<<
>>

18.4. Дисциплинарные дела, возбужденные по результатам инспекционной проверки деятельности членов саморегулируемой организации управлением контроля и мониторинга

В период обязательности членства в саморегулируемых организациях на рынке ценных бумаг, когда их управления мониторинга и контроля проводили частые постоянные проверки деятельности их участников, в том числе по поручениям федерального органа исполнительной власти по рынку ценных бумаг, одну из наиболее часто рассматриваемых категорий составляли дисциплинарные дела, возбужденные по результатам инспекционных проверок профессиональной деятельности членов саморегулируемой организации.

Одним из таких дел стало дисциплинарное дело в отношении регистратора С, которое было возбуждено на основании данных инспекционной проверки его профессиональной деятельности управлением мониторинга и контроля саморегулируемой организации.

При его рассмотрении дисциплинарным комитетом было установлено, что проверка профессиональной деятельности члена СРО регистратора С выявила ряд нарушений.

В частности, С использовал для ведения реестра не сертифицированное программное обеспечение в отношении реестров трех эмитентов: А, Ч, М.

Журнал учета входящих документов С не содержал всех обязательных данных о лицах, предоставивших документы. Ряд анкет зарегистрированных лиц не содержал обязательных для указания сведений. В выписках из реестров эмитентов А, Ч, М не был указан номер телефона регистратора.

С учетом установленных фактов дисциплинарный комитет пришел к выводу о том, что в своей деятельности регистратор допустил нарушения п. 3.4.1, 3.4.4, 3.4.5, 5.3 Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг, утвержденного Постановлением ФКЦБ России от 2 октября 1997 г. N 27. С учетом изложенного было принято решение о применении в отношении него меры дисциплинарного воздействия в виде предупреждения с публичным извещением общественности.

Другое дисциплинарное дело было возбуждено в результате решения совета директоров СРО о передаче результатов инспекционной проверки деятельности регистратора Ц в дисциплинарный комитет СРО для решения вопроса о применении к нему мер дисциплинарного воздействия.

В ходе рассмотрения дисциплинарного дела было установлено, что регистратор Ц осуществлял открытие лицевых счетов зарегистрированных лиц (счета юридических лиц в реестре эмитента Я) при отсутствии анкеты зарегистрированного лица; копии устава юридического лица, удостоверенной нотариально или заверенной регистрирующим органом; копии свидетельства о государственной регистрации, удостоверенной нотариально или заверенной регистрирующим органом; документа, подтверждающего назначение на должность лица, имеющего право действовать от имени юридического лица без доверенности.

Анкеты зарегистрированных лиц в Ц не содержали обязательной информации о форме выплаты доходов по ценным бумагам и способе получения выписок из реестра.

Передаточные распоряжения, поступившие к регистратору Ц, не содержали указаний на наличие обременения передаваемых ценных бумаг обязательствами, а также указаний о типе лицевого счета, на который должны были быть зачислены ценные бумаги.

Регистратор Ц выдавал выписки из реестра лицам, не уполномоченным на получение информации из реестра (родственникам умершего).

В реестре другого эмитента - А - запись о передаче ценных бумаг в залог в отношении определенной группы акционеров (пенсионеры, бывшие работники завода, уволенные в период между подпиской и оплатой акций) произведена регистратором Ц на основании письма эмитента, подписанного исполнительным директором по экономике и финансам. Кроме того, отсутствовали документы, необходимые для внесения информации о залоге: залоговое распоряжение; заверенная копия договора о залоге; заверенная копия договора по основному обязательству, обеспечением которого является залог, в котором определены условия залога (в случае отсутствия отдельного договора о залоге); письменное согласие совладельцев на передачу ценных бумаг в залог (в случае совместного владения ценными бумагами). Договоры на ведение реестра регистратора Ц не содержали условия о том, что новый регистратор приступает к ведению реестра после подписания акта приема-передачи реестра в день, следующий за днем прекращения действия договора на ведение реестра с регистратором, передающим реестр; не предусматривали порядок и условия передачи реестра и возмещения регистратору расходов, связанных с передачей реестра.

У регистратора Ц отсутствовали документы эмитентов, подлежащие обязательной передаче: копии учредительных документов, удостоверенных нотариально или регистрирующим органом; выписка из протокола решения уполномоченного органа эмитента о назначении руководителя исполнительного органа, выписка об избрании членов совета директоров (наблюдательного совета); заверенные эмитентом решения общих собраний акционеров, годовые бухгалтерские балансы, сведения о лицах, входящих в органы управления за последние три года.

Кроме того, инспекционной комиссией саморегулируемой организации были выявлены нарушения, имевшие место в деятельности филиала регистратора Ц.

Филиалом Ц не соблюдались сроки исполнения операций по внесению записей о переходе прав собственности на ценные бумаги. При внесении филиалом Ц записи в реестр о переходе прав собственности на ценные бумаги в результате наследования филиал Ц без письменного согласия участников общей долевой собственности осуществил раздел акций.

Филиал Ц не выполнил операцию по открытию лицевого счета зарегистрированного лица на основании анкеты зарегистрированного лица и комплекта документов юридического лица, необходимых для открытия лицевого счета, и не предоставил отказ в выполнении данной операции.

Филиалом Ц не были соблюдены сроки исполнения операций по открытию лицевых счетов.

Филиалом Ц не были соблюдены сроки исполнения операции по внесению изменений в информацию лицевого счета зарегистрированного лица.

Исполненные филиалом Ц передаточные распоряжения не содержали обязательной информации: указаний о том, является ли лицо, передающее ценные бумаги, владельцем, доверительным управляющим или номинальным держателем передаваемых ценных бумаг; сведений об уполномоченном представителе; государственного регистрационного номера выпуска ценных бумаг.

Филиал регистратора Ц допустил ряд нарушений при ведении журнала учета входящих документов. Нарушена хронология записей. Отсутствовала дата отправки ответа, не осуществлялось ведение журнала отправленных (принятых) документов по трансфер-агентам.

Контролер филиала Ц не предоставлял ежемесячные письменные отчеты о проделанной работе руководителю регистратора Ц. С учетом установленных фактов дисциплинарный комитет пришел к выводу о том, что в своей деятельности регистратор Ц допустил нарушения п. 3.4.1, 3.4.2, 3.4.5, 6.2, 7.1, 7.9, 10.3 Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг; п. 5, 11 Положения о порядке передачи информации и документов, составляющих систему ведения реестра владельцев именных ценных бумаг, и п.

7.1 Временного положения о внутреннем контроле профессионального участника рынка ценных бумаг, утвержденного Постановлением ФКЦБ России от 15 июня 1998 г. N 23*(29). На основании кодекса мер дисциплинарного воздействия саморегулируемой организации дисциплинарный комитет решил применить в отношении регистратора Ц меру дисциплинарного воздействия в виде штрафа.

Другое дисциплинарное дело касалось результатов инспекционной проверки профессиональной деятельности одного из крупнейших регистраторов на российском рынке ценных бумаг.

На заседании дисциплинарного комитета СРО было установлено, что при осуществлении инспекционной проверки регистратора М инспекционной комиссией СРО был выявлен ряд нарушений, допущенных М при осуществлении деятельности по ведению реестра владельцев именных ценных бумаг.

В частности, в штате регистратора М отсутствовало необходимое число лиц, удовлетворяющих квалификационным требованиям по данному виду профессиональной деятельности. В соответствии с п. 11 прейскуранта услуг регистратора М была установлена минимальная величина оплаты за проведение операций с участием номинального держателя или доверительного управляющего, не связанных с переходом прав собственности на ценные бумаги.

Регистратором М по поручению эмитента А, допустившего ошибку при самостоятельном ведении реестра, была осуществлена операция по внесению записи в реестр при отсутствии необходимых для осуществления данной операции в реестре документов. Для проведения операций в реестре регистратор М предъявлял зарегистрированным лицам дополнительные требования о предоставлении следующих документов, не предусмотренных Положением о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг:

- гарантийное письмо эмитента о возмещении возможных убытков в случае удовлетворения органами судебной или исполнительной власти судебных исков, связанных с предоставлением недостоверной информации об акционере;

- документ, подтверждающий факт приобретения акций, или его нотариально удостоверенную копию;

- копию паспорта зарегистрированного лица, заверенную в отделе кадров предприятия или ЖЭКе (включая страницы с указанием фамилии, имени, отчества, серии, номера, даты выдачи и наименования органа, выдавшего паспорт, адресов регистрации (прописки) с момента приобретения ценных бумаг по текущее время);

- заявление о предоставлении документов (в случае, если документы предоставлены не лично акционером);

- справка из ЖЭКа (подлинник) с указанием прежнего и нового адреса зарегистрированного лица.

Регистратор М выдал зарегистрированному лицу по его распоряжению о внесении изменений в информацию лицевого счета необоснованный отказ.

В данном отказе содержались дополнительные требования к зарегистрированному лицу, не предусмотренные законодательством Российской Федерации и Положением о ведении реестра.

Пунктом 8.3.1 правил ведения реестра владельцев именных ценных бумаг, утвержденных исполнительным органом регистратора М, при передаче ценных бумаг, принадлежащих несовершеннолетним (лицам в возрасте от 14 до 18 лет), в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, не было предусмотрено предоставление разрешения органов опеки и попечительства на выдачу согласия на совершение сделки законным представителям несовершеннолетнего. В ходе осуществления инспекционной проверки саморегулируемой организации был выявлен ряд нарушений в деятельности регионального филиала М.

В штате филиала М отсутствовало необходимое количество лиц, удовлетворявших квалификационным требованиям по данному виду профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг. Прейскурант услуг филиала М, утвержденный директором филиала, не прошел процедуру лицензирования. В соответствии с п. 10 прейскуранта услуг установлена минимальная величина оплаты за проведение операций с участием номинального держателя или доверительного управляющего, не связанных с переходом прав собственности на ценные бумаги. В ходе осуществления инспекционной проверки СРО был выявлен ряд нарушений в деятельности другого регионального филиала М.

В штате филиала М отсутствовало необходимое количество лиц, удовлетворяющих квалификационным требованиям по данному виду профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг. В ходе осуществления инспекционной проверки СРО был выявлен ряд нарушений в деятельности третьего регионального филиала М.

В штате третьего регионального филиала М отсутствовало необходимое число лиц, удовлетворяющих квалификационным требованиям по данному виду профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг, внутренние документы М не содержали положений о порядке и условиях передачи реестра и возмещения регистратору расходов, связанных с передачей реестра.

В ходе осуществления инспекционной группой СРО проверки деятельности четвертого, пятого и шестого региональных филиалов регистратора М был выявлен факт отсутствия в штате филиалов необходимого количества лиц, удовлетворяющих квалификационным требованиям по данному виду профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг.

С учетом установленных фактов дисциплинарный комитет саморегулируемой организации пришел к выводу, что при осуществлении деятельности по ведению реестра владельцев именных ценных бумаг регистратором М были допущены нарушения п. 2.7, 10.1 Положения о лицензировании деятельности по ведению реестра владельцев именных ценных бумаг; п. 3.3, 3.4.1, 3.4.5, 5, 5.2.3, 6.2, 7, 7.3, 8.1 Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг и п. 5 Положения о порядке передачи информации и документов, составляющих систему ведения реестра владельцев именных ценных бумаг.

На основании кодекса мер дисциплинарного воздействия саморегулируемой организации дисциплинарный комитет решил применить в отношении регистратора М меру дисциплинарного воздействия в виде штрафа.

Дисциплинарное производство в отношении регистратора П было возбуждено дисциплинарным комитетом на основании решения совета директоров СРО по итогам проведения инспекционной проверки П; письма федерального органа исполнительной власти по рынку ценных бумаг; объяснений П, направленных в дисциплинарный комитет; акта приема-передачи N 1 Документов, составляющих систему ведения реестра акционеров эмитента Г; акта приема-передачи данных и документов, составляющих систему ведения реестра владельцев именных ценных бумаг эмитента Г; писем Г; постановления Федерального арбитражного суда Московского округа; письма Арбитражного суда Челябинской области; определения Арбитражного суда Челябинской области; письма Заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ; приказа Временного исполняющего обязанности руководителя Г; письма Заместителя Председателя Верховного Суда РФ; определения Арбитражного суда г. Москвы; определения Арбитражного суда Челябинской области; определения Арбитражного суда Красноярского края; письма Заместителя Председателя Верховного Арбитражного Суда РФ; исполнительного листа; постановления о возбуждении исполнительного производства.

При рассмотрении дисциплинарного дела дисциплинарный комитет установил, что между регистратором П и эмитентом Г. был подписан акт приема-передачи данных и документов, составляющих систему ведения реестра владельцев именных ценных бумаг эмитента Г.

Согласно подписанному акту регистратор П принял список лиц, зарегистрированных в системе ведения реестра, по состоянию на определенное число.

Регистратором П не были получены данные и документы, составляющие систему ведения реестра владельцев именных ценных бумаг, а также реестр, составленный на дату прекращения действия договора, в частности, не были приняты анкеты зарегистрированных лиц; документы, содержащие информацию об эмитенте; подлинник плана приватизации; копия свидетельства о государственной регистрации, удостоверенная нотариально или заверенная регистрирующим органом; документы, содержащие информацию о выпуске ценных бумаг: копии уведомлений о государственной регистрации выпусков ценных бумаг, регистрационный журнал.

Регистратор П осуществлял ведение реестра владельцев именных ценных бумаг эмитента Г в течение года. Регистратор П внес запись о списании ценных бумаг со счета владельца на счет номинального держателя не на основании распоряжения владельца о передаче ценных бумаг, а на основании письма зарегистрированного лица и уведомления предыдущего держателя реестра о проведенной операции. Регистратор П внес в реестр владельцев именных ценных бумаг эмитента запись при размещении ценных бумаг о списании ценных бумаг с эмиссионного счета эмитента и зачислении их на счет номинального держателя в реестре владельцев именных ценных бумаг.

Регистрационные журналы по эмитентам регистратора П не содержали порядкового номера записи (имеется графа "N операции"), входящего номера полученного документа (по большинству записей). В регистрационных журналах и выписках N 359, 360, 361 регистратор П указал тип операции "передача управления номинальному держателю".

В журнале учета входящих документов регистратора П отсутствовала дата отправления ответа (внесения записи в реестр) или направления отказа от внесения записи в реестр. С учетом установленных фактов дисциплинарный комитет саморегулируемой организации пришел к выводу о том, что регистратор П допустил нарушение требований п. 3 ст. 8 Закона о рынке ценных бумаг, п. 3 Положения о порядке передачи информации и документов, составляющих систему ведения реестра владельцев именных ценных бумаг; разд. 2 и 7, п. 3.4.5, 3.4.6, 6.2, 7.3, 7.4.1 Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг.

Дисциплинарный комитет саморегулируемой организации решил применить в отношении регистратора П меру дисциплинарного воздействия в виде штрафа.

По итогам инспекционной проверки, проведенной управлением мониторинга и контроля СРО, было возбуждено дисциплинарное производство в отношении регистратора И.

На заседании дисциплинарного комитета саморегулируемой организации было установлено, что в деятельности регистратора был выявлен ряд следующих нарушений.

У регистратора И отсутствовало необходимое число лиц, удовлетворяющих квалификационным требованиям по осуществляемому виду профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг.

Согласно п. 3 прейскуранта услуг регистратор И установил минимальную величину оплаты за проведение операций с участием номинального держателя или доверительного управляющего, не связанных с переходом прав собственности на ценные бумаги.

Регистратор И открыл лицевой счет юридическому лицу без предоставления анкеты зарегистрированного лица, документа, подтверждающего назначение на должность лиц, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности, и иных документов, устанавливающих юридический статус лица. Доступ к архиву регистратора И не ограничен - архив находился в помещении операционного зала.

Регистратор И выдавал выписки из реестра на основании свидетельства о смерти лицам, не уполномоченным на получение информации из реестра.

Анкеты зарегистрированных лиц регистратора И не содержали обязательной информации о форме выплаты доходов по ценным бумагам и способе получения выписок из реестра. У регистратора И отсутствовали документы некоторых эмитентов, подлежащие обязательной передаче.

Выявлен ряд нарушений в деятельности филиала регистратора И. В штате филиала регистратора отсутствовало необходимое количество лиц, удовлетворяющих квалификационным требованиям по данному виду профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг.

Филиал И использовал в своей деятельности не сертифицированное программное обеспечение для ведения реестров 13 эмитентов из 28 эмитентов, ведение реестров которых осуществлялось филиалом.

Филиал И внес в реестр запись о переходе прав собственности на основании передаточного распоряжения, не подписанного лицом, передающим ценные бумаги.

Исполненное филиалом И передаточное распоряжение было подписано от имени лица, передающего ценные бумаги, лицом, действующим по доверенности. Указанная доверенность у регистратора отсутствует.

Филиал И внес в реестр запись о переходе прав собственности на ценные бумаги эмитента М к лицу, не принявшему наследство по закону, на основании его заявления, копии свидетельства о смерти и копии свидетельства о праве на наследство, в котором в качестве наследуемого имущества указана квартира.

Исполненные филиалом И передаточные распоряжения не зарегистрированы в журнале учета входящих документов и отсутствуют у регистратора.

Филиал И внес в реестр записи о переходе прав собственности на ценные бумаги зарегистрированных лиц, на которых у филиала И отсутствовали анкеты зарегистрированных лиц, документы не были предоставлены лично зарегистрированными лицами, подписи на передаточных распоряжениях не удостоверены подписью должностного лица эмитента.

Филиал И вносил изменения в информацию лицевого счета о зарегистрированном лице (место проживания (регистрации) и адрес для направления корреспонденции (почтовый адрес)) без предоставления анкет зарегистрированных лиц на основании их распоряжений.

При внесении в реестр записей о переходе прав собственности на ценные бумаги в результате наследования филиал И без письменного согласия участников общей долевой собственности произвел раздел акций.

Филиал И осуществлял раздельное ведение журналов учета входящих документов по документам, требующим внесения записей в реестр, и по документам, связанным с предоставлением информации из реестра.

Филиал И допустил ряд нарушений при ведении журнала учета входящих документов.

В филиале И отсутствовали документы эмитентов, подлежащие обязательной передаче.

С учетом установленных фактов дисциплинарный комитет пришел к выводу о том, что при осуществлении деятельности по ведению реестра владельцев именных ценных бумаг регистратором И были допущены нарушения п. 2.7, 10.1 Положения о лицензировании деятельности по ведению реестра владельцев именных ценных бумаг, а также п. 3.4.1, 3.4.2, 3.4.5, 5, 5.2.2, 5.3, 6.2, 7.1-7.3, 7.9, 7.9.2, 7.9.4 Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг.

На основании кодекса мер дисциплинарного воздействия дисциплинарный комитет решил применить в отношении регистратора И меру дисциплинарного воздействия в виде штрафа.

Другое дисциплинарное дело было возбуждено по итогам инспекционной проверки в отношении члена саморегулируемой организации Ц, осуществляющего депозитарную деятельность на рынке ценных бумаг.

Согласно фактам, установленным на заседании дисциплинарного комитета, внутренние документы депозитария Ц не содержали описания структуры кодов разделов счетов депо и порядка их открытия, а также перечня допустимых депозитарных операций. Учетные регистры депозитарного учета ценных бумаг Ц не содержали учетных регистров в виде журнала операций (в части отражения административных, информационных операций) и анкеты депонента.

Порядок выполнения операций депозитария Ц, связанных с конвертацией ценных бумаг, отражающихся в операционном журнале лицевого счета счетов депо депонентов, в котором также отражались операции по активным счетам депозитарного учета и специальному счету депозитарного учета "клиринговому счету", не регламентировался внутренними документами депозитария Ц. Журнал инвентарных операций депозитария Ц содержал записи об операциях типа S, являвшихся этапами исполнения сводного поручения депо по результатам торгов, разделы и счета депо по дебету и кредиту которых совпадали.

Документы Ц, регламентирующие порядок проведения операций по лицевому счету депо "ценные бумаги до выяснения", отсутствовали.

Было установлено, что депозитарий Ц открывал в рамках счетов депо депонентов разделы счета депо, которые включали в себя коды других депонентов, являющихся одновременно клиентами депозитария-депонента.

Депозитарий Ц открывал разделы счета депо с присвоением кодов типа раздела, не указанных в перечне допустимых типов разделов на счетах депо.

В передаточных распоряжениях депозитария Ц при переводе ценных бумаг с лицевого счета одного номинального держателя на лицевой счет другого номинального держателя в системе ведения реестра владельцев именных ценных бумаг в результате перехода прав собственности на данные ценные бумаги в качестве основания для внесения записи в реестр депозитарий указывал междепозитарные договоры между Ц и депозитарием К. В поручениях депо на прием ценных бумаг на хранение из расчетного депозитария Ц было указано, что операции не исполнены в реестре (депозитарии).

Депозитарий Ц неоднократно совершал операции с ценными бумагами, учитываемыми по месту хранения в расчетном депозитарии, в то время как в поручениях депо в качестве места хранения депонентом указывался реестродержатель. Журнал инвентарных операций Ц не содержал ряда записей об операциях.

Сведения, предоставленные депозитарием Ц инспекционной комиссии саморегулируемой организации о количестве ценных бумаг эмитента С на счетах депонентов Ц на конец определенного дня, не соответствовали информации реестродержателя Д о количестве ценных бумаг, учитываемых на счете депозитария Ц как номинального держателя ценных бумаг.

Договор хранения и информационного взаимодействия при размещении и погашении ценных бумаг, являющийся депозитарным договором Ц (договором о счете депо), не содержал однозначного определения предмета договора и права депонента на расторжение договора с депозитарием Ц в одностороннем порядке. В соответствии с п. 4.5 типового депозитарного договора в случае просрочки оплаты услуг депонентом депозитарий Ц закрепил за собой право приостановления всех депозитарных операций по счету депо депонента, а также право отказа в принятии к исполнению поручения депонента до полной оплаты его услуг. Далее депозитарий Ц в уведомлении сообщил своему депоненту о том, что в соответствии с этим пунктом в связи с допущенной просроченной задолженностью оплаты депозитарных услуг Ц приостановил осуществление всех депозитарных операций по счетам депо данного депонента, а также прием его поручений депо, за исключением:

- внебиржевых переводов на счета других депонентов;

- операций, связанных с корпоративными действиями эмитентов;

- снятия с хранением ценных бумаг на условиях предоплаты расходов Ц по перерегистрации бумаг в реестре. С учетом установленных фактов дисциплинарный комитет саморегулируемой организации пришел к выводу о том, что в деятельности депозитария Ц имели место нарушения требований ст. 7 Закона о рынке ценных бумаг, п. 3.3, 3.6, 4.11, 5.1, 7.6, 11.9, 12.2 Положения о депозитарной деятельности в Российской Федерации, утвержденного Постановлением ФКЦБ России от 16 октября 1997 г. N 36*(30). На основании кодекса мер дисциплинарного воздействия СРО дисциплинарный комитет решил применить в отношении депозитария Ц меру дисциплинарного воздействия в виде штрафа.

Депозитарий Ц обратился с жалобой на решение дисциплинарного комитета в совет директоров саморегулируемой организации.

В жалобе он указал, что в решении дисциплинарного комитета не были указаны конкретные нормы ст. 7 Закона о рынке ценных бумаг, без учета того, что дисциплинарный комитет не обязан приводить в своем решении выдержки из законодательства о рынке ценных бумаг; что депозитарий Ц не согласен с выводом дисциплинарного комитета СРО о нарушении им п. 3.3 Положения о депозитарной деятельности в РФ, без учета того, что условия осуществления депозитарной деятельности Ц не определяли порядка и оснований осуществления процедуры сверки данных в отношении ценных бумаг и установления лимита остатков ценных бумаг, что явилось нарушением указанного пункта. Ц отрицал нарушение п. 3.6 Положения о депозитарной деятельности в РФ без учета того, что порядок выполнения операций, связанных с конвертацией ценных бумаг, отражающихся в операционном журнале лицевого счета его счетов депо, в котором также отражались операции по активным счетам депозитарного учета и специальному счету депозитарного учета "клиринговому счету", не регламентировался внутренними документами жалобщика, что явилось нарушением указанного пункта.

Депозитарий Ц отрицал нарушение им п. 4.11 Положения о депозитарной деятельности в РФ без учета того, что в соответствии с п. 4.5 типового депозитарного договора данного депозитария в случае просрочки оплаты услуг депонентом Ц закрепил за собой право приостановления всех депозитарных операций по счету депо депонента, а также право отказа в принятии к исполнению поручения депонента до полной оплаты услуг жалобщика, что является нарушением указанного п. 4.11 Положения о депозитарной деятельности в РФ.

Депозитарий Ц называл беспредметным обвинение в нарушении п. 5.1 Положения о депозитарной деятельности в РФ, тем не менее в поручениях депо на прием ценных бумаг на хранение из расчетного депозитария жалобщика было указано, что операции не исполнены в реестре (депозитарии), что явилось нарушением указанного пункта.

Депозитарий Ц не согласился с выводом дисциплинарного комитета о нарушении им п. 7.6 Положения о депозитарной деятельности в РФ, без учета того, что на основании данных инспекционной проверки СРО, порядок и основания проведения процедуры сверки данных по ценным бумагам, процедуры урегулирования в отношении ценных бумаг и установления лимита остатков ценных бумаг, были установлены следующие факты. Порядком взаимодействия Ц и его депонентов при реализации условий осуществления депозитарной деятельности Ц по корпоративным ценным бумагам, субфедеральным и муниципальным облигационным займам, утвержденным приказом директора Ц, процедура сверки и процедура урегулирования осуществлялись в отношении ценных бумаг конкретного выпуска. Лимит сальдо устанавливался также по каждому выпуску ценных бумаг. В соответствии с регламентом взаимодействия и порядком исполнения операций по взаимным междепозитарным счетам депо депозитариев Ц и К, утвержденным директором Ц, лимит остатков ценных бумаг на междепозитарном счете депозитария Ц в депозитарии К установлен в отношении всей совокупности выпусков ценных бумаг.

В соответствии с приказом директора Ц лимит остатков ценных бумаг на междепозитарном счете депозитария Ц в депозитарии К был установлен в отношении суммарной денежной оценки стоимости ценных бумаг без разбивки учета ценных бумаг на отдельные выпуски.

В соответствии с приказом директора Ц на основании протокола N 1 заседания комитета по управлению рисками Ц величина лимита остатков ценных бумаг на междепозитарном счете Ц в депозитарии К установлена в денежном выражении в отношении совокупной стоимости ценных бумаг в размере рублевого эквивалента 5 млн. долл. США.

Таким образом, порядок и основания проведения процедуры сверки данных по ценным бумагам, процедуры урегулирования в отношении ценных бумаг и установления лимита остатков ценных бумаг и являющихся основанием для совершения депозитарных операций не были определены условиями осуществления депозитарной деятельности депозитария Ц, что явилось нарушением требований не только п. 7.6, но и п. 3.3 Положения о депозитарной деятельности в РФ.

Депозитарий Ц не согласился с выводом дисциплинарного комитета СРО о нарушении им п. 11.9 Положения о депозитарной деятельности в РФ, без учета того, что журнал операций (в части отражения административных и информационных операций) и анкета его депонента не были включены Ц в учетные регистры депозитарного учета ценных бумаг в системе организатора торгов по корпоративным ценным бумагам, ведение которых осуществлялось в соответствии с приказом директора Ц, что явилось нарушением требования вышеуказанного пункта. Депозитарий Ц отметил в своей жалобе на решение дисциплинарного комитета в совет директоров СРО, что ему неясно, каким образом он мог нарушить п. 12.2 Положения о депозитарной деятельности в РФ, но согласно сведениям, полученным в ходе проведения инспекционной проверки СРО, журнал инвентарных операций Ц содержал записи об операциях типа s (расчеты по результатам сводного поручения клиринговой системы), являвшихся этапами исполнения сводного поручения депо организатора торгов по результатам торгов, разделы и счета депо по дебету и кредиту которых совпадали, это является нарушением п. 12.2 Положения о депозитарной деятельности в РФ.

Депозитарий Ц утверждал, что при вынесении решения дисциплинарным комитетом был нарушен п. 20 положения о дисциплинарном комитете СРО, в соответствии с которым решение дисциплинарного комитета должно быть оформлено в виде постановления, которое подлежало подписанию председателем дисциплинарного комитета, тем не менее данный вывод был сделан без учета правил п. 10 положения о дисциплинарном комитете СРО, в соответствии с которым в отсутствии председателя его функции могли выполняться одним из членов дисциплинарного комитета по назначению председателя: п. 13 положения о дисциплинарном комитете определял, что заседания дисциплинарного комитета СРО в отсутствие председателя комитета созываются его заместителем. В связи с тем, что рассмотрение и принятие решения по делу Ц осуществлялось назначенным председателем заместителем председателя, совет директоров СРО посчитал заявление депозитария Ц необоснованным.

Депозитарий Ц утверждал, что дисциплинарным комитетом в нарушение п. 2 ст. 37 кодекса мер дисциплинарного воздействия СРО решение о возбуждении дисциплинарного производства в отношении Ц принято не председателем, а заместителем председателя дисциплинарного комитета.

Решение о возбуждении дисциплинарного производства в отношении Ц было принято на основании п. 10 положения о дисциплинарном комитете СРО.

Решение дисциплинарного комитета СРО о применении в отношении депозитария Ц меры дисциплинарного воздействия в виде штрафа советом директоров СРО было оставлено в силе.

По итогам проведения дисциплинарного заседания было установлено, что между регистратором П и эмитентом А был подписан акт приема-передачи данных и документов, составляющих систему ведения реестра владельцев именных ценных бумаг данного эмитента.

Согласно подписанному акту регистратор П принял список лиц, зарегистрированных в системе ведения реестра, по состоянию на определенную дату.

Регистратором П не были получены данные и документы, составляющие систему ведения реестра владельцев именных ценных бумаг, а также реестр, составленный на дату прекращения действия договора, в частности, не были приняты анкеты зарегистрированных лиц; документы, содержащие информацию об эмитенте; подлинник плана приватизации; копия свидетельства о государственной регистрации, удостоверенная нотариально или заверенная регистрирующим органом; документы, содержащие информацию о выпуске ценных бумаг; копии уведомлений о государственной регистрации выпусков ценных бумаг; регистрационный журнал.

Регистратор П осуществлял ведение реестра владельцев именных ценных бумаг эмитента А.

Регистратор П внес запись о списании ценных бумаг со счета владельца на счет номинального держателя не на основании распоряжения владельца о передаче ценных бумаг, а на основании письма зарегистрированного лица и уведомления предыдущего держателя реестра о проведенной операции. Регистратор П внес в реестр А записи при размещении ценных бумаг о списании ценных бумаг с эмиссионного счета эмитента и зачислении на счет номинального держателя. Регистрационные журналы по эмитентам П не содержали порядкового номера записи.

В регистрационных журналах и выписках регистратора П был указан тип операции "передача управления номинальному держателю".

В журнале учета входящих документов П отсутствовала дата отправления ответа (внесения записи в реестр) или направления отказа от внесения записи в реестр.

С учетом установленных фактов дисциплинарный комитет пришел к выводу о том, что регистратор П допустил в своей деятельности нарушение требований п. 3 ст. 8 Закона о рынке ценных бумаг, п. 3 Положения о порядке передачи информации и документов, составляющих систему ведения реестра владельцев именных ценных бумаг; разд. 2 и 7, п. 3.4.5, 3.4.6, 6.2, 7.3, 7.4.1 Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг на основании кодекса мер дисциплинарного воздействия.

Дисциплинарный комитет принял решение о применении в отношении регистратора П меры дисциплинарного воздействия в виде штрафа.

По итогам проведения управлением мониторинга и контроля СРО инспекционной проверки профессиональной деятельности дисциплинарным комитетом было возбуждено дисциплинарное дело в отношении регистратора Р.

При его рассмотрении было установлено, что в штате регистратора Р в момент проведения проверки инспекционной группой СРО отсутствовало необходимое число лиц, удовлетворяющих квалификационным требованиям федерального органа исполнительной власти по рынку ценных бумаг, установленным для регистраторов рынка ценных бумаг.

Регистратор Р внес в реестр запись о переходе прав собственности на основании двух передаточных распоряжений, гарантия подписи на которых была оформлена ненадлежащим образом.

Ряд анкет лиц, зарегистрированных в системе ведения реестра регистратора Р, не содержали информации о форме выплаты доходов по ценным бумагам, а также о способе доставки выписки из реестра. Анкета зарегистрированного в реестре акционеров физического лица не содержала образца подписи данного лица.

Регистратор Р осуществил открытие лицевых счетов физических лиц, зарегистрированных в системе ведения реестра, на основании анкет, полученных согласно журналу учета входящих документов по почте, подлинность подписей на данных анкетах не была засвидетельствована нотариально либо уполномоченным представителем регистратора.

Передаточное распоряжение, принятое регистратором Р к исполнению, содержало исправление в поле "цена сделки". При внесении в реестр записей о переходе прав собственности на ценные бумаги в порядке наследования регистратор Р осуществил раздельный учет акций без получения согласия участников общей долевой собственности в письменной форме.

Передаточное распоряжение, свидетельство о праве на наследство и анкета зарегистрированного лица, зарегистрированные в журнале учета входящих документов Р, имели неправильную отметку.

В штате филиала Р инспекционной группой был выявлен факт отсутствия необходимого количества лиц, удовлетворяющих квалификационным требованиям, предъявляемым к деятельности по ведению реестра владельцев именных ценных бумаг федерального органа исполнительной власти по рынку ценных бумаг.

Система документооборота филиала Р основывалась на правилах внутреннего документооборота и контроля, разработанных филиалом Р. Вышеназванные правила внутреннего документооборота и контроля не прошли обязательную процедуру лицензирования.

Прейскурант цен на услуги, оказываемые филиалом Р, утвержден приказом директора его филиала.

Филиалом Р в реестр акционеров была внесена запись о переходе прав собственности в порядке наследования на основании договора раздела наследуемого имущества, при этом регистратором не было получено свидетельство о праве на наследство.

С учетом установленных по дисциплинарному делу фактов дисциплинарный комитет СРО пришел к выводу о том, что при осуществлении деятельности по ведению реестра владельцев именных ценных бумаг регистратором Р были допущены нарушения п. 2, 3.4.1, 7.1, 7.3, 8, 10.2 Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг.

На основании кодекса мер дисциплинарного воздействия СРО дисциплинарный комитет решил применить в отношении регистратора Р меру дисциплинарного воздействия в виде предупреждения с публичным извещением общественности.

Примером рассмотрения дисциплинарного дела, возбужденного по итогам проведенной инспекционной проверки депозитарной деятельности, стало дисциплинарное дело в отношении депозитария В .

В соответствии с п. 3.7 устава СРО основанием для исключения ее члена является нарушение последним устава саморегулируемой организации.

Пункт 4.3 устава СРО налагает на членов СРО обязанность соблюдения положений ее внутренних документов, принятых СРО принципов, правил и стандартов профессиональной деятельности и профессиональной этики по отношению к другим членам СРО и третьим лицам.

Пункт 6.7.2 положения о членстве в саморегулируемой организации, утвержденного советом директоров СРО, определяет, что несоответствие деятельности члена организации требованиям, установленным законодательством РФ, нормативными правовыми актами федерального органа исполнительной власти по рынку ценных бумаг, принципами, правилами, стандартами и внутренними документами организации, является основанием для исключения члена саморегулируемой организации. В результате проведенной инспекционной проверки было установлено, что депозитарий В в своей деятельности допустил нарушения требований п. 8.13 Положения о лицензировании различных видов профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг РФ; п. 2.8, 3.2, 3.3, 3.6, 4.13, 5.1, 5.2, 11.2, 11.8 Положения о депозитарной деятельности в РФ; п. 3 ст. 182 Гражданского кодекса РФ; ст. 7 Закона о рынке ценных бумаг.

Дисциплинарным комитетом после рассмотрения дисциплинарного дела, возбужденного в отношении депозитария В по итогам инспекционной проверки, было принято решение рекомендовать совету директоров СРО исключить депозитария В из членов саморегулируемой организации.

В соответствии с кодексом мер дисциплинарного воздействия СРО исключение из организации производится советом директоров по собственному решению либо на основании рекомендации дисциплинарного комитета в порядке, установленном уставом и правилами членства СРО.

С учетом вышеназванных оснований советом директоров СРО было принято решение об исключении депозитария В из числа членов саморегулируемой организации.

<< | >>
Источник: Г. О. Аболонин. Дисциплинарное производство саморегулируемых организаций - на острие конфликта. 2010

Еще по теме 18.4. Дисциплинарные дела, возбужденные по результатам инспекционной проверки деятельности членов саморегулируемой организации управлением контроля и мониторинга:

  1. 18.2. Дисциплинарные дела, возбужденные по жалобам на действия членов саморегулируемой организации лицами, не являющимися ее членами
  2. Статья 55.15. Применение саморегулируемой органи-зацией мер дисциплинарного воздействия в отношении членов саморегулируемой организации
  3. 18.1. Дисциплинарные дела, возбужденные по заявлению одного участника саморегулируемой организации на действия другого участника
  4. Статья 55.13. Контроль саморегулируемой организа-ции за деятельностью своих членов
  5. Статья 59. Нарушение нормативных правовых актов, регулирующих деятельность членов саморегулируемой организации
  6. Статья 23.1. Контроль (надзор) за деятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих
  7. 19.2. Общие принципы наложения дисциплинарных взысканий дисциплинарными органами саморегулируемой организации ФИНРА
  8. Статья 23.71. Федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный на осуществление государственного контроля за деятельностью саморегулируемых организаций в области энергетического обследования
  9. 18. Дисциплинарная практика саморегулируемой организации ПАРТАД
  10. Статья 55.10. Исключительная компетенция общего собрания членов саморегулируемой организации
  11. 20. Проблемы дисциплинарного производства саморегулируемых организаций
  12. Статья 55.9. Обеспечение саморегулируемой органи-зацией доступа к информации о своей деятельности и дея-тельности своих членов
  13. 3. Дисциплинарные органы саморегулируемых организаций
  14. 19. Опыт дисциплинарного производства саморегулируемой организации ФИНРА в США
  15. Приложения (образцы документов дисциплинарного производства саморегулируемой организации)
  16. Г. О. Аболонин. Дисциплинарное производство саморегулируемых организаций - на острие конфликта, 2010
  17. 4. Внутренние документы саморегулируемых организаций, регламентирующие дисциплинарное производство