<<
>>

§ 1. Общие свойства отношений, регулируемых налоговым правом. Понятие предмета налогового права

Согласно господствующей в российской науке точке зрения, юридические особенности, свидетельствующие о распределении норм права по отраслям, должны найти свое объяснение вне права, в структуре общественных отношений, регулируемых правом . Поэтому традиционно главным системообразующим фактором, обусловливающим выделение отрасли в правовой системе, является предмет правового регулирования.

Наличие собственного предмета регулирования у налогового права признают практически все ученые, вне зависимости от своей позиции относительно положения данного правового образования в системе права.

Различие состоит в том, что одни рассматривают его (предмет налогового права) как неотъемлемую часть предмета финансового права, другие — допускают его относительную обособленность, самостоятельность. Следовательно, центральным моментом в соответствующей дискуссии должен быть вопрос о том, обладают ли отношения, регулируемые налоговым правом, качественным своеобразием, представляют ли они собой отдельный вид общественных отношений , требующий особых, в чем-то уникальных, способов правового воздействия. Для того чтобы ответить на этот вопрос, необходимо остановиться на общей характеристике соответствующих отношений.

В научных публикациях налоговые отношения (предмет налогового права) нередко определяются не через анализ их сущности, а путем перечисления составляющих их элементов. Например, А. В. Брызгалин и С. А. Кудреватых определяют предмет налогового права как группу однородных отношений, складывающихся между государством, налогоплательщиками и иными лицами по поводу установления, введения и взимания налогов и сборов, а также отношения, возникающие в процессе осуществления налогового контроля и привлечения виновных лиц к ответственности за совершение налогового правонарушения. Очевидно, что данное определение, по существу, лишь воспроизводит соответствующее положение ст. 2 НК РФ, изложенное в первой редакции данного документа. Федеральным законом от 9 июля 1999 г. № 154-ФЗ указанная статья были изменена и среди отношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах, были названы отношения по обжалованию актов налоговых органов, действий (бездействия) их должностных лиц. Означает ли данный факт, что законодатель, добавив несколько слов в соответствующую статью, изменил предмет налогового права, включил новую группу отношений в сферу налогово-правового регулирования? Думается, при ответе на этот вопрос следует исходить из того, что структура российского права в значительной степени носит объективный характер, и возможности законодателя изменять ее по своему усмотрению не только не беспредельны, но и весьма ограниченны. По всей видимости, проблема состоит все-таки в том, что попытки сформулировать доктринальное определение предмета налогового права лишь путем перечисления отношений, регулируемых налоговым правом, без указания на их общие, интегративные свойства и характеристики обречены на неудачу. Подобное определение ничем не будет качественно превосходить легальную дефиницию.

В чем же проявляются общие свойства и характеристики всех групп отношений, регулируемых налоговым правом? Какие отношения являются ядром предмета налогового права, «центром притяжения» других сходных отношений, регулируемых налоговым правом лишь в силу их подобия и неразрывной связи с основными отношениями (составляющими ядро предмета отрасли)? С нашей точки зрения, необходимо выделить пять общих родовых свойств основной массы налоговых отношений, интегрирующих последние в единый предмет правового регулирования: во-первых, они выступают как отношения по распределению бремени публичных расходов; во-вторых, налоговые отношения имеют организационно-имущественный характер; в-третьих, с одной стороны, в данных отношениях выступают публичные субъекты, с другой — частные; в-четвертых, они строятся на принципах равенства, всеобщности, соразмерности; в-пятых, могут существовать только в правовой форме .

1.

Налоговые отношения — это отношения по распределению бремени публичных расходов.

Справедливое распределение бремени публичных расходов среди граждан и их объединений — основная задача налогового права, необходимость решения которой требует особых средств правового воздействия. Объективная потребность в решении указанной задачи и вызвала к жизни отрасль налогового права, предопределила ее своеобразие. Таким образом, рассматриваемый признак налоговых отношений, характеризующий данные отношения с точки зрения целей их возникновения и развития, присущ всем без исключения видам этих отношений.

Отношения по распределению бремени публичных расходов тесно связаны с отношениями распределения и перераспределения национального дохода. Понятие «отношения перераспределения», как и «отношения распределения», является сложной экономической категорией. Действительно, согласно экономической науке в ходе функционирования рыночной экономической системы в обществе объективно складывается определенный механизм распределения совокупного продукта. Лица, сосредоточившие в своих руках значительные объемы материальных ресурсов благодаря системе наследования, в результате тяжелого труда и бережливости, с помощью криминальных операций или деловой хватки, получают доходы и распоряжаются большими долями совокупного продукта, произведенного экономикой. Другие, поставляющие на рынок неквалифицированные и относительно непроизводительные, а в силу этого малооплачиваемые трудовые ресурсы, получают скудные денежные средства и незначительные доли общественного продукта . Такой механизм распределения доходов и материальных благ не способен принимать во внимание многие морально-этические и социальные проблемы, возникающие в ходе распределения. В целом рыночная система, понимаемая как совокупность известных объективных экономических законов, приводит, как правило, к значительно более неравному распределению доходов, чем это желательно и допустимо для общества. Поэтому опосредуемые государством отношения перераспределения доходов являются одним из важнейших способов сглаживания возникающих в связи с функционированием рыночной системы противоречий. В свою очередь налоги и сборы представляют собой инструменты, используемые на наиболее сложном этапе перераспределения, на котором имеет место прекращение права частной формы собственности и возникновение публичной (государственной, муниципальной) собственности.

Однако непосредственной целью налоговых отношений выступает не перераспределение доходов членов общества, а справедливое распределение бремени публичных расходов. Но поскольку такое распределение бремени расходов осуществляется на основе учета способности к платежу лица (налогоспособности), в том числе путем широкого использования пропорционального и в том числе прогрессивного способа исчисления налога, то перераспределение доходов, не будучи непосредственной целью налога, происходит de facto в результате налогообложения.

Следует отметить, что имеются возможности использовать механизмы налогообложения и в целях перераспределения ресурсов. В экономической литературе выделяются три основных фактора, объективно предопределяющих эти процессы.

Во-первых, имеется огромное количество общественных благ, на производство которых рыночная система вообще не способна выделять материальные ресурсы или выделяет их недостаточно (оборона, здравоохранение, жилищное строительство и т. п.); во-вторых, имеет место множество случаев, когда производство или потребление товаров (работ, услуг) порождает некомпенсируемые издержки для третьих лиц (например, производство или потребление, вызывающее загрязнение окружающей среды); в-третьих, производство или потребление определенных товаров (работ, услуг) может обусловить не требующие денежной компенсации выгоды для третьих лиц или населения в целом (например, вакцинация против определенных инфекционных заболеваний и т.

п.) .

Во всех трех указанных случаях государство в рамках налоговых отношений получает возможность осуществить известное перераспределение ресурсов, в частности, либо оказать воздействие на экономику, стимулировав определенную социально необходимую деятельность организаций и индивидуумов, либо, аккумулировав с помощью налогов и сборов необходимые материальные ресурсы, самостоятельно обеспечить производство требуемых общественных благ.

Во втором случае роль налоговых отношений также укладывается в понятие распределения бремени публичных расходов. При этом влияние налоговых отношений уже выходит в иные сферы, не относящиеся к налоговым. В литературе потенциальные возможности налога оказывать влияние на экономические процессы нередко обозначаются как регулирующая функция налога. Конституционный Суд РФ, ученые-юристы неоднократно указывали на ограничение практики использования налогов как инструмента экономического регулирования . По общему правилу налог должен быть нейтрален, он не должен ограничивать (прямо или косвенно) свободу граждан и их объединений на занятие любой не запрещенной законом экономической деятельностью.

Таким образом, с юридической точки зрения налоговые отношения выступают именно как отношения по распределению бремени публичных расходов, результаты которых выражаются в перераспределении доходов в обществе. Воздействие налоговых отношений может повлечь перераспределение экономических ресурсов, однако традиционно считается, что законодатель должен стремиться к исключению подобных эффектов «искажения» экономической жизни (к экономической нейтральности налога) .

Выше обращалось внимание на господствующее в советской и российской финансовой науке (начиная с 40-х гг. XX в.) определение предмета финансового права как отношений в области образования (аккумулирования), распределения и использования фондов денежных средств государства (и муниципальных образований). Из данного определения следует, что на долю налогового права в качестве сферы правового регулирования выпадают отношения по аккумулированию денежных средств. Представляется, что сохранение такого подхода без каких-либо изменений в настоящее время необоснованно по следующим основным причинам.

Во-первых, сами по себе научные категории— «отношения по образованию фондов денежных средств государства», «отношения по аккумулированию соответствующих фондов» — не отражают с достаточной точностью правовую природу данных отношений. Цель существования налоговых отношений — покрытие расходов, возникающих в связи с осуществлением публичными образованиями своих функций, а не создание или аккумулирование фондов денежных средств.

Действительно, любое публично-территориальное образование способно, реализуя свою гражданскую правоспособность, определенную, в частности, в ст. 124—126 ГК РФ, участвовать в гражданском обороте, обязываться по договорам. В связи с исполнением указанных договоров публично-территориальное образование может получить определенные денежные средства, аккумулируемые в бюджете соответствующего уровня. Что мешает нам, исходя из буквального значения рассматриваемых категорий, определить указанные отношения как отношения по образованию (аккумулированию) фондов денежных средств государства или муниципальных образований? Между тем указанные отношения имеют мало общего с налоговыми или иными отношениями, традиционно относимыми к финансово-правовым.

Подобные недоразумения объясняются тем, что выбранная категория не отражает существенные стороны соответствующих явлений. Характеризуя те или иные общественные связи как отношения по аккумулированию денежных средств, мы упускаем из вида их социальное назначение, которое, в конечном счете, имеет решающее значение для избрания конкретных способов правового воздействия на них.

Во-вторых, отношения по аккумулированию фондов Денежных средств государства и муниципальных образований не представляют собой в настоящий момент однородную группу отношений. Формирование доходных источников государственных и муниципальных бюджетов осуществляется в рамках различных отношений, регулируемых различными отраслями права. Так, в соответствии с Законом о бюджетной классификации, БК РФ, аккумулирование государственных расходов должно обеспечиваться, помимо налогового права, гражданско-правовыми институтами (доходы от использования государственного имущества, дивиденды по акциям хозяйственных обществ, принадлежащих государству), административно-правовыми институтами (доходы от административных штрафов, продажи конфискованного имущества), различными комплексными правовыми отраслями и институтами (например, доходы от приватизации государственного и муниципального имущества).

В какой-то мере такое положение вещей существовало и ранее. Поскольку государственный бюджет всегда формировался за счет как налоговых, так и неналоговых поступлений, то и институт правового регулирования государственных доходов рассматривался как более широкое правовое образование, включающее в себя и налоговое право. Однако ранее до коренных налоговых реформ, имевших место в 1989—1992 гг., основу бюджета в РСФСР и бывшем СССР составляли отчисления из прибыли государственных предприятий, налог с оборота и проч. Все эти обязательные платежи, по существу, не имели характера налогов, поскольку при их уплате смены формы собственности не происходило. Таким образом, в результате обобществления всего производственного сектора бремя государственных расходов практически не распределялось между гражданами и их объединениями, а погашалось за счет доходов того же государственного (обобществленного) сектора экономики. Учитывая это, все виды соответствующих отношений было уместно определять как направленные на аккумуляцию (образование) государственных фондов денежных средств, поскольку обобществление. Производства нивелировало различия между отношениями, возникающими при формировании налоговых и неналоговых доходов государства.

В-третьих, связь налоговых отношений (по распределению бремени публичных расходов) с бюджетными отношениями, в рамках которых происходит перераспределение налоговых доходов между бюджетами, определяются приоритетные направления публичных расходов, бесспорна. Однако связь между указанными отношениями не означает, что данные отношения однородны и какие-либо существенные качественные различия между ними отсутствуют. Напротив, данные отношения различаются по целям их возникновения, по субъектному составу, по объектам, а также принципам, на основе которых они складываются.

В связи с этим триада отношений по образованию (аккумулированию), распределению и использованию фондов денежных средств не может вполне точно отразить природу соответствующих видов отношений. Для юридической науки это излишне упрощенный взгляд на процессы, происходящие в финансовой системе. Возможно, такой подход приемлем для экономической и финансовой науки, поскольку отражает в глобальном плане основные направления движения экономических ресурсов, общие тенденции функционирования денежных отношений в сфере государственного (муниципального) хозяйства. Однако право не может основывать свое регулирующее воздействие на подобных экономических категориях и абстрагироваться от конкретных интересов сторон, участвующих в указанных отношениях.

2. Налоговые отношения — это организационно-имущественные отношения.

В праве глубоко исследованы понятия как имущественных, так и организационных отношений. Нам необходимо обратиться к обоим этим терминам, поскольку налоговые отношения нередко представляют собой тесное переплетение имущественных и организационных связей между лицами, что позволяет охарактеризовать налоговые отношения как организационно-имущественные.

Необходимо начать с анализа имущественной стороны налоговых отношений. Не требует доказательств утверждение о том, что имущественные отношения представляет собой такую группу общественных связей, которая обособляется от других по специфике объекта. В соответствии с этим имущественные отношения могут быть охарактеризованы как отношения, складывающиеся по поводу имущества, в связи с имуществом. Если же попытаться непосредственно определить понятие имущества, отправляясь от неправовых, экономических позиций, то наиболее приемлемым окажется определение, характеризующее имущество как материальное благо . С указанной точки зрения имущественный характер ряда групп налоговых отношений не вызывает сомнения.

Приведенные выше положения характеризуют имущественные отношения с точки зрения специфики их объекта. По своему содержанию имущественные отношения, как правило, определяются как отношения собственности. С. Н. Братусь отмечал, что «имущественные отношения являются отношениями собственности. Но это не только отношения между собственниками. Имущественные отношения, будучи волевыми отношениями, охватывают процесс распределения средств производства и результатов труда, процесс обмена, экономический оборот» . О. А. Красавчиков полагает, что имущественные отношения — это конкретные общественно-экономические связи по владению, пользованию и распоряжению материальными благами, складывающиеся на основе экономических актов участников данных социальных связей . Таким образом, в юридической литературе содержание имущественных отношений определяется через совокупность полномочий владения, пользования, распоряжения, раскрывающих сущность отношений собственности. Однако это лишь гражданско-правовой аспект этой проблемы. Содержание имущественных отношений, регулируемых налоговым правом, напротив, с одной стороны, проявляет себя как законное ограничение прав собственности субъектов частного права (физических лиц, организаций). С другой стороны, имущественные отношения, регулируемые налоговым правом, — это отношения по возникновению права публичной (государственной или муниципальной) собственности. С данной точки зрения налоговые отношения — это отношения собственности в сфере распределения бремени публичных расходов (перераспределения материальных благ).

Рассмотрим организационную сторону налоговых отношений. Известно, что налоговые отношения традиционно определяются не только как имущественные, а как отношения, основанные на власти и подчинении сторон, или властно-имущественные отношения. На властный характер этих отношений непосредственно указывает и законодатель в ст. 2 НК РФ. Может, правильнее будет определить налоговые отношения не как организационно-имущественные, а как властно-имущественные?

Действительно, властность всегда рассматривалась как неотъемлемая черта метода правового регулирования различных публично-правовых отраслей. Однако, хотя налоговые отношения (как и многие другие публично-правовые отношения) немыслимы вне правовой формы (т. е. иначе как правоотношения), все-таки властность характеризует в первую очередь их правовую форму, а не фактическое содержание. С фактической стороны при рассмотрении налогового отношения как согласованного поведения его участников, как их взаимодействия, взаимной связи налоговое отношение выступает как организационное отношение. Властность же в данном случае проявляется как характеристика закономерного, наиболее целесообразного способа правового воздействия на соответствующие отношения, т. е. как черта метода правового регулирования, основанного на юридической централизации, императивности. Данное размежевание свойств фактического содержания налоговых отношений и их правовой формы призвано не противопоставить форму и содержание одного явления, а наиболее точным образом отобразить в понятийном аппарате различие между фактически складывающимися отношениями и их правовой формой опосредования.

Разработка проблемы организационных отношений привлекала внимание многих ученых: цивилистов, представителей науки административного права и советского строительства ,

процессуальных отраслей права . С. Н. Братусь убедительно показал, что организационная деятельность государства — это не метод правового регу-лирования, а особый вид общественных отношений, существующих и складывающихся наряду с целым комплексом иных социальных связей . О. А. Красавчиков указывает, что в общественных связях организационные отношения весьма тесно переплетаются с отношениями имущественными и др., составляя организационный элемент последних. Но даже и в этих случаях организационные отношения не утрачивают своей относительной самостоятельности. Там же, где подобного переплетения социальных связей нет, перед нами организационное отношение в «чистом виде» . Следует отметить, что понятия организации и организационных отношений чрезвычайно многозначны. Так, в определенных случаях имеет место обозначение термином «организационные отношения» вспомогательных отношений, не нуждающихся в правовом регулировании .

В других случаях имеет место отождествление организационных отношений с управленческими связями (управленческими отношениями) . Нередко организационные отношения рассматриваются как элемент механизма управления, обеспечивающий нормальное развитие управленческих отношений . Наконец, имеются концепции, рассматривающие все происходящие в мире процессы с точки зрения их организующей и дезорганизующей роли. При таком подходе обосновывается существование фундаментальной науки (тектологии), построенной на универсальных методах, приемлемых для познания любых явлений среды. С подобной точки зрения любые человеческие отношения можно охарактеризовать как организационные (а любые происходящие в среде процессы — как борьбу различных организационных форм) . Понятно, что если рассматривать термин «организационные отношения» согласно тектологическим позициям, термин теряет какую-либо определенность и не может быть использован для выявления предмета воздействия совокупности соответствующих юридических норм.

Таким образом, можно сформулировать самое общее («рабочее») понятие организационных отношений. Организационные отношения — это общественные связи между индивидуумами и их объединениями, направленные на согласование их взаимных интересов, обеспечение их свобод и возникающие в связи с решением общественных задач, т. е. задач, имеющих значение для неограниченного круга лиц.

Принимая во внимание данное определение, точнее определить налоговые отношения не как властные или управленческие, а как организационные, или не как властно-имущественные или управленческие отношения с имущественным объектом, а как организационно-имущественные отношения, возникающие в сфере распределения бремени публичных расходов (перераспределения материальных благ). В то же время в литературе давно подмечено, что имущественный и организационный характер свойственен не только налоговым, но и многим иным отношениям, регулируемым другими отраслями. Однако специфика налоговых отношений проявляется в особом сочетании этих имущественных и организационных элементов.

Действительно, имущественно-организационные отношения по взиманию налогов и сборов, а также некоторые отношения, возникающие в процессе привлечения к ответственности за совершение налогового нарушения, будучи урегулированы нормами права, представляют собой правовые связи между физическими лицами, организациями и публичными субъектами по поводу материальных благ. Необходимо подчеркнуть, что это имущественные и одновременно особые организационные отношения. Организационный характер этих общественных связей означает построение их по принципу централизации, предполагает их строго формализованный характер, ограничение инициативы их субъектов, воздействие на волю субъектов в целях ее подчинения во многих аспектах установленным обязательным правилам поведения (нормам права).

Кроме того, во всех случаях, когда налоговые отношения имеют характер имущественных, они представляют собой имущественные отношения, возникающие в сфере, перераспределения. Этим они существенно отличаются, в частности, от имущественных отношений, опосредуемых гражданским правом, поскольку последние возникают в сфере обмена и распределения материальных благ.

В некоторых же налоговых отношениях организационный элемент настолько доминирует , что фактически вытесняет имущественный. К таковым следует отнести отношения по установлению и введению налогов, а также многие отношения, возникающие в процессе осуществления налогового контроля и привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения. Отдельные группы названных отношений (например, по осуществлению налогового контроля) имеют явное сходство с административными, другие (по установлению налогов) -— тесно связаны с конституционными. Но следует учитывать, что эти организационные отношения имеют имущественные цели и складываются в сфере перераспределения материальных благ. Кроме того, организационные налоговые отношения обеспечивают нормальное развитие имущественно-организационных налоговых отношений и не имеют какого-либо смысла, назначения и ценности вне связи с ними.

3. Налоговые отношения — это отношения, участниками которых, с одной стороны, являются субъекты публичного права, с другой — частного.

Если рассматривать любые общественные отношения как систему, их участники являются важнейшими структурными элементами данной системы. Свойства участников соответственно определяют специфику самих общественных отношений. В частности, на природу налоговых отношений решающее влияние оказывает то, что в них одновременно участвуют (противостоят друг другу) субъект, наделенный властными полномочиями в сфере налогообложения, и субъект, не наделенный таковыми. Субъекта, наделенного властными полномочиями (публично-территориальные образования, государственные органы и органы местного самоуправления), целесообразно именовать публичным; субъекта, не обладающего таковыми (физические лица, организации), — частным.

Частные субъекты имеют собственные интересы, обладают автономией воли, которая определяет их поведение. Публичные субъекты призваны выражать публичный интерес, понимаемый как производный от совокупности частных интересов. Содержание воли публичного субъекта определяется тем публичным интересом, для проведения в жизнь которого он существует. Частный интерес и публичный интерес, выступающий как среднее арифметическое совокупности частных интересов, могут не совпадать. Если такое совпадение и имеет место объективно, оно может не быть осознано конкретным носителем частного интереса.

Такое положение вещей закономерно для сферы налогообложения, поскольку в рамках налоговых отношений частный субъект должен поступиться своим интересом, отказаться от прав на определенную часть принадлежащих ему материальных благ ради зачастую неосязаемой и не гарантированной конкретно ему выгоды от деятельности публичных субъектов по реализации, скажем так, «усредненного» частного, т. е. общественного (публичного), интереса. В силу наличия такого внутреннего противоречия налоговые отношения могут существовать лишь при условии определенного ограничения юридическими средствами автономии воли частного субъекта. Это неизбежно предопределяет наличие следующего свойства этих отношений: налоговые отношения — это всегда отношения, существующие в правовой форме.

4. Налоговые отношения— это отношения, которые могут существовать только в правовой форме.

Существование налоговых отношений исключительно в правовой форме предопределено их природой. Хотя истории известны различные формы фискальных повинностей, взимание которых осуществлялось и без достаточной их правовой регламентации.

По данному вопросу имеются и иные мнения. Так, М. В. Карасева полагает, что в сфере налогообложения могут возникать отношения, которые не приобретают правовой формы. В качестве примера, подтверждающего ее точку зрения, указанный ученый рассматривает отношения «по порядку предоставления налоговых льгот, зачисляемых в бюджеты субъектов РФ». М. В. Карасева отмечает, что с момента вступления Закона об основах налоговой системы, которым субъектам РФ было предоставлено соответствующее право, упомянутые отношения существовали как фактические и лишь начиная с 1995 г. стали обретать свое правовое оформление в законах субъектов РФ .

Думается, что с вышеприведенной позицией в полной мере согласиться нельзя, так как наличие пробела в праве еще не означает отсутствие правовой формы у соответствующих отношений и превращение их в «фактические» отношения. Данная конкретная ситуация, по нашему мнению, должна была быть разрешена с учетом трех принципиальных моментов. Во-первых, налоговая льгота представляет собой определенный элемент налогообложения, определяемый при установлении налога. Лицо получает право на ее использование (при наличии соответствующих фактических обстоятельств) непосредственно из закона. В связи с этим особой процедуры, регламентирующей порядок ее предоставления, не требуется. Во-вторых, отсутствие в нормативно-правовых актах субъекта РФ указаний на налоговые льготы и порядок их предоставления по региональным налогам может означать только то, что соответствующий субъект не воспользовался своими правами на установление налоговых льгот. В этом случае никакие «фактические» отношения возникнуть не могут, и соответствующие действия по предоставлению льгот вне правового регулирования должны трактоваться как противоправные. В-третьих, если субъект РФ все-таки установил определенные льготы по региональным налогам и недостаточно четко регламентировал основания для их получения, то вопрос о праве на их получение должен быть решен путем толкования соответствующего нормативно-правого акта, применения аналогии закона или права или, наконец, на основе общих принципов, закрепленных в налоговом и конституционном законодательстве России. Таким образом, под фактическими «налоговыми» отношениями в подобных случаях можно понимать лишь отношения противоправные, заключающиеся в неуплате налога вопреки предписаниям закона.

5. Налоговые отношения — это отношения, строящиеся на принципах равенства, всеобщности, соразмерности.

Налоговым отношениям, существование которых определяется задачей наиболее эффективного распределения бремени публичных расходов, внутренне имманентно стремление принимать такие формы, которые не влекли бы негативное воздействие на экономику, не уничтожали бы ту материальную основу, которая порождает данные отношения. Это объясняется тем, что они органично входят в общую систему экономических отношений и подчиняются ее объективным закономерностям. Кроме того, налоговые отношения могут иметь стабильный характер, если противоречия интересов между их участниками не переходят определенной черты. Иначе любые средства правового воздействия оказываются бессильными.

Учитывая указанные тенденции, налоговые отношения внутренне тяготеют к построению на принципах равенства, всеобщности и соразмерности, поскольку именно на основе этих принципов может быть наиболее экономически целесообразным образом распределено бремя публичных расходов.

Предмет налогового права — это общественные отношения по распределению бремени публичных расходов на основе принципов равенства, всеобщности, соразмерности, имеющие организационно-имущественный характер, способные существовать только в правовой форме, складывающиеся между субъектами, обладающими властными полномочиями (публичными субъектами) и.не обладающими таковыми (частными субъектами).

<< | >>
Источник: В. С. Белых, Д. В. Винницкий. Налоговое право России. Краткий учебный курс.. 2004

Еще по теме § 1. Общие свойства отношений, регулируемых налоговым правом. Понятие предмета налогового права:

  1. § 1. Понятие субъекта налогового права. Налоговая правосубъектность
  2. Статья 19.7.6. Незаконный отказ в доступе должностного лица налогового органа к осмотру территорий, помещений налогоплательщика, в отношении которого проводится налоговая проверка
  3. 15.2. Предмет международного налогового права
  4. 5 ПОНЯТИЕ И ОБЩИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ НАЛОГОВЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ
  5. 70. Основы налоговой системы Российской Федерации. Источники налогового права
  6. 1. Отношения, регулируемые гражданским правом
  7. Глава 3. Предмет и метод налогового права
  8. 3.3. Общественные отношения, регулируемые информационным правом
  9. 2. Имущественные отношения, регулируемые гражданским правом
  10. § 2. Состав предмета налогового права и его дифференциация
  11. 4. Личные неимущественные отношения, регулируемые гражданским правом