<<
>>

§ 2. Понятие и признаки налога

Закрепленная в ст. 8 НК РФ дефиниция термина «налог» отражает современное понимание сущности и назначения налога как важнейшего социального института. Из положения части 1 указанной статьи и общих начал законодательства о налогах и сборах (ст. 3 НК РФ) вытекают следующие неотъемлемые признаки любого налога, взимаемого на территории РФ: 1) налог устанавливается законно избранными представителями народа (т. е. законно сформированным представительным органом); 2) налог ограничивает право собственности или иное законное владение путем отчуждения части материальных благ в пользу публичных образований; 3) он социально обусловлен; 4) безвозвратен; 5) безвозмезден; 6) общеобязателен; 7) имеет стоимостной (денежный) характер; 8) основан на принципах всеобщности, равенства, соразмерности.

Остановимся подробнее на перечисленных признаках .

1. Налог устанавливается законно избранными представителями народа (т. е. законно сформированным представительным органом). Налог — это продукт жизни общества, условие совместной жизни людей, объединенных в государство. Общественная жизнь объективно порождает определенные коллективные потребности, которые могут быть удовлетворены лишь коллективными усилиями. Указанные коллективные потребности, в конечном счете, являются исходной причиной любого налога . Еще Монтескье, говоря о государственных доходах (подразумевая налоги), отмечал, что они представляют собой часть, «которую каждый из подданных дает из своего имущества для того, чтобы обеспечить пользование остальным» «Налог — это обмен, — заявляет Прудон. — Вмешательстве государства в деятельность, предоставленную частной инициативе, отвергается наукой и принципом свободы. Но есть услуги, снабжение которыми не могут взять на себя частные лица, их регулирует и вознаграждает общество; они составляют специальность государства и являются объектом налога» . Несмотря на то что после того, как были выдвинуты указанные выше идеи, в правовой науке было разработано большое количество разнообразных и сложных теорий налога, концепция государства как организации, производящей общественные услуги, необходимы обществу, и налога как платы (возмещения) за данные услуги прочно заняла место в современной науке и претворяется в жизнь на практике.

Понимание государства как организации, существующей для общества и не имеющей других задач, кроме поставленных обществом, определяет необходимость особого порядка взаимодействия общества и государства (как относительно обособленной его части) в имущественной сфере. Именно обществу необходимо через свои специально созданные институты представительства точно оценить свои коллективные (общие) потребности, выбрать те из них, которые являются наиболее существенными и подлежат удовлетворению в соответствующий период; затем принять решение о формах, порядке и способах распределения среди своих членов обязанностей по финансированию мероприятий по их (потребностей) удовлетворению, т. е. выразить свое согласие на налог. Значит, налог призван отражать общий (публичный) интерес общества, который может быть обособлен от конкретного индивидуального интереса, индивидуальных потребностей плательщика. Подобный, в высшей степени публичный характер налога проявляется и в законодательной форме его установления и введения в действие. Последнее объясняется тем, что именно в ходе законодательного процесса может быть наиболее точно и беспристрастно выявлен общий (публичный) интерес при налогообложении.

В современной литературе нередко отмечаются изменения в понимании налога, происшедшие в XX в.

Так, Л. Тротаба, Ж.-М. Котре подчеркивают, что в наше время доктрина в значительной степени ставит акцент не на согласии с налогом, а на его обязательном характере; концепция обусловленности налога идеей эквивалента уступает место указанию на безусловный характер налога. Налог становится бременем, определяемым способностями платить налог, а не оказанными услугами . Несмотря на эти изменения в подходах, авторы, в том числе и данные, вынуждены признать, что «налоговое право покоится на старом принципе согласия на налог, который выражается в применении фискальной власти, в стремлении к активному сотрудничеству между налогоплательщиком и фиском» .

Г. Жест и Ж. Тиксье также выводят на первый план концепцию, предполагающую связь налога с понятием; социального долга. «Поскольку граждане пользуются всеми государственными услугами, они имеют обоюдные или взаимные обязательства и должны подчинять свои интересы интересам общества (общественным интересам). Налог соответствует очевидной социальной потребности; все граждане солидарны и каждый должен внести лепту в финансирование общественного расхода, но не в зависимости от полученных преимуществ, а в соответствии ее своими способностями платить налоги» . Вместе с тем Г. Жест и Ж. Тиксье убеждены, что каждая из противопоставляемых концепций (концепция налога — цены и концепция налога — социального долга) отражает только один из аспектов глубокой и сложной природы налога. «Взимание налогов — это институциональный факт, связанный с существованием социальной системы. Налог — это социальное обязательство, природа и формы выражения которого зависят от концепций рассматриваемого общества и от представлений, которые существуют в нем о долге и справедливости. Нет другого оправдания для налога, кроме оправдания, существующего для власти, одним из про явлений которой он (налог) является» .

Практика налогообложения нашего времени демонстрирует многочисленные примеры установления и введения налогов, не преследующих фискальные цели, а направленных на решение конкретных социальных или экономических задач. Политика фискального вмешательства (фискального интервенционизма — interventionnisnu fiscal) в социальные и экономические процессы является в современных обществах повсеместной. Однако, каким бы образом ни менялись те цели, которые преследует налог, его основополагающий признак — это согласие на него законно избранных представителей народа (нации). В этом отношении нельзя безоговорочно согласиться с Г. Жестом и Ж. Тиксьё, которые рассматривают налог в первую очередь как проявление фискального (государственного) суверенитета во внутреннем и международном правопорядке. На наш взгляд, считать данный признак налога главным было бы не вполне логично, так как государственный суверенитет — явление производного порядка, которое основывается на народном суверенитете (эта идея, например, нашла отражение и в ст. 3 Конституции РФ). Кроме того, данное замечание имеет значение, поскольку государственный суверенитет в целом, и в частности фискальный (налоговый) суверенитет, проявляется в действиях различных органов государства как при установлении и введении налога, так и при его взимании, контроле за уплатой и т. д. Вместе с тем приоритетное значение имеет вопрос именно об установлении и введении налога через институты народного представительства. Другие проявления фискального (налогового) суверенитета могут быть раскрыты через иные признаки налога. И наконец, надо учитывать, что местные налоги вряд ли возможно рассматривать в качестве прямого проявления общегосударственного суверенитета, так как такой подход исключал бы значительную самостоятельность органов местной власти в этой сфере .

Согласие на налог законно избранных представителей народа было бы пустой (ничем не обеспеченной) декларацией, если бы оно не было выражено в конкретных процедурных формах, регламентированных правом. Согласие на налог может быть признано состоявшимся, если: 1) оно выражено в форме федерального закона о конкретном налоге (актах представительных органов субъектов Федерации или местного самоуправления в том случае, если речь идет соответственно о региональном или местном налоге);

2) федеральный закон (или акты нижестоящих представительных органов) принят полномочными органами с coблюдением установленного регламента, и его положения не нарушают принципы конституционного значения

3) содержание принятого закона (или актов нижестоящих представительных органов) позволяет со всей однозначностью определить налогоплательщика и обязательные элементы налогообложения применительно к данному налогу: объект налогообложения, масштаб налога, единица налогообложения, налоговую базу, налоговый период, налоговую ставку, порядок исчисления налога, порядок и сроки уплаты налога (многие из данных элементов непосредственно указаны в ст. 17 НК РФ); 4) федеральный закон (и акты нижестоящих представительных органов) опубликован и введен в действие в установленном законодательством о налогах и сборах порядке.

2. Налог— ограничение права собственности, заключающееся в законном отчуждении ее части в пользу публичных образований.

Определение понятий налога и сбора традиционно основывается на рассмотрении вопроса об ограничении права собственности . Многочисленная практика Конституционного Суда' РФ по рассмотрению дел о соответствии отдельных налоговых законов Конституции РФ связана с противопоставлением публично-правовой обязанности гражданина, платить налог его праву частной собственности. Нередко Конституционный Суд РФ вынужден был разрешать вопрос о том, насколько соразмерно и справедливо установленное налогом ограничение права собственности, исходя из положений того или иного налогового законодательного акта. Чему же противопоставляется обязанность платить налог, что представляет собой собственность? История исследования вопроса о собственности насчитывает века. Справедливо сказать, что вопрос о собственности является межотраслевым и одним из центральных в правоведении (и не только в нем). Действительно, со времен римского права считается, что собственность является наиболее полным воплощением личности в вещи. Это наиболее полное и неограниченное право, ему свойственны исключительность, абсолютный характер (защищается от посягательств любых лиц), полнота (полнота господства над объектом собственности), эластичность (восстанавливается в полном объеме после исчезновения ограничений), бессрочность. В связи с этим все другие права могут быть образованы как определенное ограничение права собственности .

Насколько обоснованно такое понимание собственности в современных экономических условиях, когда практика ограничения этого «неограниченного» по своей природе права стала повсеместной? В науке нет единства мнений на этот счет. Так, В. С. Якушев полагает, что право собственности относится к понятиям «застывшим», «жестким», «неподвижным». Полномочия по владению, пользованию и распоряжению, традиционно рассматриваемые как составляющие этого права, могут быть абстрагированы от конкретно-исторических общественных отношений . Haпротив, например, А. А. Рубанов полагает, что «если paссматривать институт права собственности с точки зрения его исторической эволюции, то следует отметить, что ни различных этапах... происходило изменение как самой структуры этого института за счет появления новых и отмирания старых его компонентов, так и изменение социальной роли, следовательно, и соотношения основных групп норм, составляющих право собственности» . Еще более категоричной позиции придерживаются некоторые зарубежные ученые. В частности, они отмечают изменения происходящие в природе права собственности, указывая что «право свободного использования, извлечения выгоды и распоряжения в настоящий момент имеет не более чей историческое значение» .

Рассматривая данные точки зрения, необходимо поддержать подход к проблеме В. С. Якушева при условии, если считать постоянным или «застывшим» элементом само ядро юридической конструкции права собственности (т. е. конструирование его как субъективного права, возникающего в рамках абсолютного, а не относительного правоотношения). Отдельные элементы содержания и признаки права собственности, думается, вполне могут в различные исторические периоды трактоваться различным образом с: учетом происходящих изменений в социальных отношениях и позитивном праве. Не случайно в литературе последнего времени обращается внимание на усиление тенденций «движения от принципа неограниченной природы к принципу ограниченной природы» права собственности. Подчеркивается, что собственность перестала быть абсолютной (точнее, перестала быть правом, не имеющим четко установленных пределов его реализации), ее содержание определяется ныне в законе . Масштабные ограничения права собственности в условиях современных обществ, установленные в целях обеспечения публичных интересов, заставляют пересматривать само понятие права собственности, иначе определять его содержание. В современной европейской и американской литературе этой проблематике посвящены многочисленные фундаментальные исследования .

В то же время можно заметить, что понятие ограничений права в целом и понятие ограничений права собственности в частности различным образом трактуются в правовой доктрине. Надо иметь в виду, что право и ограничение права представляют собой разные правовые категории. Поэтому не стоит «смешивать пределы либо границы права собственности с пределами ограничения права собственности» . Г. А. Гаджиев подчеркивает также, что «необходимо проводить различие между случаями ограничения основных прав и установлением рамок их юридического содержания» . Такой вывод имеет и практическое значение.

К. И. Скловский отмечает, что «всякие ограничения права собственности неизбежно порождают весьма острые коллизии. Не может быть ограничений без нежелательных последствий в принципе, ибо ограничение собственности —это ограничение свободы, автономии, самодеятельности лица, которые сами по себе — единственный источник благосостояния человека. Поэтому проблема ограничения собственности — это проблема выбора наименее худшего выбора из двух зол. Обоснованием ограничения не может быть простое указание на противоречие права собственности иному праву или интересу. Такое противоречие можно обнаружить всегда. Обычно собственность как частное право ограничивается именно исходя из публичных интересов. Публичный интерес при этом не лучше, не «прогрессивнее» частного, как это было принято утверждать, а обычно более важен чисто количественно, как сумма частных» . Данное утверждение не бесспорно и нуждается в уточнении.

Соразмерное ограничение права (в том числе права собственности) как метод разрешения противоречий основано на учете не только количественных факторов. Нецелесообразно ограничивать объем чьего-либо права лишь из-за наличия потребности в этом других лиц. В сфере социальных отношений нет места «слепой» арифметике. Как отмечает Р. А. Мюллерсон, «возможность ограничений основных прав и свобод личности по соображениям обеспечения интересов общества в целом или прав и свобод других лиц всегда таит в себе угрозу, если даже не злоупотреблений, то во всяком случае принятия несоразмерных охраняемому общественному интересу ограничительных мер» . Для того чтобы рассматриваемое ограничение было обоснованным, необходимо: во-первых, чтобы соответствующая общественная потребность была обусловлена публичными интересами, достойными правовой защиты с точки зрения этики; во-вторых, чтобы цели ограничения права не могли бы быть достигнуты иными доступными средствами; в-третьих, чтобы упомянутое ограничение было минимальным и не сопровождалось умалением таких основных прав, как право на жизнь, духовную свободу, достоинство.

Рассматривая вопрос об ограничении права собственности налогом, необходимо исходить из первичности прав индивидуума (в том числе права собственности) по отношению к правам государства и обязанностям самого индивидуума перед указанным публичным субъектом. Сообразно логике такого подхода налог выступает как обязанность, производная от права собственности лица. Законодательным воплощением такого подхода является, например, ст. 14 Основного закона Федеративной Республики Германия. В ней, наряду с указанием на гарантированность права собственности, отмечается, что «собственность обязывает. Ее использование должно одновременно служить общему благу». Таким образом, факт обладания имуществом порождает у собственника определенные обязательства перед обществом. Сходные по своей идеологической направленности положения содержатся в ч. 2 ст. 33 Конституции Испании 1978 г., в ч. 1 ст. 17 Конституции Греции 1975 г., в ч. 2 ст. 42 Конституции Итальянской Республики 1947 г. Как отмечает М. И. Кулагин, указанные конституционные положения сформировались под влиянием теории социальной функции права (Конт, Дюги и др.) .

В западной юриспруденции встречается точка зрения о том, что необходимо различать понятия собственности в отдельных отраслях права, а именно конституционном, гражданском, хозяйственном. При этом конституционно-правовое понятие собственности трактуется как совокупность гарантий, предоставляемых собственности государством. Сама же собственность должна охватывать любые частные права, имеющие имущественный характер. Цивилистические определения собственности обычно отождествляются с соответствующими определениями собственности, содержащимися в гражданских кодексах. Что же касается собственности в хозяйственно-правовом смысле, то иногда ее, например, отождествляют со всем строем частноправовых отношений, имеющих отношение к предприятию . Как свидетельствует практика Конституционного Суда РФ по разрешению налогово-правовых споров, в процессе рассмотрения вопроса о соразмерности ограничения права собственности при налогообложении opган конституционного правосудия, по существу, исходит из не цивилистического, а конституционно-правового понимания конструкции права собственности. Однако нельзя не признать, что конституционно-правовой аспект катего|рии собственности на сегодняшний день еще в достаточной степени не исследован. Хотя в отдельных работах эта проблема рассматривается .

Отметим, что налог — это ограничение права собственности; причем собственности не только в конституционно-правовом значении этого слова. С гражданско-правовой точки зрения взимание налога есть также ограничение права собственности. Едва ли можно согласиться с мнением о дифференцированном подходе к вопросу об ограничении права собственности с учетом отраслевой принадлежности института собственности. Установленное законом ограничение обладает общим действием и распространяется на право собственности во всех проявлениях и формах. Кроме того, взимание налога следует рассматривать в качестве одного из оснований прекращения права собственности.

Наряду с национализацией, конфискацией и реквизицией взимание налога относится к числу публичных актов. Поэтому взимание налога является юридическим фактом. В результате взимания налога происходит, с одной стороны, прекращение налоговой обязанности налогоплателыцика по уплате конкретного налога, с другой — прекращение права собственности налогоплательщика на вносимые в качестве налогов денежные средства . В последней ситуации налогоплательщик лишается имущества в виде денежных средств. И хотя такое основание прекращения права собственности прямо не указанно в гл. 15 ГК РФ, тем не менее из смысла п. 1 ст. 235 Кодекса вытекает, что право собственности может быть прекращено и в других случаях, предусмотренных законом. На наш взгляд, ГК РФ в контексте рассматриваемой ситуации под словом «закон» понимает федеральные законы, содержащие нормы как гражданского, так и публичного права (например, НК РФ).

Данный пример наглядно свидетельствует о том, что Налоговый кодекс и гражданское законодательство суть отражение двух начал в правовом регулировании общественных отношений— публично-правовых и частноправовых — и что между ними нет и не может быть так называемой

«Китайской стены» . Указанное взаимодействие — объективный процесс.

Однако налог является не просто ограничением названного права, это ограничение права собственности в конкретной форме, заключающееся в законном отчуждении ее части с возложением на собственника обязанностей предпринять активные действия по ее передаче государству (или муниципальному образованию). Этим налог отличается от других смежных институтов. Поскольку налог является ограничением именно права собственности частных лиц , а не иных их прав (неимущественного характера), он должен иметь экономическое основание (ст. 3 НК РФ). Современному пониманию налога не могут соответствовать раз; личные подушные подати, взимавшиеся ранее лишь на основании самого факта существования лица .

3. Налог — это ограничение права собственности, которое социально обусловлено.

Обязательным признаком налога является цель его взимания, а именно его социальная обусловленность. Налог уплачивается в целях финансового обеспечения деятельности государства и (или) муниципальных образований. В то же время, как следует из ст. 18 Конституции РФ, не что иное, как права и свободы граждан, определяют смысл и назначение деятельности государства и его органов. Именно социальная обусловленность налога позволяет юридически «оправдать» возможность взимания подобного обязательного, безвозвратного, безвозмездного платежа. Ранее отмечалось, что налог является ограничением права собственности граждан и их объединений. В силу ст. 35, 56 Конституции РФ право собственности принадлежит к числу конституционных прав, реализация которого может быть ограничена в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Следовательно, именно рассматриваемый признак налога – социальная обусловленность необходимости его взимания - позволяет говорить о принципиальной возможности установления легитимной системы налогообложения.

В юридической доктрине нередко специально обращается внимание на нецелевой характер налогового платежа . Данный принцип нашел отражение и в практике Конституционного Суда РФ. Он вытекает также из положений бюджетного законодательства РФ, в частности ст. 29 (принцип единства бюджетной системы РФ), ст. 32 (принцип полноты отражения доходов и расходов) и особенно ст. 35 (принцип общего (совокупного) покрытия расходов) Бюджетного кодекса РФ (БК РФ). Это бесспорно верное принципиальное положение о нецелевом характере налога в полной мере вытекает из признака его социальной обусловленности, поскольку подобный общий характер цели взимания любого налога (т. е. социальная обусловленность) предопределяет и обезличивание поступающих в виде налога средств в составе государственных и муниципальных бюджетов.

4. Налог общеобязателен (императивен). Взимание налога строится на основе общеобязательности и императивности. Обязательность и императивность налога проявляются в двух аспектах.

Во-первых, налог взимается вне зависимости от воли отдельного лица, обязанного его уплачивать. По этой причине, например, С. Г. Пепеляев, как и многие другие ученые, справедливо говорит об одностороннем характере установления налога .

I Во-вторых, обязательность и императивность налога •выражаются в изначальной определенности его содержания; государство и частное лицо, взаимодействующие при взимании налога, не вправе изменить его (взимания) условия и порядок. Иное противоречило бы не только рассматриваемому признаку налога, но и принципу равенства, который также должен быть присущ любому налогу.

Данный признак налога не ограничивает автономию воли налогоплательщика на стадии формирования юридических фактов, обусловливающих возникновение налоговой обязанности (этот процесс происходит в рамках отношении, регулируемых иными, нежели налоговое, отраслями права: гражданским, трудовым правом и т. д.).

Налогоплательщик способен в определенных пределах влиять на возникновение юридических фактов, имеющих значение для налогового права, например, с помощью налогового планирования избегать появления отдельных объектов налогообложения. Однако в момент появления у плательщика объекта налогообложения налог в полной мере проявляет свою общеобязательность и императивность (п. 2, 3 ст. 44 НК РФ). Налоговая обязанность может быть устранена (полностью или частично) лишь при наличии экономических и социальных факторов, с наличием которых законодательство о налогах и сборах связывает предоставление налоговой льготы (ст. 56 НК РФ), либо её исполнение может быть отсрочено по особым причинам, нередко чрезвычайного характера (гл. 9 НК РФ).

Из отмеченного следует, что существование налога не возможно без четкой его нормативно-правовой регламентации. Только право, представляющее собой совокупность формально определенных общеобязательных правил поведения, обеспеченных государственным принуждением, способно организовать взимание налога, построенное на указанных императивных началах. Поэтому можно с уверенностью утверждать, что налог в современном его понимании может существовать лишь в правовой форме, поскольку нормативность (вытекающая из императивности налога) имманентна налогу как социальному институту.

Иногда вместо признака обязательности или императивности налога (или наряду с ним) говорят о его принудительности . Вряд ли такое утверждение можно признать вполне точным. Обеспеченность принуждением свойственна любым общественным отношениям, регулируемым и (или), охраняемым правом. Налог в этом плане не является исключением. Однако обеспеченность юридическим принуждением, равно как и обязательность (императивность) не тождественны принуждению, так как пока участники отношений, порождаемых взиманием налога, находятся в границах правомерного поведения, нет никаких оснований для применения мер принуждения (например, в превентивном порядке).

5. Налог индивидуально безвозмезден (или неэквивалентен).

Налог является индивидуально безвозмездным платежом. Его уплата плательщиком непосредственно не порождает никаких четко определенных юридических обязательств у получателя налога — государства . Государство в лице своих служб будет обязано представлять соответствующие услуги конкретному плательщику налога, даже если он не выполнил надлежащим образом свои налоговые обязательства. Таким же образом и невыполнение государством своего социального предназначения юридически не освобождает граждан от налогообложения. Возможная неэквивалентность (если таковая вообще может быть точно исчислена) размера уплаченного налога услугам, полученным от государства, является следствием его индивидуальной безвозмездности.

Сказанное свидетельствует, прежде всего, об индивидуальной безвозмездности налога в юридическом плане и с очевидностью проявляется в отсутствии у лица, исполнившего свою налоговую обязанность, права требовать что-либо взамен у государства. Однако это отнюдь не означает, а, скорее, наоборот, предполагает возмездность налога в социально-экономическом плане, проявляющуюся в неограниченной нередко возможности получения от государства различного рода общественно значимых гарантированных услуг.

Надо также учитывать, что рассматриваемый признак налога обусловлен, а точнее — с неизбежностью вытекает из признака социальной обусловленности налога. Понятно, что в той мере, насколько могут расходиться в каждом конкретном случае индивидуальный и общественный интересы, в той же мере социальная обусловленность налога может повлечь в определенных случаях частичную или даже полную безвозмездность налога и в указанном «абстрактном» понимании этого термина.

6. Налог индивидуально безвозвратен.

Безвозвратность налога предполагает, что его уплата связана с прекращением права собственности частных лиц и возникновением публичной собственности на соответствующее имущество (наличные деньги, имущественные права при безналичном перечислении суммы налога ). Безвозвратность налога предполагает также отсутствие прав у плательщика требовать назад ранее законно уплаченные или взысканные суммы налога. Иногда в литературе утверждается, что в демократическом государстве налоги приобретают (в глобальном плане) возвратный характер. Они возвращаются плательщику в виде стоимости потребляемых общественных благ, обеспечиваемых государством. Однако, по нашему мнению, в соответствующих случаях правильнее будет говорить о том, что налоги в социально-экономическом плане становятся не возвратными, а возмездными платежами. Юридическая же безвозвратность налога не может вызывать сомнений, поскольку уплата налога предполагает не временное отвлечение средств плательщика, а полное прекращение прав лица в отношении уплаченных денежных средств .

7. Налог — это денежный платеж.

Налог представляет собой денежный платеж. Это означает, что его (налога) уплата имеет место в рамках юридических отношений, имущественных по объекту. Материальным объектом данных отношений должны выступать по общему правилу именно денежные средства. Нельзя не обратить внимания на то, что даже в тех случаях, когда закон предусматривает возможность обращения взыскания на имущество неисправного налогоплательщика, непосредственно исполнение налоговой обязанности производится в денежной форме после реализации имущества, на которое было обращено взыскание (п. 5 ст. 47, п. 8 .ст 48 НК РФ).

Таким образом, денежный характер налога в условиях современного развития рыночных отношений и денежного обращения является его важным признаком, вытекающим из рассмотренного положения, согласно которому налог означает ограничение права собственности, заключающееся в законном отчуждении ее части в пользу государства. Действительно, налог призван ограничить в законных пределах права владения частных лиц определенными материальными благами, но его целью не является ограничение их личной свободы, создание каких-либо неудобств, не обусловленных необходимостью . Взимание же отдельных налогов в натуральной форме (мы здесь не касаемся чисто экономических аспектов этой проблемы), с одной стороны, способно необоснованно ограничить свободу лица, вынужденного рассчитываться с государством личными услугами или специально произведенными или приобретенными для этого товарами, с другой стороны, затруднит определение в каждом конкретном случае меры ограничения права собственности (трудности в исчислении налога), что может привести к нарушению принципа равенства.

В то же время денежный характер налога на протяжении столетий не считался обязательным его признаком. История (и не столь далекая) знает многочисленные налоговые повинности, отправляемые в натуральной форме.

Неденежные взимания фискального характера встречаются и в российском праве. Более того, изложенное выше не исключает установления законом в определенных случаях натуральных налогов, когда платеж денежными средствами для отдельных категорий плательщиков затруднителен. Таким образом, несмотря на нормативное закрепление в ст. 8 НК РФ денежного характера налога, на практике продолжают существовать отдельные изъятия с учетом существующих экономических потребностей .

8. Налог основан на принципах всеобщности, равенства, соразмерности.

Налог может служить достижению поставленных перед ним целей лишь в том случае, если с его помощью осуществляется справедливое распределение бремени публичных (общественных) расходов. Однако это является возможным лишь в том случае, если право обеспечивает построение налога на основе таких взаимосвязанных принципов, как всеобщность, равенство и соразмерность. Первый означает, что к налогу должны привлекаться все члены общества, т. е. публичные расходы должны распределяться между всеми. Второй предполагает равное участие в финансировании публичных расходов, что, естественно, подразумевает не арифметическое равенство, а равенство, исходя из платежных возможностей каждого индивидуума (в современном понимании равенство предполагает учет прежде всего, так называемой «налогоспособности лица»). Наконец, третий принцип обращает внимание на необходимость соразмерности участия лица в финансировании публичных расходов (т. е. степени ограничения его личных (индивидуальных) интересов) степени важности коллективных потребностей общества, подлежащих удовлетворению.

Таким образом, налог — установленная законно сформированным представительным органом форма ограничения права собственности или иного законного владения путем отчуждения части материальных благ, принадлежащих частным лицам, в пользу публичных образований, в денежной форме, в безвозвратном, безвозмездном и обязательном порядке, обусловленная необходимостью решения общественных задач, основанная на принципах всеобщности, равенства, соразмерности.

<< | >>
Источник: В. С. Белых, Д. В. Винницкий. Налоговое право России. Краткий учебный курс.. 2004

Еще по теме § 2. Понятие и признаки налога:

  1. Глава 1. Налоги и сборы: понятие, признаки, проблемы классификации
  2. Вопрос_8. Понятие и признаки юридического лица как субъекта гражданского правоотношения. Средства индивидуализации юридического лица. Соотношение понятия «юридическое лицо» с понятиями «организация» и «предприятие».
  3. 1 ПОНЯТИЕ И РОЛЬ НАЛОГОВ
  4. Понятие и признаки юридической ответственности
  5. 18.3. Понятие и особенности нарушений законодательства о налогах и сборах
  6. 4.1. Понятие и правовое значение элементов юридического состава налога
  7. 5. Понятие и основные признаки государства.
  8. § 2. Понятие и признаки государства
  9. § 1. Налоговое правонарушение: понятие и признаки
  10. § 5. Понятие и признаки сбора
  11. 16.1. Понятие и признаки административного правонарушения
  12. § 1. Понятие признака состава
  13. § 1. Понятие и признаки брака
  14. 1.2. Понятие и признаки недвижимости