<<
>>

§ 7. Правовое положение иностранных юридических лиц в Российской Федерации

В вопросе правового положения иностранных юридических лиц на территории России отечественный правопорядок исходит из закрепленного в Гражданском кодексе, в федеральном законе «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» от 9 июля 1999 г., а ранее — в законе РСФСР «Об иностранных инвестициях в РСФСР» от 4 июля 1991 г.
и других актах для юридических лиц— иностранных инвесторов принципа национального режима: «Правовой режим деятельности иностранных инвесторов и использования полученной от инвестиций прибыли не может быть менее благоприятным, чем правовой режим деятельности и использования полученной от инвестиций прибыли, предоставленный российским инвесторам за изъятиями, устанавливаемыми федеральными законами (ст. 4)».

В связи с этим необходимо уточнить, что речь идет именно о фиксировании принципа национального режима, т.е. уравнивании в правах иностранных и отечественных субъектов права, а не режиме наибольшего благоприятствования, и подчеркнуть, что, несмотря на чисто внешнюю схожесть формулировок данного Закона или в некоторых случаях международных договоров с последним режимом, не следует заблуждаться в отношении квалификации.

Наиболее адекватно юридическому содержанию национального режима этот принцип выражен в ст. 2 ГК посредством использования следующей формулы: «Правила, установленные гражданским законодательством, применяются к отношениям с участием иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено федеральным законом».

В свете указанного становится ясно, что, помимо определения правового режима, которым пользуются в Российской Федерации иностранные юридические (а также и физические) лица—предприниматели, российский правопорядок должен располагать если не дефинициями, то хотя бы критериями отнесения правосубъектных образований к иностранным юридическим лицам. В настоящее время действующее право Российской Федерации оперирует несколькими понятиями в этом плане.

Например, существует категория «российские лица», т. е. лица, созданные в соответствии с законодательством Российской Федерации, имеющие постоянное местонахождение на ее территории, а также физические лица, имеющие постоянное или преимущественное место жительства на территории РФ и зарегистрированные в качестве «индивидуальных предпринимателей», с одной стороны, и понятие «иностранные лица», т.е. «юридические лица и организации в иной правовой форме, гражданская правоспособность которых определяется по праву иностранного государства, в котором они учреждены», — с другой. Об этом говорит ст. 2 федерального закона «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» от 13 октября 1995 г.* Вместе с тем в ряде актов в валютном, банковском, налоговом и другом законодательстве России весьма активно используются антонимичные категории «резидентов» и «нерезидентов». Так, для целей валютного регулирования и валютного контроля под «резидентами» понимаются юридические лица, созданные в соответствии с законодательством Российской Федерации, с местонахождением в Российской Федерации, предприятия и организации, не являющиеся юридическими лицами, созданные в соответствии с законодательством Российской Федерации, с местонахождением в Российской Федерации, а также находящиеся за ее пределами филиалы и представительства резидентов, указанных выше. В свою очередь «нерезидентами» являются юридические лица, созданные в соответствии с законодательством иностранных государств, с местонахождением за пределами Российской Федерации, предприятия и организации, не являющиеся юридическими лицами, созданные в соответствии с законодательством иностранных государств с местопребыванием за пределами Российской Федерации, а также находящиеся в Российской Федерации филиалы и представительства вышеупомянутых нерезидентов.

* См.: Собрание законодательства РФ. 1995. № 42. Ст. 3923.

Сопоставление содержания приведенных понятий позволяет заключить, что все лица, которые, во-первых, организованы в соответствии с законами иного, нежели Российская Федерация, государства и, во-вторых, имеют свое местонахождение вне ее территории, должны квалифицироваться как иностранные.

Правда, при этом иногда могут возникать затруднения с трактовкой понятия «местонахождение» и, следовательно, фактическим его установлением.

Известно, что в доктрине и объективном праве большинства государств (преимущественно континентальной Европы) под местонахождением юридического лица подразумевают местопребывание административного центра — его головных органов. Однако все большее значение сегодня, как было показано ранее, придается критерию, связанному с местом, избранным юридическим лицом для осуществления бизнеса — производственной, торговой, коммерческой и вообще любой деятельности, позволяющей извлекать прибыль. Этот фактор берется за основу некоторыми странами для квалификации юридических лиц, действующих на их территории в качестве активных товаропроизводителей (создателей услуг) или торговцев — купцов, «своими», т. е. национальными, юридическими лицами.

В свете этого нередко какого-либо одного критерия установления принадлежности юридических лиц к отечественному или иностранному правопорядку — учреждения, или инкорпорации, или регистрации, т.е. внесения в реестр, — оказывается недостаточно, и в результате применяются субсидиарные (либо альтернативные) признаки, как, например, местонахождение органов управления или проведения основной деятельности. Таким образом, думается, становится вполне очевидным, почему действующий российский правопорядок в ряде случаев кумулятивно применяет указанные критерии, как это было отмечено, в частности, применительно к валютному регулированию и регулированию внешнеторговой деятельности, в аспекте иностранных лиц, а также может быть продемонстрировано и на материале актов гражданского права. Так, в Основах гражданского законодательства 1991 г., введенных в действие на территории РФ с 3 августа 1992 г., устанавливается, что в случаях внешнеэкономических сделок при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве применяется право страны, где учреждена, имеет место жительства или основное место деятельности сторона, являющаяся лицом, которое совершает наиболее характерное для данного вида договора действие. Аналогична конструкция соответствующего положения в Законе о залоге применительно к отношениям между залогодателем и залогодержателем, если одной из сторон в них выступает иностранное, в том числе юридическое, лицо.

Итак, если установлено, что данное юридическое лицо является на территории РФ иностранным, что же оно вправе совершать в гражданско-правовой сфере? И коль скоро основой правового положения «иностранцев» в России является уравнивание их в правах с национальными лицами, за некоторыми изъятиями, устанавливаемыми законодательством, на чем прежде всего акцентировалось внимание в настоящем разделе, то каковы же исключения из правил и ограничения, составляющие эти изъятия?

Здесь важное значение имеет, во-первых, то различие, которое проводится, скажем, в налоговом законодательстве, между иностранным юридическим лицом, действующим через представительство, учрежденное в пределах Российской Федерации, и таковым, осуществляющим бизнес в России без открытия в ней представительства или филиала.

В этом плане детальное регулирование содержится в Инструкции Государственной налоговой службы РФ от 16 мая 1995 г. № 34.

В общеправовом же плане все иностранные юридические лица могут вести на территории РФ хозяйственную деятельность, заключать сделки, создавать с участием российских юридических и физических лиц либо юридических и физических лиц третьих государств или без таковых новые образования в соответствии с предусмотренными законодательством Российской Федерации организационно-правовыми формами, открывать и закрывать представительства или учреждать филиалы, в том числе для ведения внешнеторговой деятельности от имени иностранного юридического лица, совершать связанные с такими и другими сделками расчеты, страховые, транспортные, кредитно-финансовые и другие операции. При этом предусматривается, что иностранное юридическое лицо при совершении сделок на территории РФ не вправе ссылаться на ограничение полномочий его органа или представителя, не известное российскому праву (п. 2 ст. 161 Основ гражданского законодательства 1991 г.). Хотя действующие гражданско-правовые нормы Российской Федерации и требуют в силу тех же Основ, чтобы, в частности, форма внешнеэкономических сделок, заключенных на территории России, подчинялась отечественному праву, в то же время это не должно означать, что при этом нельзя стремиться к соблюдению и императивных предписаний, установленных иностранным законом, т.е. правоположениями того государства, где данное юридическое лицо считается национальным. Однако, как представляется, в аспекте данного изложения все же больший интерес представляет отбор и анализ соответствующих норм российского права, предназначенных для регулирования отношений, в которых участвуют иностранные юридические лица.

В том, что касается ведения операций внешнеэкономического характера на российской территории, что является, как правило, в случаях с иностранными юридическими лицами ключевым, главным началом выступает отсутствие каких-либо формальных разрешений для их осуществления.

В связи с этим нужно обратить внимание на известное противоречие между формальным и фактическим моментами в вышеприведенных констатациях. Действительно, строго юридически специального разрешения на осуществление внешнеэкономической (внешнеторговой) деятельности не требуется. С другой стороны, без получения карточки ВЭД (кода участника внешнеэкономической деятельности) ни один субъект права на территории РФ не может ничего реально осуществить в рамках центрального звена такой деятельности — обеспечения таможенной очистки товаров, совершения формальностей при ввозе или вывозе грузов. При таком положении вещей становится принципиальной задача получения соответствующей регистрации, т.е. разрешений не формального характера, а по существу.

Правовое положение иностранного юридического лица в рассматриваемой сфере наряду с вышеуказанным характеризует также требование соблюдения императивных материально-правовых норм, регулирующих внешнеэкономическую деятельность. Например, рассматриваемые субъекты обязаны обеспечивать соответствие стандартам, сертификации, безопасности и безвредности товаров, ввозимых на территорию РФ по таким сделкам, удовлетворять формальным требованиям определенного порядка по ввозу и вывозу товаров и услуг, предоставлять статистическую отчетность по своей внешнеторговой деятельности в связи с операциями на территории РФ и т. д.

Так, если в соответствии с указом Президента РФ № 1209 «О государственном регулировании внешнеторговых бартерных сделок», вступившим в силу 1 ноября 1996 г., необходимо впредь оформление паспорта бартерной сделки, то это распространяется и на иностранные юридические лица. В связи с этим необходимо иметь в виду, что вывоз товаров, работ и услуг, результатов интеллектуальной деятельности должен сопровождаться обязательным ввозом на таможенную территорию РФ товаров, работ и услуг, эквивалентным по стоимости экспортированным товарам либо зачислениям на счетах в уполномоченных банках валютной выручки от экспорта товаров в установленном порядке.

Другой сферой, в правовом и экономическом отношении наиболее значимой для иностранных юридических лиц, как упоминалось выше, является инвестирование с их стороны капиталов в российскую экономику (подробнее см.

об этом в гл. 19). Возникающая вследствие этого соответствующая хозяйственная деятельность может проходить в рамках вновь создаваемых структур или привлечения иностранных капиталовложений в уже существующие российские предприятия в установленных законодательством формах, т. е. в качестве предприятий с иностранным участием (ранее именуемых совместными предприятиями) либо на основе только иностранного учредительства. В подавляющем большинстве случаев — это хозяйственные общества и товарищества: товарищества, акционерные общества и общества с ограниченной ответственностью.

Литература последнего времени изобилует публикациями прикладного характера, представляющими своеобразный «путеводитель» для иностранных предпринимателей, решивших создать структуру в рамках российского правопорядка. Тем не менее существуют неоднозначные положения российского права, которые не дают сами по себе исчерпывающих ответов на некоторые вопросы и на которых целесообразно остановиться особо. В частности, ст.2 федерального закона РФ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» от 9 июля 1999 г. предусматривает, что иностранные инвесторы — это иностранные юридические или физические лица, которые по законодательству соответствующих государств «вправе осуществлять инвестиции на территории Российской Федерации». Однако ни сам данный закон, ни изданные во исполнение его предписаний подзаконные либо иные акты в области иностранного инвестирования, в том числе регулирующие создание и регистрацию предприятий с иностранными инвестициями*, никоим образом не уточняют, как подобное право иностранного гражданина или юридического лица должно подтверждаться со стороны государства происхождения инвестора.

Или возьмем такую весьма распространенную ситуацию, когда при учреждении, скажем, акционерного общества в Российской Федерации иностранный участник производит оплату акций имуществом, денежная оценка которого подлежит согласованию с другими учредителями. Данная форма оплаты не противоречит действующему праву и именно Федеральному закону об акционерных обществах 1995 г. Более того, для иностранных юридических лиц подобное является весьма привлекательным, так как означает финансовую льготу — ввоз товаров, осуществляемых в порядке внесения имущественных вкладов в уставные фонды хозяйственных обществ и товариществ, освобождается от уплаты таможенных пошлин. Оплата может быть произведена и деньгами, ценными бумагами, другими вещами, а также имущественными правами, имеющими денежную оценку. Иностранными инвестициями согласно Закону об иностранных инвестициях в РСФСР являются все виды имущественных и интеллектуальных ценностей, вкладываемых иностранными инвесторами в объекты предпринимательской деятельности в целях получения прибыли (дохода) (ст. 2). Таким образом, вкладом в уставный капитал общества со стороны иностранных участников могут служить наряду с прочим и имущественные права либо иные права, имеющие денежную оценку. При этом подобным вкладом не может быть непосредственно объект промышленной/интеллектуальной собственности (патент, объект авторского права, программа ЭВМ и т. д.) или ноу-хау. В то же время вполне признается в качестве вклада исключительное или неисключительное право пользования объектами указанного рода, передаваемое обществу по договору лицензии.

* См. например, письма Министерства юстиции от 26 июля 1999 г. № 5893—ЭР и от 24 сентября 1999 г. № 7659—ЭР, подтверждающие действие прежнего порядка регистрации коммерческих организаций с иностранными инвестициями.

Упомянутое освобождение от уплаты таможенной пошлины при ввозе товаров иностранным учредителем в качестве вклада в уставный (складочный) капитал, в свою очередь, далеко не всегда бывает достижимо, поскольку, с одной стороны, льгота провозглашается, а с другой — ее реализация обставляется рядом условий, практически делающих невозможным ее использование. Речь идет о том, что, например, в соответствии с Таможенным кодексом РФ (ст. 174, 182), Законом о таможенном тарифе Российской Федерации (ст. 34, 37), а также постановлением Правительства от 23 июля 1996 г. № 883 «О льготах по уплате ввозной таможенной пошлины и налога на добавленную стоимость в отношении товаров, ввозимых иностранными инвесторами в качестве вклада в уставный (складочный) капитал предприятий с иностранными инвестициями» устанавливается три критерия для освобождения: во-первых, товары должны быть отнесены к основным (производственным) фондам, во-вторых, они не должны быть подакцизными, и, в-третьих, они должны быть ввезены в срок, предоставленный для оплаты уставного (складочного) капитала. В свете этого иностранный инвестор не сможет, например, ввезти автотранспортные средства, даже если создаваемое предприятие и имеет в качестве уставного вида деятельности экспедиторские, пересылочные, транспортные и иные услуги, включая перевозку грузов и пассажиров, так как автомобиль является подакцизным товаром. Кроме того, таможенные органы трактуют перечень оборудования по Общероссийскому классификатору основных фондов (ОКОФ) не расширительно, хотя сам по себе он не является исчерпывающим (т.е. закрытым). Те же органы к тому же требуют, чтобы указание периода на оплату уставного капитала было зафиксировано в учредительных документах, что не всегда имеет место на практике, поскольку не является императивным по ГК РФ, законам об акционерных обществах или обществах с ограниченной ответственностью, которые лишь в общей форме предусматривают оплату 50% уставного капитала на момент регистрации, а остальной части — в течение года после регистрации. В отношении же ввоза бытовой техники, оргтехники, мебели, аудио- и видеозаписывающих устройств, даже и при удовлетворении всем прочим требованиям, льготы предоставляются по решению заместителя председателя ГТК. Тем самым в ряде случаев создаются непреодолимые препятствия для пользования провозглашенными льготами.

<< | >>
Источник: Л.П. Ануфриева. Международное частное право: В 3-х т. Том 2. Особенная часть. 2000

Еще по теме § 7. Правовое положение иностранных юридических лиц в Российской Федерации:

  1. § 4. Правовое положение иностранных граждан, лиц без гражданства и юридических лиц в области отношений собственности в Российской Федерации
  2. § 5. Правовое положение иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации
  3. Статья 127. Особенности ответственности Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, с участием иностранных юридических лиц, граждан и государств
  4. 5.3. Правовое положение иностранных юридических лиц в России
  5. ГЛАВА 5. Универсальная материально-правовая унификация положений о статусе иностранных юридических лиц
  6. ГЛАВА 6. Региональная материально-правовая унификация положений о статусе иностранных юридических лиц
  7. Статья 18.9. Нарушение должностным лицом организации, принимающей в Российской Федерации иностранного гражданина или лицо без гражданства, либо гражданином Российской Федерации или постоянно проживающими в Российской Федерации иностранным гражданином или лицом без гражданства правил пребывания иностранных граждан или лиц без гражданства в Российской Федерации
  8. Статья 18.9. Нарушение должностным лицом организации, принимающей в Российской Федерации иностранного гражданина или лицо без гражданства, либо гражданином Российской Федерации правил пребывания иностранных граждан или лиц без гражданства в Российской Федерации
  9. § 2. Правовое положение иностранных инвесторов в Российской Федерации
  10. Статья 123. Объем долга иностранных государств и (или) иностранных юридических лиц перед Российской Федера-цией
  11. Глава 18. АДМИНИСТРАТИВНЫЕ ПРАВОНАРУШЕНИЯ В ОБЛАСТИ ЗАЩИТЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ГРАНИЦЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ОБЕСПЕЧЕНИЯ РЕЖИМА ПРЕБЫВАНИЯ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН ИЛИ ЛИЦ БЕЗ ГРАЖДАНСТВА НА ТЕРРИТОРИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ