<<
>>

91. Как определяются количественные ограничения и меры, равнозначные им в праве ЕС?


Наиболее сложным вопросом, вызвавшим наибольшее количество решений Суда, было толкование и применение ст. 28 и 29 Договора, запрещающих количественные ограничения (квоты) на экспорт и импорт товаров между государствами-членами, а также меры, имеющие равнозначный эффект.
Определение мер, имеющих эффект, равнозначный количественным ограничениям, впервые появилось в Директиве Комиссии N 70/50.
Она содержит довольно объемный перечень практики, которая признается незаконной как мера, имеющая эффект, равнозначный квотам. В этой Директиве Комиссия впервые применила способ определения законности тех или иных мер исходя не только и не столько из их правовой природы, сколько из эффекта, оказываемого ими на торговлю между государствами-членами.
Правильность такого теста, называемого тестом эффекта, подтвердила в дальнейшем решения Суда. Существует три основных решения, показывающие, как Суд трактует эти меры и применяет тест эффекта.
Первым таким решением было решение по знаменитому делу Procureur de Roi v. Dassonville. Суд постановил, что Бельгия не имела права запрещать импорт из Франции шотландского виски, у которого отсутствовал сертификат происхождения, выданный органами страны-производителя, поскольку виски уже на законных основаниях находился в свободном обращении во Франции. Решение Суда определило меры, имеющие эффект, равнозначный количественным ограничениям, как "любых торговых правил, принятых государствами-членами, которые способны прямо или косвенно, в настоящий момент или потенциально затруднить торговлю внутри Сообщества".
В этом же деле Суд признал, что торговые правила, принимаемые государствами-членами для защиты потребителей, "должны быть разумными", должны "не действовать в качестве затруднений в торговле между государствами-членами" и должны быть "доступны всем гражданам Сообщества". Кроме того, они "не должны являться способами произвольной дискриминации или замаскированными ограничениями на торговлю между государствами-членами".
Может ли применяться ст. 28 Договора к национальным торговым правилам, которые применяются ко всем производителям без дискриминации? Ответом на этот вопрос послужило решение Суда по делу 1979 г., известному как Cassis de Dijon.
Суд признал незаконными требования немецкого законодательства о минимальном содержании алкоголя на том основании, что оно не соответствует тесту разумности (иногда он называется тестом Cassis). Этот тест, первоначально появившийся в деле Dassonville, и был доведен до логического конца в этом решении Суда. Он состоит в том, что, до тех пор пока Сообщество не приняло норм в определенных сферах, государства-члены могут принимать "разумные" и "пропорциональные" (т.е. не шире, чем это непосредственно необходимо) меры для обеспечения защиты интересов общества.
Приведем для наглядности параграф 8 решения Суда по этому делу: "В отсутствие общих правил, касающихся производства и распространения алкоголя... государство-член должно само регулировать все вопросы, связанные с производством и распространением алкоголя на своей территории. Препятствия к свободе передвижения (товаров. - Примеч. авт.) внутри Сообщества, вытекающие из расхождений между национальными законодательствами, регулирующими распространение товаров, могут быть приемлемыми постольку, поскольку они необходимы для удовлетворения императивных потребностей, касающихся эффективности фискального надзора, защиты общественного здоровья, честности торговых сделок и защиты потребителя".
В решении суда по делу Cassis de Dijon было сформулировано также правило "взаимного признания", т.е. если товар законно произведен в одном государстве-члене, он может свободно продаваться в другом государстве-члене, даже если он не соответствует его национальным стандартам.
<< | >>
Источник: С.Ю. Кашкин, А.О. Четвериков, П.А. Калиниченко и др.. Право Европейского Союза. 2011 {original}

Еще по теме 91. Как определяются количественные ограничения и меры, равнозначные им в праве ЕС?:

  1. Статья 57. Меры поощрения, применяемые к осужденным к наказанию в виде ограничения свободы
  2. 2.2. Раскладочные и количественные налоги
  3. § 6. Стимулы и ограничения как средства правового воздействия
  4. Глава 16. Государство как особый объект в международном частном праве
  5. 3. Качественные и количественные характеристики вооруженной преступности
  6. § 2. Унификация в международном частном праве как основная тенденция его совершенствования и развития
  7. 1. Ограниченное вещное право как право на чужую вещь
  8. Статья 160. Меры попечения о детях, об иждивенцах подозреваемого или обвиняемого и меры по обеспечению со-хранности его имущества
  9. Статья 160. Меры попечения о детях, об иждивенцах подозреваемого или обвиняемого и меры по обеспечению сохранности его имущества
  10. Меры защиты и меры ответственности
  11. 1.3.1. Определяющие факторы
  12. 2. Меры защиты и меры ответственности
  13. § 3. Факторы, определяющие размер вознаграждения
  14. Статья 1. Законы, определяющие порядок уголовного судопроизводства
  15. Статья 1. Законы, определяющие порядок уголовного су-допроизводства
  16. Статья 258. Общие условия, определяющие особенности регулирования хозяйственных отношений
  17. Могут ли существенные условия договора определяться не законами, а подзаконными нормативными актами?
  18. 3.8. Информационное право как наука, как учебная дисциплина, как система правового регулирования общественных отношений в информационной сфере
  19. Статья 440. Заключение договора на основании оферты, определяющей срок для акцепта
  20. Статья 441. Заключение договора на основании оферты, не определяющей срок для акцепта