<<
>>

§ 1. Понятие континентального шельфа

Участки суши вдоль морских берегов по праву считаются «золотым краем», а их природная среда рассматривается как бесценное богатство. Притягательная сила морского побережья как места обитания определяется не только благоприятным для жизни климатом, но, главным образом, пищевыми, минеральными, энергетическими и духовными ресурсами, а также средствами коммуникации, которые обеспечивает океан.
Из более чем 181 тысячи видов донных морских организмов, обитающих в Мировом океане, 180 тысяч живут в прибрежной зоне.
Их общая биомасса оценивается в 8-9 млрд т. Многие виды морских животных человек использует в пищу с незапамятных времен. В прибрежных водах сосредоточено до 80-90 % из 1 млрд т общей биомассы высших морских организмов Мирового океана (нектона) [152, с. 84-85].
Бесценна и морская вода. Известно, что в одном ее кубическом километре содержится более 35 млн т твердого вещества, из которых: около 27 млн т поваренной соли, 1,3 млн т магния, 900 тыс. т серы, 65 тыс. т брома, а также тонны алюминия, марганца, меди, урана, молибдена и приблизительно 20-50 кг золота [157, с. 9]. Если умножить эти цифры на объем вод Мирового океана (1370 млн км ) и сравнить с запасами этих ископаемых на суше, то появляется серьезный повод для размышлений на тему: как добыть все эти минеральные ресурсы?
Одного только золота в морской воде растворено около 70 млн т, тогда как его разведанные запасы на суше составляют всего 120-150 тыс. т. Но технологии промышленной добычи золота из морской воды пока не существует. Г ораздо проще оказалось извлекать полезные ископаемые из морского дна прибрежных мелководий. Богатства континентального шельфа включают нефть, газ, серу, уголь, железную руду, олово, песок, россыпи ильменита, рутила, циркона, магнетита, алмазов, золота, платины, янтаря. Запасы многих из них до сих пор не оценены.
Не менее богато природными ресурсами и граничащее с берегом океанское мелководье, которое получило название «континентальный шельф» и составляет 27,5 млн км2, то есть 7,5 % общей площади дна Мирового океана [142, с.
3].
Интересна история появления этого понятия. Летом 1887 г. небольшой шотландский рыболовный траулер проводил гидрологические исследования в Атлантическом океане к западу от острова Льюис из архипелага Внешние Гебриды. Работами руководил преподаватель физической географии из колледжа Эдинбурга, 26-летний член Шотландского географического общества Хью Роберт Милл. Измеряя глубину моря с борта траулера, он обратил внимание на то, что по мере удаления от берега она плавно растет до 100 фатомов - морских саженей (1 фатом - 1,83 м), а затем дно резко проваливается, подобно склону горы, и уходит на большие глубины. Скорее всего, именно такой скачок-свал глубин побудил исследователя назвать часть морского дна от края подводного обрыва до предела досягаемости действия волн континентальным шельфом.
В естественных науках, в частности, в геологии, термин «шельф» означает ту часть подводной окраины материка, которая примыкает к суше; на большей глубине находятся другие части подводной окраины материка: континентальный (материковый) склон и материковое подножие (континентальный подъем), которое граничит с ложем океана - абиссалью. Соответственно ширина континентального шельфа (в геологическом значении этого слова) различна в разных районах: где-то шире, где-то уже. В мире 62 государства имеют узкий шельф (менее 50 миль), 28 стран имеют достаточно широкий шельф. Самые обширные в мире - шельфы Баренцева моря (1300-1700 км) и других арктических морей, а также побережья Аргентины. Практически все дно Северного моря или Персидского залива составляет шельф.
В поперечном разрезе это продолжение материка напоминает своеобразную подводную полку, примыкающую к сухопутному побережью, отсюда, видимо, и название «шельф» (от англ. shelf - «полка»). На таком подходе построено геофизическое (геолого-морфологическое) понятие континентального шельфа. Юридическое же понятие континентального шельфа имеет существенные отличия от геофизического.
Вопрос о континентальном шельфе в международно-правовом плане возник, когда выяснилось, что в недрах шельфа находятся залежи минерального сырья, ставшие доступными для добычи.
Выясняя вопрос о юридических правах прибрежных государств на континентальный шельф, следует отметить, что особый интерес при этом представляет обоснование прав на шельф в первых односторонних актах государств по данному вопросу.
Первым таким актом явился по существу исполнительный акт Англии от 6 августа 1942 г., принятый в связи с подписанием 26 февраля 1942 г. англо-венесуэльского соглашения о «подводных районах» залива Пария. Этим актом Англия присоединила к своей тогдашней колонии Тринидад и Тобаго поверхность и недра морского дна, расположенные в заливе Пария вне территориальных вод данной колонии, в пределах границ, определенных упомянутым соглашением.
Однако ни в исполнительном акте Англии 1942 г., ни в соглашении между Англией и Венесуэлой не давалось обоснование прав указанных государств на поверхность и недра морского залива Пария за пределами территориальных вод [178, с. 7].
Наиболее полное обоснование притязаний на континентальный шельф было дано в прокламации Президента СШ^ Г. Трумэна от 28 сентября 1945 г. В ней были выдвинуты следующие мотивы:
- рост потребностей в новых источниках нефти и других полезных ископаемых, которые, по мнению экспертов СШ^, находятся под многими участками континентального шельфа вблизи берегов СШ^ и использование которых в результате развития техники уже возможно или станет возможным в ближайшее время;
- необходимость принятия мер по разумному использованию и охране этих ресурсов шельфа, эффективность которых зависит от прилегающего государства;
- континентальный шельф может рассматриваться как продолжение земельного массива прибрежного государства и потому принадлежит этому государству;
- ресурсы шельфа зачастую являются продолжением в море месторождений, находящихся на территории прилегающих государств;
- интересы самообороны вынуждают прибрежное государство зорко следить за действиями, происходящими у его берегов и имеющими характер использования шельфа [184, с. 234].
Ссылаясь на эти доводы, Президент СШ^ провозгласил, что естественные богатства поверхности и недр континентального шельфа, находящегося под водами открытого моря, но прилегающего к берегам СШ^, принадлежат СШ^ и подлежат юрисдикции и контролю со стороны СШ^. В прокламации не давалось определения континентального шельфа, однако в сопровождающем ее пресс-релизе Белого дома отмечалось, что континентальным шельфом считается, как правило, затопленная земля, прилегающая к берегу и покрытая водой не более чем до 100 морских сажен (то есть около 200 м) [179, с. 8].
По мнению некоторых ученых, прокламации Трумэна «положили начало функциональному разделу Мирового океана» [178, с. 47].
Решение проблемы континентального шельфа в международном масштабе особенно назрело тогда, когда транснациональные нефтяные монополии Запада, прежде всего, США и Англии, стали проявлять повышенный интерес к получению нефтяных концессий в прибрежных водах стран Ближнего и Среднего Востока, в том числе в территориальных водах и шельфе Саудовской Аравии, Ирана, Ирака, а также Кувейта и других княжеств Персидского залива. К началу 50-х гг. «нефтяная лихорадка» приобрела невиданный размах, а раздел концессионных территорий на материковой части между нефтяными монополиями СШ^ и Англии в прибрежных странах Персидского залива вступил в завершающую стадию. К тому времени стала очевидной перспективность освоения еще не охваченных концессионными соглашениями прибрежных морских районов этих стран.
Заинтересованность западных нефтяных компаний в разведке и добыче нефти и газа в прибрежных водах стран Персидского залива послужила толчком к тому, что эти страны официально заявили о своих претензиях на определенную часть континентального шельфа залива. Вскоре вся акватория Персидского залива оказалась поделенной и стала сплошной зоной территориальных вод и континентального шельфа стран этого региона. К началу работы I Конференции ООН по морскому праву в 1958 г. односторонние акты о континентальном шельфе были приняты двадцатью государствами. Правительства Аргентины, Мексики, Гондураса, Бразилии, Панамы, Никарагуа, Чили, Перу, Венесуэлы, Коста-Рики и некоторых других государств объявили полный суверенитет над континентальным шельфом с включением его в национальную государственную территорию. Отдельные государства, например, Мексика и Аргентина, объявили свой суверенитет не только над континентальным шельфом, но и над поверхлежащими водами открытого моря. Чили, Перу и Эквадор заявили о своих притязаниях на пространство, простирающееся на расстояние 200 миль от берега.
Вполне очевидно, что многие из таких притязаний противоречили принципу свободы открытого моря. Имевшаяся в актах некоторых латиноамериканских стран оговорка о том, что эти страны будут уважать свободу судоходства, не устраняла противоречия.
Многочисленные конфликты, возникавшие между прибрежными государствами, в том числе в районе Персидского залива, в связи с предоставлением концессий международным нефтяным монополиям на обширных участках еще не демаркированного континентального шельфа, а также острое соперничество и ожесточенная конкурентная борьба международных нефтяных монополий за захват и раздел источников сырья и сфер приложения капитала вызвали необходимость в определении международно-правового статуса шельфа и его разграничении.
В конце 50-х гг. в связи с научно-техническим прогрессом в мировой нефтяной промышленности и интенсивным освоением морских месторождений нефти международно-правовое урегулирование проблемы континентального шельфа стало неотложным. Еще в 1951 г. рассмотрением этой проблемы занялась Комиссия международного права ООН. С тех пор вопрос о статусе континентального шельфа не сходил с ее повестки дня. Перед Комиссией стояла задача выработать юридическое определение континентального шельфа с учетом определенных геологических и геоморфологических факторов. При этом важно было обеспечить юридическое равенство прибрежных государств в отношении как их прав на континентальный шельф, так и обязанностей.
В результате был подготовлен проект нескольких статей о континентальном шельфе, окончательную формулировку которых комиссия завершила во время работы своей 8-й сессии, проходившей 23 апреля - 4 июля 1956 г. В дальнейшем данный проект был включен в повестку дня конференции по морскому праву с целью разработки и принятия специальной конвенции по этому вопросу.
С 24 февраля по 27 апреля 1958 г. в Женеве заседала I Конференция ООН по морскому праву, в работе которой приняли участие представители 82 стран. Конференция обсудила на своих заседаниях широкий круг вопросов по международному морскому праву, в том числе проблему континентального шельфа. Итогом работы конференции явилось принятие ряда важных конвенций, в частности, Конвенции о континентальном шельфе, которая заложила основы существующего в настоящее время международно-правового режима континентального шельфа. Другим международноправовым актом, регулирующим режим континентального шельфа, является Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. Необходимо сразу отметить, что указанные конвенции не содержат различий в части устанавливаемого ими международно-правового режима континентального шельфа, однако по-разному подходят к его определению.
Согласно ст. 1 Конвенции 1958 г., под континентальным шельфом понимаются поверхность и недра морского дна подводных районов, примыкающих к берегу, но находящихся вне территориального моря, до глубины 200 м, или за этим пределом, до такого места, до которого глубина покрывающих вод позволяет разработку естественных богатств этих районов.
Таким образом, Конвенция 1958 г. устанавливает два критерия для определения внешней границы континентального шельфа: глубина (200 м) и техническая доступность (т.н. критерий эксплуатабельности).
Континентальный шельф, примыкающий к берегам некоторых государств, очень широк, крутизна его склона невелика, а покрывающие воды имеют небольшую глубину. Таким государствам, например, Аргентине, выгоден критерий глубины при исчислении своего шельфа. У некоторых же государств (например, Чили, Перу, Испания) шельф очень узок, поскольку почти сразу происходит резкий обрыв на большие глубины. Для таких государств применение критерия глубины явно невыгодно.
Что касается критерия эксплуатабельности, то его применение удобно для развитых государств, располагающих высокими технологиями, которые позволяют осуществлять добычу полезных ископаемых на глубинах, значительно превышающих 200 м, и распространять по мере роста его технических возможностей по добыче ресурсов шельфа свои суверенные права на неопределенно широкие морские районы. Вместе с тем такой критерий не может устраивать государства, чьи технические возможности ограничены. В этом состоял существенный недостаток определения, который был дан в Конвенции 1958 г.
Чтобы разрешить подобного рода противоречия, Конвенция 1982 г., часть VI которой посвящена континентальному шельфу, предусмотрела компромиссное решение. Статья 76 Конвенции устанавливает, что континентальный шельф прибрежного государства включает в себя морское дно и недра подводных районов, простирающихся за пределы его территориального моря на всем протяжении естественного продолжения его сухопутной территории до внешней границы подводной окраины материка или на расстояние 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря, когда внешняя граница подводной окраины материка не простирается на такое расстояние.
Если же окраина материка простирается более чем на 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря, то континентальный шельф прибрежного государства не может простираться далее 350 морских миль от указанных исходных линий или не далее 100 морских миль от 2500-метровой изобаты, которая представляет собой линию, соединяющую глубины в 2500 м.
Следовательно, в зависимости от ширины собственно шельфа, возможны три варианта определения внешней границы юридического континентального шельфа прибрежного государства:
- если ширина шельфа менее 200 морских миль, отсчитываемых от исходных линий, то шельфом будет считаться все морское дно и его недра до внешней границы, проходящей на расстоянии в 200 морских миль, отсчитываемых от тех же исходных линий;
- если ширина шельфа более 200 морских миль, но менее 350 морских миль, отсчитываемых от исходных линий, то шельфом будет считаться все морское дно и его недра до внешней границы, проходящей на расстоянии не далее 350 морских миль от указанных исходных линий или не далее 100 морских миль от 2500-метровой изобаты;
- если ширина шельфа более 350 морских миль, отсчитываемых от исходных линий, то шельфом будет считаться все морское дно и его недра до внешней границы, проходящей на расстоянии не далее 350 морских миль от указанных исходных линий или не далее 100 морских миль от 2500-метровой изобаты.
Данные о границах континентального шельфа за пределами 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря, представляются соответствующим прибрежным государством в Комиссию по границам континентального шельфа, создаваемую в соответствии с Приложением II к Конвенции 1982 г. Указанные положения Конвенции 1982 г. не применяются, когда речь идет о делимитации континентального шельфа между государствами с противолежащими или смежными побережьями. В этом случае делимитация континентального шельфа осуществляется на основе соответствующих двусторонних договоров.
Таким образом, юридическое понятие континентального шельфа включает, помимо самого шельфа, прибрежные районы морского дна, где континентального шельфа в его прямом смысле нет, а также районы морского дна за пределами континентального шельфа. Кроме того, если с географической точки зрения шельф начинается от берега моря, то с юридической - от внешней границы территориального моря, поскольку территориальное море, морское дно и его недра в рамках территориального моря входят в состав государственной территории прибрежного государства.
Положения Федерального закона «О континентальном шельфе Российской Федерации» 1995 г. полностью соответствуют нормам международного морского права.
<< | >>
Источник: Д.Н. Джунусова. Международное морское право. 2012

Еще по теме § 1. Понятие континентального шельфа:

  1. 2.6. Континентальный шельф
  2. ГЛАВА 7. КОНТИНЕНТАЛЬНЫЙ ШЕЛЬФ
  3. § 3. Охрана континентального шельфа
  4. § 3. Делимитация континентального шельфа
  5. § 2. Международно-правовой режим континентального шельфа
  6. § 4. Правовой статус Комиссии по границам континентального шельфа
  7. 3.6. Морские научные исследования в экономической зоне и на континентальном шельфе
  8. Стаття 244* Порушення законодавства про континентальний шельф України
  9. § 3. Морские научные исследования в исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе
  10. Статья 8.20. Незаконная передача минеральных и (или) живых ресурсов на континентальном шельфе и (или) в исключительной экономической зоне Российской Федерации
  11. Статья 8.20. Незаконная передача минеральных и (или) живых ресурсов на континентальном шельфе и (или) в исключительной экономической зоне Российской Федерации
  12. Статья 8.19. Нарушение правил захоронения отходов и других материалов во внутренних морских водах, в территориальном море, на континентальном шельфе и (или) в исключительной экономической зоне Российской Федерации