисциплинарного дела саморегулируемой организацией ФИНРА показало, что цена на акции компании Д.И. возросла с 2 долл. 50 центов за акцию до 6 долл. и более, остановившись к закрытию торгов на отметке в 5 долл. 82 цента США за одну акцию.

Указанный рост цены на акции компании Д.И. имел место, несмотря на то что она не осуществляла предпринимательской деятельности и не имела каких-либо финансовых активов, объем продаж ее акций превысил 60 000 штук.

Данные показания послужили основанием для проведения расследования обстоятельств данных торгов саморегулируемой организацией ФИНРА.

Расследование, осуществлявшееся сотрудниками СРО ФИНРА, подтвердило вышеуказанные факты.

На основании установленных фактов Дисциплинарная коллегия СРО ФИНРА пришла к выводу о наличии в деятельности ответчика нарушений разд. 10(b), 10-6-5 Акта о биржах, правил 2120, 2110 правил Национальной ассоциации дилеров ценных бумаг (NASD), запрещающих совершение мошеннических действий при осуществлении продажи ценных бумаг в форме обмана, принимая во внимание прецеденты рассмотрения дел Basic v. Levinson, 485 U.S. 224, 239 n.17 (1988); Ernst & Ernst v. Hochfelder, 425 U.S. 185, 193 n. 12 (1976), согласно которым обман и несоблюдение требований о раскрытии информации несовместимы с принципами добросовестной торговли, которые обязывают участников индустрии ценных бумаг осуществлять продажи, сообщая обществу достоверную информацию о предлагаемых к продаже ценных бумагах, что также нашло отражение в дисциплинарных делах Department of Enforcement v. Donner Corp. Int'l, No. CAF020048, 2006 NASD Discip. LEXIS 4, at *50 (NAC Mar. 9, 2006) (quoting District Bus. Conduct Comm. v. Euripides, No. C9B950014, 1997). Правила, запрещающие мошеннические действия в торгах ценными бумагами, устанавливают, что лицо, заведомо вводящее в заблуждение клиента, совершает мошенничество Donner Corp., 2006 NASD Discip. LEXIS 4, at *50.

Нарушение правил осуществления продаж ценных бумаг было сопряжено с использованием средств связи на территории нескольких штатов США. Торговля акциями осуществлялась ответчиком, как было установлено при рассмотрении дела Ernst & Ernst v. Hochfelder, с явным и существенным отступлением от стандартов должной осмотрительности, что влечет за собой риск введения в заблуждение лиц, осуществляющих покупку или продажу ценных бумаг.

Ответчик отрицал наличие в его действиях нарушений вышеназванных требований и заявил, что узнал о факте продажи указанных ценных бумаг его супругой только после начала расследования обстоятельств дисциплинарного дела. Дисциплинарная коллегия не признала его аргументы обоснованными. Дисциплинарная коллегия пришла к выводу о том, что продажи ценных бумаг компании Д.И. осуществлялись супругой ответчика с умыслом по предварительному сговору с ним. Ответчик в своих возражениях указал, что продажи ценных бумаг, осуществлявшиеся его супругой, по своему характеру были безвозмездными, потому что данные ценные бумаги принадлежали не ей, а К.Д., подруге инвестора Р.С., но Дисциплинарная коллегия не согласилась с данным заявлением, установив, что супруга ответчика обладала прямой финансовой заинтересованностью в осуществлении продажи данных ценных бумаг. Кроме того, ответчик не смог доказать, что ценные бумаги принадлежали указанному им лицу.

Ответчик отметил, что даже если допустить, что его супруга обладала интересом в осуществлении продажи ценных бумаг, находящихся на счете в брокерской компании ТД., данный интерес не носил материального характера в связи с тем, что никто из клиентов ответчика не обратился с требованием о расторжении сделки или с жалобой на его действия. Но Дисциплинарная коллегия при принятии решения о привлечении ответчика к дисциплинарной ответственности руководствовалась положениями требований, не устанавливающих наличие материального интереса в качестве обязательного критерия ответственности за нарушение требований порядка уведомления клиентов брокера о сделках с ценными бумагами.

С учетом указанных оснований Дисциплинарная комиссия СРО ФИНРА исходила из того, что за допущенные ответчиком дисциплинарные нарушения допускается применение меры дисциплинарного воздействия в виде штрафа в размере от 2500 до 50 000 долл. США с запретом осуществления профессиональной деятельности ответчиком на срок до одного месяца. За грубое дисциплинарное нарушение в указанном случае устанавливается дисциплинарный штраф в размере от 10 000 до 100 000 долл. США с запретом осуществления профессиональной деятельности ответчиком на срок от 10 рабочих дней до двух лет либо запрет на дальнейшее осуществление профессиональной деятельности. Дополнительно разрешается увеличивать размер дисциплинарного штрафа с учетом размера финансовой выгоды, полученной ответчиком по дисциплинарному делу.

В указанном случае рекомендация ответчика его клиентам приобретать ценные бумаги с невыполнением обязанности уведомлять клиента о том, что продажа ценных бумаг осуществлялась со счета, открытого супругой ответчика, являлась серьезным, но не грубым дисциплинарным нарушением. Продажи, осуществленные его супругой, произведены на сравнительно небольшую сумму денежных средств. В дисциплинарном деле отсутствуют также обвинения ответчика в том, что между покупкой и продажей данных ценных бумаг имелась причинная связь, а также что данные сделки были частью некой организованной противозаконной схемы совершения сделок, манипулированием акциями компании Д.И.

Тем не менее Дисциплинарная коллегия СРО ФИНРА пришла к выводу о том, что попытки ответчика сокрыть факт совершения дисциплинарного нарушения являются серьезным отягчающим обстоятельством по делу, ответчик не должен продолжать свою профессиональную деятельность и являться участником рыночной индустрии. С учетом изложенного Дисциплинарной коллегией было принято решение о применении в отношении ответчика меры дисциплинарного воздействия в виде запрета на осуществление профессиональной деятельности, смягчающих обстоятельств по данному дисциплинарному делу установлено не было. Заявитель о дисциплинарном нарушении Департамент рыночного регулирования СРО ФИНРА также предложил применить к ответчику меру дисциплинарного воздействия в виде штрафа в размере 206 527 долл. США.

Тем не менее большинство сделок осуществлялось супругой ответчика по дисциплинарному делу на сумму 28 000 долл. США. С учетом изложенного на ответчика Дисциплинарной коллегией был наложен дисциплинарный штраф в размере 28 000 долл. США.

Из приведенного примера рассмотрения дисциплинарного дела в СРО ФИНРА видно, что принятие решения о привлечении лица к дисциплинарной ответственности состоялось в 2009 г. за дисциплинарное нарушение, имевшее место в 2002 г., т.е. по прошествии более семи лет со дня его совершения.

Дисциплинарная коллегия СРО ФИНРА применила две меры дисциплинарного воздействия одновременно, наложив на лицо, привлекавшееся к дисциплинарной ответственности, значительный штраф (28 000 долл. США) и запретив данному лицу осуществлять профессиональную деятельность.

Таким образом, можно прийти к выводу о том, что дисциплинарное производство саморегулируемой организации на рынке ценных бумаг США является более строгим и не связанно сроками, допускающими применение мер дисциплинарного воздействия, по аналогии со сроком исковой давности в гражданском праве.

В соответствии с другим решением Дисциплинарной коллегии СРО ФИНРА ответчик был подвергнут дисциплинарному взысканию в виде штрафа в размере 10 000 долл. США, кроме того, в отношении него было принято решение о запрете осуществления профессиональной деятельности в течение двух лет. Причиной применения к ответчику мер дисциплинарного воздействия стало направление гарантийных писем, содержащих не соответствующую действительности информацию в нарушение правила 2110 Правил поведения членов СРО ФИНРА. Кроме того, на ответчика была возложена обязанность по возмещению убытков, связанных с разбирательством дисциплинарного дела. Заявление о дисциплинарном нарушении было подано В.Х. и К.У. сотрудниками Исполнительного департамента СРО ФИНРА в отношении ответчика Д.К.

Исполнительным департаментом СРО ФИНРА в отношении ответчика по данному дисциплинарному делу были предъявлены обвинения в направлении гарантийного письма, содержащего сведения, не соответствующие действительности. Гарантийное письмо было направлено покупателю сделки, и в нем содержалась информация о том, что покупатель обладает денежными средствами, достаточными для осуществления необходимой сделки, в нарушение правила 2110 Правил этики Национальной ассоциации дилеров ценных бумаг. Согласно заявлению о дисциплинарном нарушении гарантийное письмо от 4 января 2007 г. недостоверно свидетельствует о финансовом состоянии компании УЕ, находящейся в собственности ответчика К. Ответчик намеревался совершить сделку приобретения 400 000 метрических тонн рафинированного сахара. Исполнительный департамент обратился с заявлением на действия ответчика 18 сентября 2008 г. К. направил в Дисциплинарную коллегию СРО ФИНРА отзыв на поступившее заявление о дисциплинарном нарушении 31 октября 2008 г., в котором потребовал проведения дисциплинарных слушаний по фактам, указанным в заявлении о дисциплинарном нарушении. Дисциплинарные слушания состоялись 18 февраля 2009 г. года в г. Хьюстоне, штат Техас.

Дисциплинарное дело было рассмотрено Дисциплинарной коллегией в составе сотрудника СРО ФИНРА, ответственного за осуществление дисциплинарного производства, а также двумя постоянными членами Окружного комитета СРО ФИНРА. До начала дисциплинарных слушаний стороны дисциплинарного дела представили Дисциплинарной коллегии протокол соглашения о фактах от 30 января 2009 г. (Stipulations of Fact). Протокол содержал сведения о фактах, имеющих отношение к дисциплинарному делу Исполнительный департамент предложил Дисциплинарной коллегии разрешить совместное представление доказательств по дисциплинарному делу сторонами дисциплинарного дела.

В ходе проведения дисциплинарных слушаний Исполнительный департамент представил двоих свидетелей. Д.С., специалист СРО ФИНРА, проводивший проверку по фактам установленных в деятельности ответчика нарушений, предоставил Дисциплинарной коллегии показания по дисциплинарному делу от собственного имени, в качестве свидетеля - физического лица. В результате рассмотрения данного дисциплинарного дела были установлены следующие факты.

Ответчик К. приступил к профессиональной деятельности в индустрии ценных бумаг в сентябре 2003 г. в возрасте 22 лет, поступив на работу в компанию А., затем по прошествии небольшого времени он был зарегистрирован в качестве основного представителя компании А.

Отдельные эпизоды данного дисциплинарного дела касаются практики саморегулирования, осуществлявшегося СРО "Национальная ассоциация дилеров ценных бумаг". С учетом данного обстоятельства решение по дисциплинарному делу было принято на основании Правил этики СРО "Национальная ассоциация дилеров ценных бумаг".

19 марта 2007 г. компания А. расторгла трудовой договор с ответчиком ввиду допущенных им дисциплинарных нарушений. Факты, о которых было сообщено заявителем о дисциплинарном нарушении, ответчиком по дисциплинарному делу не оспаривались. В 2005 г. ответчик встретил Д. на одной из деловых встреч компании А., где Д. представился инвестором, заинтересованным в инвестировании в недвижимость, и владельцем компании по продаже недвижимости. В 2005-2006 гг. Д. открыл счета в компании А. для себя и членов своей семьи на общую сумму в 130 000 долл. США.

Тем не менее начиная с 2006 г. Д начал требовать от ответчика представления гарантийных писем на официальном бланке компании А., текст данных писем Д. предлагал сам, направляя его ответчику по электронной почте.

В первый раз, 18 августа 2006 г., ответчик подготовил и подписал на бланке компании А. гарантийное письмо. Впоследствии, в период с апреля по январь 2007 г., ответчик подготовил и отправил несколько других гарантийных писем, адресованных Д., по поручению последнего. Ни одно из этих писем не было утверждено компанией А.

4 января 2007 г. Д. потребовал, чтобы ответчик подготовил гарантийное письмо на бланке компании А. ответчик отдавал себе отчет в том, что Д. собирается направить данное письмо третьему лицу в связи с договором о приобретении 400 000 тонн рафинированного сахара. Ответчик выполнил просьбу Д. Без выяснения каких-либо вопросов, связанных с намерениями Д. использовать данное письмо, имени или наименования адресата, не имея понятия о цене договора, для заключения которого представлялось данное гарантийное письмо.

Ответчик подписал указанное гарантийное письмо и передал его Д. С просьбой об утверждении текста данного письма к руководящим органам компании А. ответчик не обращался. Цена вышеназванной сделки по приобретению рафинированного сахара, осуществлявшейся с использованием гарантийного письма, составленного ответчиком, составляла более 109 млн долл. США, исходя из рыночной цены, установленной на этот вид товара на данный период времени.

Гарантийное письмо, составленное ответчиком, содержало информацию, не соответствующую действительности и вводящую в заблуждение.

Д. не обладал средствами, достаточными для того, чтобы совершить вышеназванную сделку, ему также не была открыта кредитная линия в компании А., как было указано в гарантийном письме.

В дополнение гарантийное письмо содержало сведения о том, что Д. был открыт счет в банке А., тем не менее компания А. не являлась кредитной организацией и не осуществляла банковской деятельности, в связи с чем Дисциплинарная коллегия установила, что данные сведения не соответствовали действительности. Дисциплинарной коллегией было установлено, что ответчик допустил нарушения правила 2110 Правил этики, в соответствии с которыми члены саморегулируемой организации ФИНРА при осуществлении предпринимательской деятельности должны соблюдать высокие стандарты деловой репутации и принципы осуществления торговли для того, чтобы способствовать повышению уровня профессионализма в деятельности участников индустрии ценных бумаг.

Действия ответчика не соответствовали требованиям стандартов этики членов СРО ФИНРА, они также не соответствовали порядку осуществления профессиональной деятельности компанией А. Тем не менее факт составления письма ответчиком с целью преднамеренного введения в заблуждение Дисциплинарной коллегией СРО ФИНРА не установлен.

Правило 2110-b Правил профессиональной этики членов СРО (Conduct Rules) устанавливает ответственность за введение в заблуждение и меру дисциплинарного воздействия в виде штрафа в размере от 10 000 до 100 000 долл. США и приостановления профессиональной деятельности сроком от нескольких рабочих дней до двух лет, запрет на осуществление профессиональной деятельности.

При определении меры дисциплинарного взыскания Дисциплинарная коллегия также основывалась на Основных принципах определения дисциплинарных взысканий (General Principles Applicable to all Sanction Determinations). С учетом тяжести допущенного ответчиком дисциплинарного нарушения Дисциплинарная коллегия пришла к выводу о целесообразности применения в отношении него меры дисциплинарного воздействия в виде штрафа в размере 10 000 долл. США и приостановления профессиональной деятельности на два года.

Компания С. была привлечена к дисциплинарной ответственности 19 апреля 2006 г. за непредоставление в саморегулируемую организацию ежегодного аудиторского отчета в нарушение Правила 17, к дисциплинарной ответственности был также привлечен ответчик Б., который являлся президентом, главным контролером и управляющим, собственником, владеющим более 75% уставного капитала компании С.

Как компания С., так и Б. ранее дважды привлекались к дисциплинарной ответственности. В первый раз за непредоставление информации по запросу уполномоченного органа саморегулируемой организации в отношении них была применена мера дисциплинарной ответственности в виде штрафа в размере 25 000 долл. США и приостановления профессиональной деятельности сроком на два года.

Во второй раз Дисциплинарная коллегия СРО ФИНРА исключила С из членов саморегулируемой организации ФИНРА, а в отношении Б. была применена мера дисциплинарного воздействия в виде запрета на осуществление профессиональной деятельности. Затем был установлен еще один факт дисциплинарного нарушения, допущенного компанией С. и Б. в период их членства в СРО ФИНРА, и в связи с этим Дисциплинарная коллегия пришла к выводу о наличии у нее полномочий, необходимых для рассмотрения настоящего дела.

В соответствии с требованиями о предоставлении информации, установленными СРО ФИНРА, обязательным является предоставление в СРО информации о собственном капитале организаций, являющихся ее участниками.

Также другая информация была запрошена инвестором, перечислившим ответчикам 15 000 долл., но так и не получившим назад ни своих денежных средств, ни какого-либо объяснения по поводу их дальнейшей судьбы.

С учетом изложенного в начале октября 2006 г. инспекционная группа СРО ФИНРА провела опрос Б., чтобы установить соответствие размера чистого капитала компании С требованиям СРО ФИНРА.

В компанию С. были направлены соответствующие запросы, тем не менее ответчики по дисциплинарному делу обратились в СРО ФИНРА с заявлением по поводу того, что запросы были направлены ненадлежащим образом, по неверно указанному адресу, и в связи с этим могли быть не полностью получены ими с учетом того, что направлялось несколько писем с запросами. Сотрудниками СРО ФИНРА было сделано несколько телефонных звонков в компанию С. и лично ответчику Б. с просьбой о предоставлении в саморегулируемую организацию сведений, имеющих отношение к финансовой отчетности компании и поступившему обращению инвестора. Было подготовлено и отправлено специальное письмо с повторным и окончательным запросом вышеназванной информации.

В СРО ФИНРА поступила информация от ответчика, представленная в ответ на запрос, но в данной информации не было тех сведений, которые требовались, а также отсутствовали сведения о чистом капитале компании С. в январе, феврале, апреле, а также ноябре, кроме того, не была предоставлена необходимая сопроводительная документация. В ответ на повторный запрос СРО ФИНРА вообще не было предоставлено какой-либо информации.

Дисциплинарная коллегия СРО ФИНРА пришла к выводу о том, что ответчики осуществляли профессиональную деятельность с нарушениями требований к размеру собственных средств профессионального участника рынка ценных бумаг. Согласно данным требованиям собственный капитал компании С. должен составлять не менее 5000 долл. США.

Объяснения ответчика Б. не содержали в качестве приложения доказательств соответствия собственных средств компании С. требованиям СРО ФИНРА.

СРО ФИНРА вправе затребовать предоставления сведений и информации на основании правила 8210 СРО ФИНРА, уполномочивающего саморегулируемую организацию на получение сведений, касающихся любого вопроса, требующего установления по дисциплинарному делу.

Согласно практике рассмотрения дисциплинарных дел General Bond & Share Co. v. SEC, 39 F.3d 1451, 1461 (10th Cir. 1994); Paul Joseph Benz, Exchange Act Rel. No. 51046, 2005 SEC LEXIS 116 (Jan. 14, 2005); Robert Fitzpatrick, Exchange Act Rel. No. 44956, 2001 SEC LEXIS 2185 (Oct. 19, 2001); Joseph Patrick Hannan, Exchange Act Rel. No. 40438, 1998 SEC LEXIS 1955, at *11 (Sept. 14, 1998) не допускается нарушение членом саморегулируемой организации требований ее органов о предоставлении информации. В данном дисциплинарном деле, хотя ответчик и предоставил некоторые сведения по запросу уполномоченного органа СРО ФИНРА, данные сведения носили отрывочный, неполный характер, предоставление их было осуществлено с нарушением установленных сроков. Финансовая информация, запрошенная уполномоченным органом саморегулируемой организации, за указанный период не была предоставлена.

Согласно Руководству о применении дисциплинарных санкций в СРО ФИНРА (FINRA Sanction Guidelines ("Guidelines")) невыполнение требования о предоставлении информации по запросу саморегулируемой организации является основанием для применения в отношении лица, допустившего данное дисциплинарное нарушение, меры дисциплинарного воздействия в виде запрета на осуществление профессиональной деятельности. Ответчик по дисциплинарному делу компания С. исключена из членов СРО ФИНРА, ответчику Б. запрещено осуществление профессиональной деятельности в любых организациях, которые могут быть в своей деятельности связаны с СРО ФИНРА.

<< | >>
Источник: Г. О. Аболонин. Дисциплинарное производство саморегулируемых организаций - на острие конфликта. 2010

Еще по теме 19.3. Дисциплинарная практика саморегулируемой организации ФИНРА:

  1. 19.2. Общие принципы наложения дисциплинарных взысканий дисциплинарными органами саморегулируемой организации ФИНРА
  2. 19. Опыт дисциплинарного производства саморегулируемой организации ФИНРА в США
  3. 19.1. Общая характеристика дисциплинарного производства саморегулируемой организации ФИНРА
  4. 18. Дисциплинарная практика саморегулируемой организации ПАРТАД
  5. Статья 55.15. Применение саморегулируемой органи-зацией мер дисциплинарного воздействия в отношении членов саморегулируемой организации
  6. 20. Проблемы дисциплинарного производства саморегулируемых организаций
  7. Приложения (образцы документов дисциплинарного производства саморегулируемой организации)
  8. Г. О. Аболонин. Дисциплинарное производство саморегулируемых организаций - на острие конфликта, 2010
  9. 3. Дисциплинарные органы саморегулируемых организаций
  10. 4. Внутренние документы саморегулируемых организаций, регламентирующие дисциплинарное производство