<<
>>

§ 5. Проблема «международных юридических лиц» в международном частном праве

В течение последних десятилетий не только в зарубежной, но и в отечественной научной и учебной литературе по МЧП весьма активно обозначилось понятие «международные юридические лица».
Достаточно сказать, что во многих пособиях и учебниках по данной дисциплине используется это словосочетание без каких-либо оговорок об условности его применения или чего-либо иного. В большинстве случаев отмечается, что о международных юридических лицах следует вести речь тогда, когда они созданы международным соглашением (договором), как, например, Международный банк реконструкции и развития, Международный валютный фонд, Европейский банк реконструкции и развития, Межгосударственное Евроазиатское объединение угля и металла стран СНГ, Межгосударственный банк, также созданный в рамках СНГ, и проч. М.М. Богуславский особо отмечает, что в советской юридической литературе понятие международного юридического лица впервые было применено в связи с международными банками, созданными странами—членами СЭВ: Международным банком экономического сотрудничества (МВЭС) и Международным инвестиционным банком (МИБ).

Подходя к оценке рассматриваемого понятия с позиций историзма, следует подчеркнуть, что в свое время создание юридических лиц подобного рода посредством заключения межгосударственного договора было в целом достаточно редким явлением и сопровождалось практически всегда изъятием их из-под действия общих норм национального гражданского, торгового, таможенного, налогового или иных отраслей права соответствующего государства. Таким государством выступало государство местопребывания центральных органов международного юридического лица. Его правовое положение могло отличаться от правового положения любых других юридических лиц, действующих в конкретной стране, как национальных, так и иностранных. С этим, как представляется, можно было бы связывать выделение так называемых международных юридических лиц в отдельную категорию.

В сегодняшних условиях международных отношений при создании соответствующих образований (корпоративного или иного типа) путем заключения межправительственного или межведомственного соглашения, прежде всего когда явление объединения лиц и капиталов поистине в трансграничном масштабе получило достаточный размах и на гражданско-правовом уровне, нет нужды устанавливать какие-либо специальные, «тепличные», условия для функционирования таких объединений. Всецелое подчинение юридического лица национальному правопорядку соответствующего государства снимает необходимость, кроме как в целях уточнения его «генезиса» (происхождения), в квалификации его как международного юридического лица, а следовательно, и выделении названной категории вообще. Так, в соглашении стран СНГ «О содействии в создании и развитии производственных, коммерческих, кредитно-финансовых, страховых, смешанных транснациональных объединений» от 15 апреля 1994 г. унифицированным порядком предусмотрено, что транснациональные объединения являются юридическими лицами по законодательству государства их регистрации. Статус филиалов (отделений) и представительств транснациональных объединений определяется в учредительных документах в соответствии с законодательством государства местонахождения филиалов (отделений) и представительств (ст. 5). При этом указывается, что транснациональные объединения могут создаваться как на основе межправительственных соглашений, так и путем заключения договоров непосредственно между хозяйствующими субъектами (ст. 3). В развитие этого действующее законодательство Российской Федерации, прежде всего федеральный закон «О финансово-промышленных группах», принятый 30 ноября 1995 г., оперирует категориями «транснациональная финансово-промышленная группа», «межгосударственная финансово-промышленная группа».

Данные термины понимаются следующим образом: финансово-промышленные группы — это объединения, среди участников которых имеются юридические лица, находящиеся под юрисдикцией государств—участников Содружества Независимых Государств, имеющие обособленные подразделения на территории указанных государств либо осуществляющие на их территории капитальные вложения, которые регистрируются как транснациональные финансово-промышленные группы в соответствии с федеральным законом и как межгосударственные (международные) финансово-промышленные группы — на основе межправительственного соглашения.

Особенности создания, деятельности и ликвидации межгосударственной финансово-промышленной группы устанавливаются межправительственными соглашениями. При этом для их участников национальный режим устанавливается межправительственными соглашениями на основе взаимности. Участникам межгосударственной финансово-промышленной группы в порядке и на условиях, установленных Правительством РФ, могут предоставляться таможенные тарифные льготы, предусмотренные законом «О таможенном тарифе», по товарам, перемещаемым через границу в рамках деятельности этой финансово-промышленной группы. Следует подчеркнуть, что по смыслу упомянутого отечественного акта указанные образования не наделяются статусом юридического лица как неким новым качеством по отношению к родящим в их состав участникам, а действуют на основе гражданско-правовых договоров.

Как видно, в целом конструкция «международных юридических лиц» не вписывается в качестве дополнительной категории в понятийный ряд, существующий в науке и практике международного частного права, а именно: «национальное юридическое лицо» — «иностранное юридическое лицо», и в любом случае должно включаться либо в одну, либо в другую группу.

Например, транснациональное объединение, учрежденное в Российской Федерации в соответствии с международным договором стран СНГ, будет «национальным» для России и иностранным для всех других государств. Учрежденное аналогичным образом в Беларуси, объединение будет «своим» в этой стране и иностранным — в России, на Украине, в Казахстане и т. д., т.е. белорусским для всех прочих стран. Таким образом, ныне существование данного термина не имеет материальной основы, может ввести в заблуждение. Его использование по крайней мере должно сопровождаться уточнениями и пояснениями.

Транснациональные корпорации. Транснациональные корпорации (ТНК) — явление, порожденное развитием всемирных экономических отношений в XX в. ТНК обычно относят к международным монополиям, деятельность которых затрагивает ряд государств. Западные авторы нередко рассматривают ТНК в качестве субъектов международного экономического права, действующих наряду с государствами и международными организациями. Подобные воззрения не случайны, так как общеизвестным является факт возрастающего влияния ТНК на национальную экономику не только увивающихся, но и развитых европейских стран, а также и на мировую экономику в целом.

Специфичным признаком ТНК выступает их неоднородность и расчлененность с юридической точки зрения, поскольку мощное материнское образование учреждает сеть филиалов и дочерних предприятий в различных странах. С другой стороны, необходимо подчеркнуть их гомогенность в экономическом плане. В юридическом отношении подчиненные разным юрисдикциям компании, входящие в ТНК, управляются из одного экономического центра, который олицетворяется материнским предприятием. ТНК могут образовываться как унинациональными по структуре своего капитала корпорациями («Майкрософт», «Рэнк-Ксерокс, «Кока-кола», «Дженерал электрик», «Бритиш Петролеум», «Фольксваген АГ», «Мицубиси», «Креди Лионне» и т.п.), так и крупными объединениями, образованными за счет «интернационализации» капитала («Агфа-Геверт», «Данлоп-Пирелли»). В обоих случаях монополистическое объединение разбрасывает свои предприятия по всему миру в целях увеличения прибыли за счет минимизации себестоимости выпускаемой продукции, освоения новых рынков и в известной мере ухода от налогового бремени либо его сокращения, если правовая действительность соответствующей страны позволяет это сделать. Таким образом, с правовой точки зрения, ТНК — это совокупность формально самостоятельных юридических лиц, имеющих различную государственную принадлежность, фактически управляемых иностранным юридическим лицом, т.е. материнской компанией.

В результате достаточно серьезного влияния, которое оказывали ТНК на экономику, а в ряде ситуаций и политику принимающих государств, в целях недопущения вмешательства в их внутренние дела члены международного сообщества поставили перед собой задачу разработки международного кодекса поведения ТНК, проект которого был подготовлен в рамках специально созданных ЭКОСОС ООН органов — Центра по ТНК и Комиссии по ТНК.* Данный кодекс поведения ТНК до сих пор не принят государствами, так как большинство из них, чьи национальные субъекты контролируют ТНК, отстаивают рекомендательный, а не юридически обязательный характер его норм. Между тем роль и влияние ТНК в мире продолжают расти, что получило отражение в материалах IX конференции ЮНКТАД (1996 г.), в которых говорится, что «корпорациям должна быть предоставлена возможность участия в многосторонних международных форумах», и подчеркивается необходимость «начать интеграцию частного сектора и иных новых действующих лиц в повседневную деятельность ЮНКТАД.**

* См.: Completion of the Code of Conduct on Transnational Corporations. Doc. UN: Е/С.IO. 1986.

** UNCTAD Bulletin. 1996. Nо. 35. Р. 6.

Европейские торговые общества. Унификация права торговых обществ. В рамках Европейского Союза (ранее Европейских сообществ — Евратома, ЕОУС и ЕЭС) проблема «европейской» компании стояла практически с 60-х гг. Существенным элементом создания Общего рынка в соответствии с Договором о создании Европейского экономического сообщества (Римским договором 1957 г.) является «свобода поселения, устройства промыслов и занятия частной хозяйственной деятельностью». В ходе этого процесса право на создание хозяйственного общества в любом государстве—участнике ЕС или право на участие в таком обществе представляется в качестве одной из главных составляющих, который заключается в том, что предприятия во всех странах— участницах ЕС должны действовать в сопоставимых, если не равных, условиях. Данную цель создания максимально гармонизированных правовых норм, способствующих взаимодействию предприятий разных стран в осуществлении ими частной хозяйственной деятельности, которая принципиально очерчена в Римском договоре, преследует европейское право торговых обществ.

Как упоминалось ранее, основной документ унификационного характера — Брюссельская конвенция о взаимном признании компаний и юридических лиц 1968 г. — остается не принятой государствами — участниками ЕС, хотя еще в 1957 г. Римским договором установлены общие признаки предпринимательских организаций ЕЭС. Под таковыми, в частности, понимаются «компании или фирмы, учрежденные в соответствии с законодательством государств-членов, зарегистрированное местопребывание, центральное управление и основная предпринимательская деятельность которых находится внутри Сообщества» (ст. 58).*

* См.: Документы Европейского союза Т 1 М , 1994 С 138

В этих обстоятельствах унифицированные нормы, относящиеся к европейскому праву торговых обществ, представлены многочисленными директивами — актами ЕС, в каждом из которых сформированы общие типовые положения. Директива не действует непосредственно. Она требует принятия государствами-членами рациональных правовых актов для реализации установленного в директиве содержания. Поскольку в каждом отдельном случае директива требует от государств-участников решить в установленные сроки определенные задачи с помощью средств национального правопорядка, т.е. должна опираться на национально-правовые предписания, за государствами-членами остается свобода усмотрения в том, что касается механизма ее исполнения. Благодаря директивам достигается максимально возможное сближение и гармонизация национального законодательства стран—участниц ЕС в той или иной области. Таким образом, в отличие от постановления, имеющего юридически обязательный характер для государств и находящихся под его властью субъектов (юридических и физических лиц), директива не обладает непосредственной обязывающей силой. В результате этого в рамках установленного общим порядком соответствующего концептуального содержания законодательство государств—членов ЕС в области торговых товариществ, например акционерных компаний и обществ с ограниченной ответственностью, располагает известным разнообразием.

Указанное правовое средство использовалось странами ЕС для достижения единообразия в регулировании, в частности, вопросов защиты капитала, создания акционерных обществ, их слияния и разделения, а также содержания их уставов (директивы № 77/ 91/EWG от 13 декабря 1976 г., 82/89/ EWG) от 17 декабря 1982 г. и 78/855/ EWG от 25 октября 1978 г.). Отдельное внимание было уделено проблемам гармонизации законодательства и практики государств-членов в сфере деятельности иностранных филиалов в пределах их границ. Так, в директиве № 89/666/ EWG от 21 декабря 1989 г. содержатся положения о порядке опубликования сведений и документов в связи с созданием иностранными обществами филиалов на территории стран-членов. Эти положения касаются как самих государств, составляющих ЕС, так и третьих стран. Общей целью директивы служит создание благоприятных условий и защитных мер для тех лиц, которые вступают через филиалы в отношения с соответствующим иностранным юридическим лицом. Важное значение имеет также унифицированный подход и к решению проблемы создания обществ с ограниченной ответственностью с одним участником. Как известно, далеко не все государства мира (а сегодня более чем в 90 государствах — от Египта до ЮАР и Зимбабве, а также от Испании и Португалии до Сингапура — существование обществ с ограниченной ответственностью является общепринятым) признают правомерность учреждения обществ единственным участником. Например, в ФРГ, несмотря на то, что законодательство об обществах в Германии действует с 1892 г., это стало возможным лишь в современный период вследствие разработки и принятия специальной директивы в рамках ЕС (№ 89/667/ EWG от 21 декабря 1989 г.), которая направляй на признание всеми государствами-членами создаваемых с участием одного учредителя обществ с ограниченной ответственностью.

Параллельно с унификацией правовых норм, относящихся к корпоративным образованиям и их деятельности в рамках национальных правовых систем посредством реализации директив, в ЕС ведется работа по созданию соответствующих постановлений, предусматривающих новые формы юридических лиц— единых европейских торговых обществ. Так, утверждено постановление «О европейском хозяйственном объединении на основе общих интересов», которое представляет собой новую правовую форму, призванную облегчить сотрудничество между государствами и хозяйствующими субъектами — производственными единицами в области объединения мелких и средних предприятий в целях повышения их конкурентоспособности. Разработанная конструкция хозяйственного объединения подразумевает устранение возникавших в прошлом при подобном объединении трудностей выбора правовой формы хозяйственных обществ, определяемой правопорядком одного из партнеров, которая нередко оказывалась чуждой для остальных участников сотрудничества. Подготовленные решения в данной сфере исходят из новой конструкции, призванной при объединении хозяйствующих субъектов создать структуру, насколько возможно приспособленную к общим интересам участников и преодолению препятствий юридико-технического, налогового, психологического, административного и другого порядка. Заинтересованные предприятия могут воспользоваться такой новой формой на добровольной основе.

Не достигнуто пока согласие государств—членов ЕС по вопросу о едином европейском акционерном обществе, которое также мыслится как унифицированная правовая форма, свободная от национальных предписаний. Помимо разработки модельных инструментов, относящихся к акционерному обществу, Комиссия ЕС внесла предложения о единых концепциях европейского кооператива, европейского союза и европейского взаимного общества. Кроме того, имеется в виду и разработка общеевропейской правовой формы для лиц свободных профессий.* При этом нельзя полагать, что после утверждения подобных единообразных документов ЕС создаваемые в соответствующих формах юридические лица должны квалифицироваться как изъятые из пределов юрисдикции конкретного государства, на территории которого они будут учреждены.

* См.: Основы немецкого торгового и хозяйственного права. М., 1995. С. 51—53.

«Оффшорные» компании. Компании международного бизнеса. В связи со сложившейся в результате усиления хозяйственного взаимодействия и интернационализации торгово-производственных связей между различными государствами экономической ситуацией многим странам приходится соревноваться друг с другом за привлечение в свою экономику дополнительных денежных и иных средств. В то же время любой предприниматель на определенном этапе сталкивается с проблемами управления, отчетности, с необходимостью выхода на международные рынки компании, а также обязанностью платить в ряде случаев достаточно высокие налоги. Возникает вопрос о путях решения всех этих трудностей. В настоящее время одним из весьма практикуемых средств подобного рода является оффшорный бизнес.

Когда говорят о преимуществах оффшорного бизнеса, обычно имеют в виду возможности снижения налоговых затрат и управления банковским счетом и создания одного или нескольких предприятий за границей.

В то же время в юридическом плане содержание оффшорного бизнеса заключается в том, что за рубежом появляется новый субъект хозяйственных отношений, который получает возможность действовать самостоятельно. Этот механизм используется для различных целей, в том числе налогового планирования и др. (управления риском, получения доступа к международным финансовым и инвестиционным услугам и т. д.). Бесспорно, налоговое планирование — одно из основных направлений и мотивов не только создания, но и развития оффшорного бизнеса. Следует в данной связи подчеркнуть, что термин «налоговое планирование» свойствен в большей мере западной экономической и юридической науке и практике. В экономической и правовой литературе России, а также других стран СНГ он до сих пор активно использовался лишь применительно к анализу ситуации в экономике именно развитых стран.

Для Российской Федерации понятия «оффшорный бизнес», «оффшорная компания» являются не только сравнительно новыми, но и спорными в некоторых отношениях. Так, например, весьма распространенным мнением было то, что категория «оффшорная компания» не может рассматриваться в качестве юридического понятия. Вместе с тем сегодня, как представляется, это уже не соответствует действительности, так как существуют примеры законодательного закрепления этого термина, причем в его противопоставлении другой категории — «внутренней компании» («inshore company»), как имеет место на Кипре, в Великобритании, Ирландии, на Британских Виргинских островах.

Таким образом, юридическое содержание понятия «оффшорная компания» в современном значении подразумевает такое образование, преимущественно корпоративного типа, созданное в рамках определенных юрисдикции, которое не вправе вести производственную и торговую, вообще какую-либо хозяйственную деятельность в пределах государства учреждения и, следовательно, не подлежит налогообложению в пределах данной территории, однако является юридическим лицом, инкорпорированным в соответствии с законодательством этого государства.

Оффшорная структура может иметь следующий вид: материнская компания — самостоятельное юридическое лицо в зоне налоговых льгот (оффшорная фирма). В этот ряд возможно включение дополнительных звеньев, например производственного или торгового предприятия, расположенного в третьей юрисдикции. Поскольку при переводе доходов напрямую в «налоговые гавани» юридические лица нередко сталкиваются с налоговыми барьерами (в большинстве стран при распределении доходов в адрес оффшорных фирм дополнительно взимается налог «у источника»), такое звено становится необходимым.

Однако в некоторых странах от этого налога освобождаются банковские проценты, даже если они переводятся в адрес фирм в «налоговых гаванях» (Нидерланды, Швейцария). Отсутствие в этих странах дополнительного налога на банковский процент в сочетании с льготным режимом по переводу других видов доходов (дивидендов и роялти) в большинство развитых стран мира делает их удобным «перевалочным пунктом» в международных финансовых операциях. Следовательно, несмотря на то, что подобные государства не относятся к оффшорным зонам, в них также целесообразно учреждать предприятия, ориентированные на определенные виды деятельности, с использованием их в структурных схемах в расчете на минимизацию налогового бремени.

В международной практике часто применяются комбинированные схемы, включающие фирмы, расположенные в «налоговых гаванях» и в странах с умеренным уровнем налогообложения: остров Мэн — Нидерланды; Гибралтар — Швейцария; Кипр — Греция; Нидерланды — Нидерландские Антильские острова; Швейцария-Нидерланды — остров Мэн и др. Однако назначение оффшорных фирм не сводится исключительно к налоговому планированию. Специалисты отмечают, что оффшорные системы весьма подвижны, они могут создаваться под конкретный деловой проект или инвестиционную программу. Оффшорная компания освобождает владельца от многих формальных процедур, связанных, в частности, с аудитированием бухгалтерской отчетности и прочими требованиями, относящимися к бухгалтерскому учету. Оффшорные компании создаются также для управления риском, которое заключается в регистрации предприятия в одной зоне с возможностью перемещения ее активов в более политически и экономически стабильный регион мира. Например, маловероятно, что на острове Гернси, где политический строй не менялся уже несколько сот лет, произойдут крупные изменения. Управление риском достигается путем создания гибкой и подвижной системы перераспределения активов с целью минимизации рисков и повышения устойчивости международного предприятия.*

* См.: Современный рынок оффшорных услуг: основные черты // Off-store Express. 1997. №1. С. 4.

В случае появления признаков нестабильности и других факторов оффшорные структуры позволяют перевести капитал в более надежный регион и создать для него «убежище» (например, учредить доверительную собственность — широко известный институт англо-американского права). Распространенным способом использования оффшорной компании является создание ее представительств, а также дочерних компаний в зарубежных странах, например в России. Создание оффшорной компании открывает доступ к международным финансовым и инвестиционным услугам.

В активе средств, которыми вправе воспользоваться оффшорная компания, следует прежде всего назвать разнообразные услуги по управлению капиталом, приобретению и эксплуатации сформированных портфелей ценных бумаг других корпоративных образований, различные формы инвестиций.*

* В связи с тем, что некоторая «либеральность» правовых режимов, действующих для иностранных физических и юридических лиц в оффшорных зонах, могла нередко использоваться в целях, не всегда совместимых с интересами государства, в последнее время принимаемые в Российской Федерации акты вводят ужесточающий контроль за операциями резидентов в направлении их контрагентов, зарегистрированных в оффшорных юрисдикциях, особенно в том, что касается валютных сделок. Так, Указанием ЦБ РФ от 12 февраля 1999 г. № 500—У устанавливалась обязанность уполномоченных банков предоставлять в Банк России информацию о валютных операциях, производимых клиентом на основании договоров, имеющих, в частности, условие о платежах в пользу нерезидентов, зарегистрированных в государствах и на территориях, где расположены оффшорные зоны, перечень которых учреждался в приложении к Указанию и насчитывает 46 наименований.

Компания международного бизнеса (от англ. International business company) — понятие, в современной жизни известное праву ряда территорий, имеющих преимущественно зависимый или сходный с ним статус, а иногда и самостоятельных суверенных государств, предоставляющих льготные налоговые режимы («налоговые убежища»), что способствует учреждению в их пределах значительного числа иностранных компаний, действующих в международном гражданском обороте. Как правило, компании международного бизнеса не могут осуществлять хозяйственную деятельность внутри таких территорий или государств. В их числе находятся прежде всего получившие наибольшее распространение в последнее время так называемые оффшорные зоны — Кипр, Лихтенштейн, Люксембург, Мальта, Панама, Сингапур, ряд штатов США (Делавэр, Невада, Вайоминг и т. д.), британские зависимые территории, которые не входят в состав Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии и пользуются определенной степенью самоуправления, включая собственное законодательство, а также территории иных государств: Бермудские, Виргинские, Каймановы, Фолклендские острова, Гибралтар, Гонконг (ныне Сянган), острова Теркс и Кайкос, Мэн, Джерси, Гернси, Нидерландские Антильские острова и др. Одним из главных требований по .учреждению и функционированию компаний международного бизнеса выступает условие о ведении деятельности исключительно за границей конкретного государства или территории. Кроме того, в силу положений местного законодательства необходимо наличие зарегистрированного в пределах рассматриваемой юрисдикции административного центра (центра управления — офиса компании), назначение директорами компании граждан данной страны, финансирование компании из источников, находящихся вне этой территории.

Компании международного бизнеса (КМБ), в частности на Британских Виргинских островах (БВО), в соответствии с законодательством БВО существуют наряду с публичными компаниями, частными компаниями и простыми товариществами. Последние не пользуются статусом самостоятельного юридического лица. Правосубъектность, правовое положение, учреждение и деятельность компаний международного бизнеса БВО регулируются Законом о компаниях 1885 г., Ордонансом о подоходном налоге 1946 г., специальным Ордонансом о компаниях международного бизнеса в 1984 г. (с поправками, дополнениями и изменениями), Законом об управлении компаниями 1990 г., а также в части компаний, действующих в специальных областях, — Законом о банках и трастовых компаниях 1990 г., Законом о страховом бизнесе (специальные положения) 1991 г. После регистрации на территории Британских Виргинских островов компания может даже сменить место регистрации и продолжать свое существование в соответствии с законодательством другой страны, если это дозволяется уставными положениями данной компании, законодательством той другой юрисдикции, в пределах которой может быть внесена в реестр такая учрежденная на БВО компания международного бизнеса, при условии, однако, соблюдения ею требований законодательства БВО о компаниях международного бизнеса. Учредительными документами компании международного бизнеса выступают прежде всего, как и для любой иной компании в рамках Британского Содружества Наций, два документа: «Меморандум ассоциации» (меморандум компании) и «Статьи ассоциации» (внутренний регламент компании). Меморандум регулирует внешние отношения компании, а регламент, рассматриваемый как договор между членами компании и компанией, — внутренние (порядок распределения и передачи долей (акций), изменения размера капитала, проведения собраний, голосования, назначение директоров, их полномочия, ответственность перед компанией и проч.) Меморандум ассоциации компании международного бизнеса, кроме того, должен содержать наименование и адрес зарегистрированного агента компании; размер уставного капитала компании и количество номинальных акций либо указание об их отсутствии; наименование валюты, в которой выпускаются акции; количество категорий и число выпусков акций; перечень привилегий, прав, ограничений и т. д., которые применяются для определенного вида акций; положение о направлении держателям предъявительских акций уведомлений об общих собраниях компании и иных способах уведомления; указание о возможностях замены обыкновенных акций на предъявительские и наоборот; регламентацию ограничений, которыми характеризуется деятельность компании как компании международного бизнеса согласно положениям национального акта — Ордонанса 1984 г. При учреждении КМБ меморандум подписывается зарегистрированным агентом, указанным непосредственно в его содержании, в присутствии лица, которое должно засвидетельствовать подпись. Аналогичным образом должны быть оформлены и статьи ассоциации компании. Планируемое название компании должно быть одобрено регистрирующим органом — регистратором компаний БВО. После уплаты регистрационного сбора зарегистрированной компании выдается свидетельство об инкорпорации (Certificate of Incorporation). Заявки на регистрацию страховых компаний подаются инспектору по страхованию, при учреждении банков, управленческих компаний и трастовых компаний — инспектору по банкам и трастовым компаниям. Все компании вправе начать свою хозяйственную деятельность незамедлительно после регистрации, т.е. никакого специального разрешения не требуется. Если определенное образование корпоративного типа, намеревающееся создать КМБ, до регистрации заключило письменное соглашение — контракт с третьими лицами, он может быть одобрен в течение разумного периода времени после учреждения КМБ и ее регистрации. В законодательстве БВО не содержится никаких ограничений по уставному капиталу создаваемых юридических лиц, в том числе и для КМБ. Однако общераспространенным правилом является то, что КМБ имеют капитал в размере 50 000 долл. США (для сравнения: публичные или частные компании — 1000 долл. США). В компании международного бизнеса должен иметься по крайней мере один директор. Практика показывает, что учреждение таких компаний происходит в условиях наличия двух директоров. Наименование компании может быть любым, с тем, однако, требованием, чтобы это название содержало любое из слов или их аббревиатур: «лимитед», «корпорация», «инкорпорирована», «акционерное общество» на английском, французском или испанском языке («Societe anonyme», «Sociedad Anonima»), не вводило в заблуждение публику, особенно в случаях наименований, сходных или идентичных с наименованиями уже существующих известных компаний, если только последние не дадут своего согласия на использование подобного имени; не было агрессивным, а также не имело в своем составе терминов «страхование», «банк», «строительное общество», «имперский», «королевский», «муниципальный», «трастовая компания», «доверительный собственник» и т. д., что давало бы возможность интерпретации наименования такой компании как якобы находящейся под патронажем королевы или членов ее семьи, государства или правительства, казны, органов местного самоуправления и т.п. Для компаний международного бизнеса не имеется никаких ограничений по национальности (гражданству) директоров, единственным требованием в этом плане выступает условие о том, чтобы зарегистрированным агентом компании был резидент БВО. Местопребывание компании также может быть в любой точке земного шара. Оно может изменяться соответственно введению дополнений в учредительные документы. Принятие компанией решений по увеличению или уменьшению уставного капитала происходит на основе постановления, вынесенного директоратом. Он же санкционирует заключение сделок от имени компании. Сделки совершаются письменно или за корпоративной печатью компании в такой форме, которая свойственна заключению договоров физическими лицами. Обычным правилом является то, что при заключении контрактов со стороны компании требуется аффидевит свидетеля, подтверждающего проставление подписи или подписей на документе, оформляемом от имени и в интересах компании. В налоговом отношении компании международного бизнеса, созданные в оффшорных зонах, и в частности на БВО, полностью подчинены той юрисдикции, в рамках которой они проводят фактическую хозяйственную деятельность, т.е. вне пределов страны или территории, где они инкорпорированы, поэтому налоговый, валютный или иной контроль в юрисдикции регистрации отсутствует.

<< | >>
Источник: Л.П. Ануфриева. Международное частное право: В 3-х т. Том 2. Особенная часть. 2000

Еще по теме § 5. Проблема «международных юридических лиц» в международном частном праве:

  1. Тема 5 ПРАВОВОЙ СТАТУС ГОСУДАРСТВА И ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ
  2. 9.1. Понятие международного гражданского процесса и определение подсудности в международном частном праве
  3. Тема 3 КОЛЛИЗИОННЫЕ НОРМЫ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ
  4. Тема 4 ФИЗИЧЕСКИЕ ЛИЦА В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ
  5. Тема 6 ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ
  6. РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ. ЛИЦА В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ
  7. Глава 23. Договорные обязательства в международном частном праве
  8. Глава 30. Трудовые отношения в международном частном праве
  9. 3.4. Взаимность и реторсия в международном частном праве
  10. РАЗДЕЛ ВТОРОЙ. ВЕЩНЫЕ ПРАВА В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ
  11. РАЗДЕЛ ТРЕТИЙ. СДЕЛКИ И ОБЯЗАТЕЛЬСТВА В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ
  12. РАЗДЕЛ ЧЕТВЕРТЫЙ. ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ
  13. РАЗДЕЛ ПЯТЫЙ ПРАВО НАСЛЕДОВАНИЯ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ
  14. РАЗДЕЛ СЕДЬМОЙ ТРУДОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ
  15. Глава 5. Объект и методы регулирования в международном частном праве
  16. § 4. Систематизация и кодификация в международном частном праве
  17. Тема 9 СУДЕБНЫЙ ПОРЯДОК РАССМОТРЕНИЯ СПОРОВ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ
  18. Глава 16. Государство как особый объект в международном частном праве
  19. РАЗДЕЛ ШЕСТОЙ БРАЧНО-СЕМЕЙНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ
  20. Глава 21. Автономия воли в международном частном праве