<<
>>

§ 3. Метод налогового права

Вопрос о методе правового регулирования является одним из самых непростых в отечественном правоведении. Это обусловлено рядом объективных причин. Во-первых, проблема конструирования соответствующей категории как в общетеоретическом плане, так и применительно к отдельной отраслевой науке осложняется высокой степенью ее абстрактности. Действительно, понятие метода правового регулирования, согласно господствующей точке зрения, призвано отразить в концентрированном виде основные особенности определенной совокупности юридических норм, подчеркнуть их юридическое своеобразие, позволяющее рассматривать их как единую систему — отрасль права, отличающуюся относительной автономностью своего функционирования.

Во-вторых, черты метода правового регулирования, раскрывающие суть данной категории, нередко непосредственно не отражаются в конкретных положениях позитивного права и могут быть сформулированы лишь на основе обобщения и анализа в выводах доктрины. Это предопределяет отсутствие единства в позициях ученых относительно содержания упомянутой категории.

Отмеченная значительная степень абстрактности категории метода правового регулирования заставляет обращать внимание на практическое значение этого понятия. Оно (это понятие) не должно терять конкретности, превращаться лишь в камень преткновения бесчисленных теоретических дискуссий без ясных практических выводов и следствий. В связи с этим, на наш взгляд, наибольший интерес, как в практическом, так и в теоретическом плане представляет не просто определение (в нашем случае) налогово-правового метода регулирования, а выявление его конкретных сущностных черт, которые имеют роль своеобразных общих правил воздействия данной области права на соответствующие отношения, на поведение отдельных индивидуумов, признаваемых участниками этих отношений. Сказанное не предполагает отождествление метода и принципов правового регулирования, поскольку если принципы права характеризуют содержание права с точки зрения тех ценностей, которое оно признает и намеревается защищать и отстаивать, то черты метода правового регулирования показывают те средства, которые использует право, чтобы достичь этих целей. В литературе также справедливо указывается на то, что, если принципы фокусируют, в себе сущность права, то метод отражает содержание отрасли под углом зрения способа воздействия данной отрасли на регулируемые отношения . Таким образом, отраслевой метод раскрывается как способ воздействия отрасли на поведение людей, способ организации правовой связи участников регулируемых отношений .

Для исследования любой области права метод правового регулирования приобретает неоценимое значение. Практика показывает,- что группы юридических норм специализируются, прежде всего, не по своему непосредственному материальному содержанию, а по приемам, средствам, юридическим конструкциям, используемым ими для регулирования различных отношений. Поэтому черты метода правового регулирования оказываются весьма полезными, особенно на первом этапе изучения определенной совокупности юридических норм при определении ее границ, отделения ее от иных групп юридических норм.

Рассмотренное выше понятие предмета правового регулирования не способно в этом отношении заменить категорию метода. В литературе справедливо отмечается, что поскольку речь идет о системе права, то классифицируемым «материалом» оказываются не сами общественные отношения, а право как самостоятельное общественное явление.

Общественные отношения, даже становясь предметом правового регулирования, в состав самого права не включаются, «получая в нем идеальное отражение» . Различия в содержании отношений, т. е. в предмете регулирования разных отраслей права, получают в праве не прямое, а трансформированное, переведенное в юридические категории отражение. Вывод о том, что данная группа общественных отношений представляет собой предмет регулирования особой отрасли права, сам по себе нуждается в проверке и представляется достоверным лишь при доказанности того факта, что данная группа общественных отношений требует специфического регулирования и предопределяет существование особой правовой формы . Поэтому справедливо пишет Ю. К. Толстой, что предметом отрасли права может быть «лишь такая совокупность общественных отношений, качественная определенность которой выявляет себя в специфике метода правового регулирования» .

В теории права разработаны известные категории, призванные в концентрированном виде отображать основные черты юридического содержания определенной области права. Эти категории не являются одинаковыми по своему значению. Если принципы, функции и метод в разных аспектах непосредственно концентрируют в себе юридическое содержание отрасли, то механизм правового регулирования (понимаемый как совокупность средств правового воздействия, к которым относятся нормы, правоотношения, юридические факты, акты реализации прав и обязанностей ) является признаком вторичного характера .

В литературе вопрос о методе регулирования налоговых отношений нередко раскрывается путем сопоставления последнего с административно-правовым методом регулирования. При этом, как правило, указанные два метода либо вообще отождествляются (М. И. Пискотин и др.), либо указывается лишь на незначительные особенности налогово-правового метода (А. В. Брызгалин, М. В. Карасева, Н. И. Химичева и др.). Считаем, что между указанными методами, равно как и между налогово-правовым методом и другими методами регулирования общественных отношений других отраслей публично-правового цикла, имеются различия более существенного характера .

Представляется необходимым подробно остановиться лишь на некоторых характерных чертах метода регулирования налогового права:

1) преобладание в правовом регулировании позитивного обязывания участников налоговых отношений;

2) ограничение правовой инициативы участников налоговых отношений;

3) юридическое неравенство участников налоговых отношений, выражающееся в различии содержания правосубъектности последних.

1. Позитивное обязывание участников налоговых отношений как черта метода налогово-правового регулирования.

Все юридические методы сохраняют основное качество правового регулирования, состоящее в установлении обеспеченных государством прав и обязанностей участников регулируемых отношений. Но в разных отраслях права установление прав и обязанностей и обеспечение их государственным принуждением происходит по-разному. В зависимости от характера регулируемых отношений право пользуется велениями различного содержания. В одних случаях право, прежде всего, дозволяет определенное поведение, в других обязывает к какому-то поведению, в третьих — запрещает определенное действие или бездействие . В. Д. Сорокин, развивая эту мысль, отмечает, что «если иметь в виду именно первоначальные, исходные способы, то кроме трех названных остальные отсутствуют либо выступают в качестве вторичных, производных способов» . Разумеется, в каждой отрасли имеются нормы, содержащие все указанные виды велений (позитивное обязывание (предписание), дозволение, запрет).

Тем не менее отрасли права резко отличаются друг от друга преобладанием одного или специфическим сочетанием нескольких из названных видов предписаний, непосредственно выраженных в нормах .

В юридической науке обращается внимание на тот факт, что каждый структурный элемент метода — дозволение, предписание и запрет — выступает в тесной связи с другими. Значит, стоит «сработать» одному элементу, как сразу начинают действовать и другие. По этой причине выглядит вполне обоснованной точка зрения, согласно которой в рамках любой юридической системы одна разновидность правовых норм определяет границы и содержание возможного поведения субъектов права. Диспозиции этих норм содержат дозволение. Другая группа норм закрепляет, предписывает должное поведение субъектов, от которого они при наступлении предусмотренных нормой ситуаций уклониться не вправе. Диспозиции этих норм содержат предписание. И наконец, третья разновидность правовых норм воздействует на поведение людей посредством запрещения определенных деяний (действий и бездействия). В диспозициях этих норм содержится запрет . «Другими словами, метод правового регулирования может существовать только как объединение всех трех первичных компонентов — дозволения, предписания и запрета, т. е. как система, основанная на тесном взаимодействии, взаимообеспечении этих трех компонентов... Ни дозволение, ни предписание, ни запрет не могут существовать изолированно друг от друга. Поэтому, когда мы говорим о том, что метод правового регулирования проявляется посредством юридических дозволений, предписаний и запретов, то имеем в виду их совокупное проявление с преобладанием какого-то одного элемента, эффективное действие которого обеспечивается присутствием двух других». Иногда, «при оптимальном варианте, образно говоря, «срабатывает» тот элемент, который непосредственно воздействует, а два других сохраняют свою значимость лишь в потенциальном виде» .

Как и для всего публичного права в целом, для налогового права характерно превалирование в методе правового регулирования такого его элемента, как предписание (позитивное обязывание). Как правило, именно данный способ воздействия выполняет роль прямого регулятора соответствующих социальных связей, возникающих при налогообложении. Вместе с тем при анализе рассматриваемой черты метода налогового правового регулирования также наглядно проявляется его специфичность. Она связана со степенью доминирования позитивного обязывания (предписания) как одного из способов (элементов), составляющих метод правового регулирования. Эта степень доминирования значительно превосходит то, что мы можем встретить в иных публично-правовых отраслях. Действительно, общая схема действия различных методов правового регулирования такова: «Если один из субъектов обладает пре-доставленным ему законом правомочием (дозволение), то реализация этого правомочия в предусмотренных ситуациях обеспечивается обязанностью другого субъекта предпринять соответствующие действия (предписание). В свою очередь невыполнение субъектом возложенной на него обязанности, которая вытекает из правомочия, влечет за собой реализацию запрета в виде того или иного вида ответственности за деяние в форме бездействия» .

В налоговом праве нередко господствует иная схема регулирования отношений: один из субъектов обязан совершить четко определенные действия (предписание), выполнение этой обязанности в свою очередь гарантируется обязанностью другого субъекта предпринять активные действия по обеспечению установленными правовыми средствами надлежащего выполнения первым субъектом своей обязанности (предписание). Реализация же запрета в налоговом праве осуществляется так же, как и в других публично-правовых отраслях.

В то же время для регулирования отношений, не составляющих ядро предмета налогового права, дозволение (как способ юридического воздействия) активно используется и становится в некоторых налогово-правовых институтах даже основным, доминирующим (пример тому, группы норм, посвященные изменению срока исполнения налоговой обязанности, а также защите прав налогоплательщиков, налоговых агентов и т. д.).

2. Ограничение правовой инициативы участников налоговых отношений.

Данная черта метода правового регулирования налоговых отношений проявляется достаточно отчетливо. Более того, М. В. Карасева отмечает даже, что, по общему правилу, «метод властных предписаний в финансовом праве может быть определен как конформистский. Конформизм финансово-правового метода является противоположностью инициативы как характерной черты гражданско-правового метода. Он означает, что субъекты финансового права вступают в финансовые правоотношения не по своей воле, не по своей инициативе, а лишь следуют предписаниям соответствующих актов государственных органов» .

Впрочем, сложно утверждать, что налогово-правовой метод также в полной мере обладает чертами «конформизма». Действительно, в налоговом праве определенные виды субъектов, выступающие в качестве налогоплательщиков, в значительной степени сами могут инициировать правоотношения (например, они вправе обращаться в финансовые органы за предоставлением отсрочек). Налогоплательщики вправе: предлагать некоторые способы обеспечения обязанностей по уплате налогов и сборов (гл. 11 НК РФ), просить предоставить налоговый кредит, инвестиционный налоговый кредит, обращаться за разъяснениями законодательства, самостоятельно формировать учетную политику, инициировать переход на специальный налоговый режим (например, упрощенную систему налогообложения) и т. п. Таким же образом и участники налоговых отношений, наделенные властными полномочиями, в определенных случаях способны проявлять правовую инициативу в рамках налоговых отношений. Так, налоговые органы могут по собственной инициативе приступить к выездной или камеральной проверке налогоплательщика или налогового агента, и НК РФ на стадии изъявления подобной инициативы не устанавливает существенных ограничений.

3. Юридическое неравенство участников налоговых отношений, выражающееся в различии содержания правосубъектности последних.

Налоговая правосубъектность характеризуется неравенством ее носителей. Отчасти это уже было отмечено выше. Сказанное определяется особенностью общественных отношений, регулируемых налоговым правом. Нередко один из участников таких отношений функционально подчинен другому. Известно, что в налоговом праве, как и в ряде других отраслей, используется метод властных предписаний, т. е. решение того или иного вопроса осуществляется в значительной степени в одностороннем порядке. Некоторая специфика налогово-правового метода проявляется в круге государственных органов, уполномоченных давать властные предписания участникам налоговых отношений. В силу существующего распределения компетенции между государственными органами большая часть таких предписаний исходит от органов государства, созданных специально для осуществления налогового контроля, охраны фискальных интересов государства. Участники налоговых отношений, которым они адресуют свои предписания (организации, физические лица), находятся во взаимосвязи с этими органами и в зависимости от них лишь в связи с исполнением комплекса обязанностей определенного рода (обязанности по правильному исчислению налогового платежа, полному и своевременному его внесению, а также иные сопутствующие обязанности, обеспечивающие реализацию названных (ст. 21, 23—24 НК РФ)). Поэтому представляется справедливым утверждение, что в налогово-правовом регулировании метод властных предписаний проявляется, главным образом, в отношениях функционального подчинения. Известно, что аналогичный метод в административном праве проявляется, наоборот, главным образом, в отношениях вертикального подчинения, т. е. подчинения в полном объеме деятельности. В финансовом праве, как справедливо отмечается Н. И. Химичевой, метод властных предписаний действует и по линии функции финансовой деятельности, и в отношениях «вертикального» соподчинения .

Метод правового регулирования взаимосвязан с отраслевой правосубъектностью. Поэтому особенностью административной и отчасти финансовой правосубъектности логично признать ее иерархичность , отражающую иерархичность построения управленческих прав и обязанностей государственных органов, находящихся на различных уровнях. Данного свойства у налоговой правосубъектности не наблюдается по причине специфики превалирующего в налоговых отношениях функционального подчинения (см. подробнее п. 4 § 1 гл. 6).

<< | >>
Источник: В. С. Белых, Д. В. Винницкий. Налоговое право России. Краткий учебный курс.. 2004

Еще по теме § 3. Метод налогового права:

  1. Глава 3. Предмет и метод налогового права
  2. 70. Основы налоговой системы Российской Федерации. Источники налогового права
  3. § 1. Общие свойства отношений, регулируемых налоговым правом. Понятие предмета налогового права
  4. § 1. Понятие субъекта налогового права. Налоговая правосубъектность
  5. § 2. Метод земельного права
  6. § 2. Методи аграрного права
  7. 2.3. Метод административного права
  8. 2. Метод аграрного права
  9. § 4. Методы аграрного права
  10. 15.2. Предмет международного налогового права
  11. § 3. Метод гражданского права
  12. 3.4. Методы информационного права
  13. 1. Предмет и метод аграрного права