<<
>>

§ 3. Сотрудничество в рамках СНГ по использованию и охране промышленной собственности

После распада СССР и образования Содружества Независимых Государств объективная экономическая ситуация привела его участников к необходимости налаживания интеграционных процессов внутри Содружества, в том числе и в области охраны промышленной собственности.
По существу, речь идет о реинтеграции таких процессов на новой основе.

Поскольку промышленная и вообще интеллектуальная собственность являются частью более обшей сферы сотрудничества государств в производственной, научной, культурной и экономической областях, первыми многосторонними соглашениями стран Содружества были соглашения о научно-техническом сотрудничестве, производственной кооперации и взаимодействии в области изобретательства, образования, подготовки кадров и согласования приоритетных направлений развития науки и техники. Так, Соглашение о научно-техническом сотрудничестве в рамках государств—участников Содружества Независимых Государств от 13 марта 1992 г. на основе учета государствами-членами высокоинтегрированных элементов научно-технического потенциала, сложившихся связей в данной области, а также необходимости межгосударственной кооперации предусматривало формы совместной научно-технической деятельности, регулирование создания и эксплуатации научно-технических объектов совместного использования, оказание государственной поддержки совместным научным исследованиям и разработкам.

Государства взяли на себя обязательства создавать правовые, экономические и организационные условия, гарантирующие равные права и ответственность всех организаций, предприятий и граждан, участвующих в межгосударственном научно-техническом сотрудничестве. Особое внимание и усилия страны—члены Содружества, согласно этому договору, должны приложить к обеспечению гармонизации систем охраны промышленной собственности, сотрудничества в проведении научно-технической экспертизы и совместимости правовых норм, регулирующих научно-техническую деятельность (ст.

2). Соглашение закрепило договоренность о том, что вопросы охраны интеллектуальной собственности регулируются законодательными актами сторон и специальными межгосударственными соглашениями (ст. 14). До принятия Патентной конвенции сотрудничество государств по вопросам охраны промышленной собственности предполагалось регулировать Временным соглашением (ст. 15), которое было принято странами—членами СНГ в этих целях.

Тогда же (13 марта 1992 г.) было подписано Соглашение о прямых научно-технических связях в рамках Содружества Независимых Государств, которое имело целью закрепление обязанности участвующих стран по обеспечению прямых связей между организациями, предприятиями, учеными и изобретателями и всяческому их укреплению и развитию. Соглашение предусмотрело, что оформление таких отношений осуществляется с помощью различных инструментов, в которых должны найти отражение условия установления прямых научно-технических связей, в том числе права на интеллектуальную собственность.

В августе 1995 г. (для России — 27 сентября 1995 г.) вступила в силу Евразийская патентная конвенция, которая создала межгосударственную евразийскую систему охраны промышленной собственности на основе единого патента, действующего на территории всех договаривающихся государств, ратифицировавших Конвенцию или присоединившихся к ней. В настоящее время таких государств одиннадцать: Туркменистан, Республика Беларусь, Республика Таджикистан, Российская Федерация, Азербайджанская Республика, Республика Казахстан, Кыргызстан, Республика Армения, Грузия, Украина и Республика Молдова.

Основополагающим положением, определяющим смысл Конвенции, является договоренность государств о создании Евразийской патентной системы, обеспечиваемой организацией, располагающей специальной структурой, — Евразийским патентным ведомством, выполняющим функции патентного ведомства для целей выдачи единого евразийского патента, который действует в рамках данной организации.

Исходным принципом, которому подчиняется многостороннее сотрудничество, является принцип государственного суверенитета участвующих стран: «Государства—участники сохраняют за собой полный суверенитет в части развития своих национальных систем по охране промышленной собственности.

Национальные патентные системы полностью автономны по отношению к Евразийской патентной системе, кроме тех полномочий в отношении евразийских патентов, которые переданы государствами-участниками в силу положений Конвенции в компетенцию Евразийской патентной организации» (п.1. ст. 1).

Согласно преамбуле Евразийская конвенция представляет собой специальное соглашение в соответствии со ст. 19 Парижской конвенции и Договор о региональном патенте в соответствии со ст. 45 Договора о патентной кооперации.

Вступление в силу Евразийской патентной конвенции ознаменовало собой формальный выход международного соглашения Содружества за рамки СНГ, поскольку участие в этой конвенции открыто для любого государства—члена ООН, связанного также Парижской конвенцией и Договором о патентной кооперации (РСТ) (ст. 26). На территории государств—участников было сформировано единое патентное пространство, что, учитывая международную практику патентной кооперации, обеспечивает упрощение процедуры выдачи охранного документа, действующего во всех государствах—участниках Конвенции (одна евразийская заявка на одном языке (русском), одна экспертиза, единый евразийский патент). Административные задачи, связанные с функционированием Евразийской патентной системы и выдачей единых евразийских патентов, выполняет Евразийская патентная организация. Она заключает международные договоры как с государствами—членами Организации или иными государствами, так и с другими международными организациями, в частности с ВОИС.

Евразийская патентная конвенция, провозглашая следование принципам Парижской конвенции по охране промышленной собственности (равно как и практически всем многосторонним документам в области интеллектуальной собственности), зафиксировала принцип национального режима. Причем он распространяется не только на граждан договаривающихся государств, но и на лиц, постоянно проживающих на их территориях (п. 2 ст. 2). Таким образом, в сферу его действия может попасть лицо, не являющееся ни гражданином страны—участницы Парижской конвенции, ни гражданином государства, подписавшего Евразийскую конвенцию или к ней присоединившегося, в силу одного лишь факта постоянного проживания на территории одной из стран—участниц анализируемого международного соглашения.

Евразийское патентное ведомство при проведении патентного поиска по евразийским заявкам осуществляет взаимодействие с компетентными национальными или региональными ведомствами, публикует информацию о евразийских заявках или евразийских патентах.

Евразийский патент имеет действие на территориях всех договаривающихся государств с даты его публикации.

Как и множество других международно-правовых документов в данной сфере, Евразийская конвенция включает преимущественно материально-правовые нормы (наряду с административными положениями), которые содержатся как в самой Конвенции, так и в Инструкции к ней, разработанной Административным советом Евразийской патентной организаций.* В то же время Конвенция представляет собой пример международного документа в области охраны промышленной собственности (заметим, весьма редкий), которая содержит коллизионные нормы. При этом следует обратить внимание на некоторую юридическую неточность, имеющую место в Конвенции: положения, квалифицируемые явно как коллизионные правила, помещены в общий раздел документа, именуемый «Материальные нормы патентного права». Итак, при регламентации круга лиц, обладающих правом на патент, Конвенция устанавливает: «Право на патент принадлежит изобретателю или его правопреемнику. Если изобретатель является служащим, то право на евразийский патент определяется в соответствии с законодательством государства, в котором служащий имеет основное место службы; если государство, в котором служащий имеет основное место службы, не может быть определено, применяется законодательство того государства, в котором работодатель занимается предпринимательской деятельностью, с которой связан служащий» (ст. 7).

* См.: Блинников В.И., Григорьев А.Н., Еременко В.И. Евразийское патентное законодательство //Законодательство и экономика. 1996. № 7/8. В части материально-правовых предписаний Инструкция содержит следующие разделы: определение условий патентоспособности изобретения, включая определение новизны, изобретательского уровня, промышленной применимости и требований о раскрытии изобретения; определение и действие права приоритета; определение исключительного права на запатентованное изобретение; право преждепользования; толкование формулы изобретения; правопреемство и другие виды передачи права на евразийскую заявку или евразийский патент и др.

В число процедурных норм Инструкции включаются наряду с прочими положения, касающиеся требований к форме и содержанию евразийской заявки; даты заявки и исчисления сроков испрашивания приоритета; валюты и порядка уплаты пошлины; изменений или исправлений евразийской заявки, патентного поиска и экспертизы; публикации евразийских заявок и патентов, Реестра евразийских патентов, документации и информационных услуг Евразийского ведомства; преобразования евразийских заявок в национальные и т.д.

Как видно, с точки зрения коллизионных начал, приведенная регламентация составляет немалый интерес, поскольку оперирует нетрадиционными правилами.

Евразийская патентная система построена на принципе сосуществования евразийского патента с национальными патентами. В статье 22 указано, что Евразийская конвенция не затрагивает права любого государства-участника выдавать национальные патенты. В свою очередь и Конвенция не является препятствием для любого участника самостоятельно участвовать в любой международной организации и развивать различные формы международного сотрудничества в области охраны промышленной собственности.

В статье 16 Евразийской конвенции указываются случаи, формирующие основания для преобразования евразийских заявок в национальные патентные заявки: отказ Евразийского ведомства в выдаче евразийского патента либо отказ в удовлетворении возражения, поданного заявителем против отрицательного решения Евразийского ведомства. В целях преобразования евразийской заявки в национальную патентную заявку заявитель может подать в Евразийское ведомство ходатайство с указанием государств-участников, в которых он хочет получить патент по национальной процедуре. Преобразованная таким образом заявка приравнивается в каждом указанном государстве-участнике к правильно оформленной национальной заявке, поданной в национальное ведомство с той же датой подачи и, если таковая имеется, датой приоритета, что и евразийская заявка.

В правиле 52 Патентной инструкции к Евразийской конвенции урегулированы вопросы исключения совмещения охраны в государствах—участниках Конвенции: права, вытекающие из евразийской заявки или евразийского патента с более ранней подачей заявки или с более ранним приоритетом, имеют преимущество перед правами, вытекающими из последующей национальной заявки, поданной до даты публикации этой евразийской заявки, или из национального патента на тождественное изобретение наравне с национальными заявками и национальными патентами, и наоборот.

Другими словами, более ранняя евразийская заявка порочит новизну последующей национальной заявки наравне с более ранней национальной заявкой, а более ранняя национальная заявка порочит новизну последующей евразийской заявки. Это правило позволяет избегать двойного патентования и совмещения различных видов охраны (на основе евразийского и национального патента).

Евразийское патентное ведомство может, кроме того, осуществлять функции получающего ведомства, а также ведомства, указанного и выбранного в соответствии с Договором о патентной кооперации (ст. 20 Евразийской конвенции). Заявитель наделен правом выбора в отношении подачи международных заявок в Евразийское ведомство или национальные ведомства.

Евразийское ведомство, национальные ведомства и другие учреждения государств—участников Конвенции, в компетенцию которых входит охрана промышленной собственности, оказывают друг другу правовую помощь по делам, относящимся к евразийским заявкам и патентам (правило 73 вышеуказанной Инструкции). Если учесть современную экономическую ситуацию, создание единой евразийской патентной системы является существенным достижением государств—членов СНГ. В ее нормальном функционировании нуждаются не только заявители — граждане государств-участников, но и иные субъекты, претендующие на предоставление охраны их исключительных прав на территориях стран Содружества.

Двусторонние договоры СНГ. Евразийская патентная конвенция относится только к изобретениям и не распространяется на другие объекты прав. Ввиду этого в целях охраны других объектов промышленной собственности странами—членами СНГ заключаются договоры на двустороннем уровне. Вместе с тем такие договоры могут касаться и общих вопросов сотрудничества в области промышленной собственности. Таковы, например, российско-украинское Соглашение о сотрудничестве в области охраны промышленной собственности от 30 июня 1993г., российско-армянское Соглашение от 25 июня 1993г., Соглашение между Россией и Казахстаном от 28 марта 1994 г., Соглашение между Россией и Республикой Беларусь от 20 июля 1994 г. Российско-украинское соглашение устанавливает признание ранее выданных охранных документов СССР, право граждан и юридических лиц другого государства пользоваться патентными фондами, библиотеками и т.п. на началах национального режима, содержит условия о выплате вознаграждения гражданам из другого государства, обеспечивает непосредственное ведение дел патентными поверенными обоих государств на основе взаимности и т.д.

В российско-армянском соглашении предусматривается более широкое сотрудничество. В нем закрепляется содействие России в становлении национальной патентной службы Армении, действие принципа национального режима со ссылкой при этом на Парижскую конвенцию. Соглашение подтверждает также принцип конвенционного приоритета для подачи заявки. Российское ведомство принимает на себя проведение патентного поиска для заявок из Армении.

Двусторонними соглашениями государств Содружества регламентируются весьма сложные проблемы соотношения патентов на изобретения СССР и национальных охранных документов, которые на многостороннем уровне так и не были решены. Не следует забывать, что до сих пор параллельно с патентной формой охраны изобретений, ранее зарегистрированных на территории России, действует и второй вид охранных документов из числа выдававшихся в СССР — авторские свидетельства, природа которых отлична от патента. Кроме того, стороны обязались включать вопросы охраны промышленной собственности в международные соглашения о торгово-экономическом и научно-техническом сотрудничестве, обусловив соблюдение положений о том, что двусторонние договоренности не будут препятствовать другим международным соглашениям сторон, включая Парижскую конвенцию и другие международные договоры.

Указанные договоры предполагают, что при единстве принципов охраны ее конкретное содержание определяется материальными нормами национального законодательства. Споры о действительности охраны, предоставляемой межгосударственным органом, разрешаются национальными судами. Таким образом, совокупность межгосударственных соглашений в рамках СНГ в области охраны промышленной собственности служит целям обеспечения на данном этапе если не унификации, то во всяком случае совместимости основных принципов правовой охраны, о чем свидетельствуют приводившиеся выше нормы договоров.

<< | >>
Источник: Л.П. Ануфриева. Международное частное право: В 3-х т. Том 2. Особенная часть. 2000

Еще по теме § 3. Сотрудничество в рамках СНГ по использованию и охране промышленной собственности:

  1. 64. Парижская конвенция по охране промышленной собственности
  2. § 4. Международное сотрудничество в охране окружающей среды
  3. Некоторые проблемы защиты собственности и владения в рамках уголовного дела о мошенничестве
  4. § 1. Понятия «интеллектуальной собственности» и «промышленной собственности» в МЧП
  5. Глава 31. УПРАВЛЕНИЕ ОХРАНОЙ И ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ
  6. Статья 23.21. Органы, осуществляющие государственный контроль за использованием и охраной земель
  7. Конвенция ЕЭК ООН по охране и использованию трансграничных водотоков и международных озер
  8. Статья 23.21. Органы, осуществляющие государственный контроль за использованием и охраной земель
  9. 68. Участие РФ в международных соглашениях об использовании и охране результатов интеллектуальной деятельности
  10. Статья 23.23. Органы, осуществляющие государственный контроль за использованием и охраной водных объектов
  11. 31.1. Правовые и организационные основы управления использованием и охраной природных ресурсов
  12. Статья 23.23. Органы, осуществляющие федеральный государственный контроль и надзор за использованием и охраной водных объектов
  13. Статья 23.22. Органы, осуществляющие государственный контроль за геологическим изучением, рациональным использованием и охраной недр
  14. 3. Функции гражданского права по охране и использованию результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации
  15. § 1. Понятие прав промышленной собственности
  16. Статья 156. Правомочия по использованию изобретения, полезной модели и промышленного образца
  17. Статья 23.26. Органы, осуществляющие функции по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания
  18. Глава XXIV. Право промышленной собственности
  19. 6. Субъекты прав на служебные объекты "промышленной собственности"
  20. Тема 4.2. Правовые экологические требования, процедуры и отношения по использованию природных ресурсов и охране окружающей среды