<<
>>

§ 3. Источники международного морского права

В теории права под источниками права понимаются формы закрепления (внешнего выражения) правовых норм. Основными видами источников права являются нормативные правовые акты и правовые обычаи, судебные прецеденты, а также нормативные договоры.
Одна из особенностей международного морского права, как публичного, так и частного, состоит в том, что оно в значительной степени сформировалось из обычаев (обычных норм).
Истории морского права известны сборники правил и обычаев разных стран. Так, в VII в. и позже действовал кодекс византийского права (Базилика); в X в. - морские обычаи, применявшиеся в городе Амальфи (Италия); на Атлантическом побережье в XII- XIV вв. применялись Олеронские правила, или Олеронские свитки (Lex de Oleron); в Средиземноморье в XIV-XV вв. действовали широко известные в то время морские правила Консолато дель маре (Consolato del Mare); в XVII в. получил большую по тем временам известность морской ордонанс Людовика XIV; на Балтике в XV, XVI-XVIII вв. действовали Законы Вис- би, Кодекс Г анзы и Гуидон де ля мер (Guidon de la Mer). Приблизительно в это же время имел хождение английский сборник морских обычаев, который назывался «Черная книга Адмиралтейства».
В соответствии со ст. 38 Статута Международного суда ООН, обычай определяется как «доказательство общей практики, признанной в качестве правовой нормы» [1]. Обычай - это сложившееся в международной практике правило поведения, за которым субъекты международного права признают юридически обязательный характер.
Особенность обычая состоит в том, что в отличие от договорных норм, которые существуют в письменном виде в тексте договора, обычай не имеет должным образом закрепленной письменной формулировки. Но это вовсе не означает, что обычные нормы не могут иметь письменной формулировки. Примером здесь могут служить Йорк-Антверпенские правила, регулирующие общую аварию.
В отличие от договора, предусматривающего взаимные обязанности подписавших его государств, Йорк-Антверпенские правила по существу представляют собой «писаный» свод международноправовых обычаев.
Преимущество обычая заключается в том, что он ведет к созданию норм международного права, которые носят универсальный характер.
Другое положительное свойство обычая заключается в том, что он регулирует отношения между государствами, которые в силу каких-либо обстоятельств не заключили между собой договор. Указанное положение нашло закрепление в Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. [49], устанавливающей, что вопросы, не регулируемые Конвенцией, продолжают регулироваться нормами и принципами общего международного права. К примеру, статья 10 Конвенции 1982 г. устанавливает, что ее положения не распространяются на так называемые «исторические заливы». Поскольку в самой Конвенции нет каких-либо положений, определяющих статус «исторических заливов», то, очевидно, что этот вопрос регулируется обычаем.
В качестве характерного примера в международном морском праве можно привести обычай, в соответствии с которым любое судно, терпящее бедствие, имеет право на так называемый вынужденный заход, то есть фактически не получая формального разрешения, зайти в любой иностранный порт.
По мнению Д. Коломбоса, «ни один из портов не может быть когда- либо закрыт для иностранных судов, ищущих убежища от бури или вынужденных к заходу по причине бедствия» [160, с. 78]. В обоснование своей позиции Д. Коломбос ссылается на судебный прецедент по делу судна «Элеанор» (“The Eleanor”), 1809 г. В связи с этим делом лорд Стоуэлл указал, что «действительные и непреодолимые бедствия должны служить во всякое время своего рода пропуском для людей на основе человеческих законов». Даже сегодня этот благородный обычай не закреплен ни в одном международном договоре, но не было еще случая, чтобы какое-либо государство отказало в вынужденном заходе, ведь в противном случае это явилось бы нарушением нормы международного морского права, воплощенной в этом обычае.
Основным недостатком обычая в сравнении с договорной нормой является известная нечеткость нормативного содержания первого, обусловленная значительно меньшей степенью согласованности позиций государств.
Кроме того, очевидны трудности применения обычая в судебной практике, ведь, помимо факта нарушения правовой нормы, необходимо доказать и ее существование в данном случае в виде обычая. Споры о наличии или отсутствии обычной нормы - одна из главных, если не основная проблема правоприменительной практики обычая.
Одной из важных тенденций в процессе международно-правовых обычаев является их перерастание в договорные нормы. С этой точки зрения заключение в 1958 г. в Женеве четырех конвенций - о территориальном море и прилежащей зоне, об открытом море, о рыболовстве и охране живых ресурсов открытого моря, о континентальном шельфе - явилось значительным событием в международном морском праве, завершившим становление международного морского права как отрасли международного права. По существу Женевские конвенции 1958 г. кодифицировали в основном обычные нормы международного права.
Другой пример. Длительное время в морском праве существовал обычай, согласно которому любому человеку, гибнущему в море, должна оказываться бесплатная и эффективная помощь. Этот обычай неукоснительно соблюдался на протяжении веков, даже в военное время. Только в начале XIX в. этот обычай перерос в международный договор - Конвенцию о спасании 1989 г. Таким образом, следует отметить тенденцию сокращения общего числа обычаев в морском праве путем их перерастания в договорные нормы.
Это, однако, не означает, что в процессе такой кодификации международно-правовой обычай исчезает. Он сохраняет свою регулирующую функцию в отношениях между государствами, которые в силу каких-либо обстоятельств не заключили между собой договор.
Примером здесь может послужить договорная норма, устанавливающая предельно допустимую ширину территориального моря в 12 морских миль и нашедшая закрепление в Конвенции 1982 г. Ни I, ни II Конференции ООН по морскому праву не смогли решить указанный вопрос, и предел территориального моря до вступления в силу Конвенции 1982 г. определялся обычаем. И только на III Конференции обычная норма о 12-мильном пределе территориального моря нашла договорное воплощение.
Между тем государства, не являющиеся участниками Конвенции 1982 г., в отношениях с другими государствами, руководствуются указанной нормой как международно-правовым обычаем.
Обыкновение - это также фактически сложившееся правило, которого может на практике придерживаться государство, но без признака обязательности. Этим обыкновение отличается от обычая. К обыкновениям относятся и нормы международной вежливости. Примером обыкновений могут служить посольский и морской церемониалы (например, церемониал встречи главы государства или правительства; взаимные салюты кораблей в открытом море).
В настоящее время основным источником международного морского права является международный договор. Процесс международного договорного нормообразования регулируется положениями Венской конвенции
о праве международных договоров 1969 г. Согласно ст. 2 данной Конвенции, международный договор означает «международное соглашение, заключенное между государствами в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном документе, в двух или нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования». Правовая сущность международного договора заключается в явно выраженном соглашении, то есть согласовании воль между субъектами международного права.
Федеральный закон от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» [111] содержит аналогичное понятие международного договора с той лишь разницей, что под таковым понимается международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством либо с международной организацией.
По действию в отношении круга участников международных отношений договоры подразделяются на универсальные, региональные и локальные.
Универсальные договоры регулируют отношения всех или подавляющего большинства субъектов международного морского права. К числу таких договоров, например, можно отнести Договор об Антарктике 1959 г.
Региональные международные договоры действуют, как правило, в определенном географическом регионе.
Впрочем, это не означает, что участниками регионального международного договора не могут являться, например, государства другого региона. В качестве регионального международного договора можно назвать Конвенцию по защите от загрязнения Средиземного моря (Барселонская конвенция 1976 г.).
К локальным относятся международные договоры, действующие среди ограниченного числа участников. К ним, в частности, относятся двусторонние морские соглашения, такие, например, как Соглашение между Правительствами РФ и СШ^ по морскому транспорту 2001 г.
В зависимости от уровня участвующих сторон различают международные договоры:
- межгосударственные (например, Соглашение о сотрудничестве причерноморских государств при поиске и спасании на Черном море 1998 г.);
- межправительственные (например, Соглашение между Правительствами РФ и КНР о сотрудничестве в области морского судоходства 1994 г.);
- межведомственные (например, Соглашение между Министерствами транспорта России и Вьетнама 1998 г.).
Следует отметить, что роль договоров как источников международного права в сфере морской деятельности до середины XX в. ограничивалась договорами, касающимися деятельности государств лишь в специальных областях. Так, в 1898 г. впервые были приняты Правила для предупреждения столкновений судов в море (в дальнейшем неоднократно пересматривавшиеся). 21 декабря 1904 г. принимается Конвенция об освобождении госпитальных судов от портовых и иных сборов, 18 октября 1907 г. - конвенции о некоторых ограничениях в пользовании правом захвата в морской войне, о правах и обязанностях нейтральных держав в случае морской войны, о постановке подводных, автоматически взрывающихся от соприкосновения, мин. В 1929 г. была принята Международная конвенция по охране человеческой жизни на море, которая впоследствии также несколько раз пересматривалась.
Как отмечалось ранее, в настоящее время международный договор занимает в количественном отношении первое место среди основных источников международного права и вместе с тем число договоров растет (так, число зарегистрированных в ООН договоров насчитывает уже около 30 тысяч).
В качестве примеров международных договоров в области международного морского права, в которых Россия оформила свое участие, можно привести следующие конвенции:
- Конвенция ООН по морскому праву 1982 г.,
- Международная конвенция о подготовке и дипломировании моряков и несении вахты (Конвенция ПДМНВ-78/95);
- Конвенция о грузовой марке 1966 г.;
- Брюссельская конвенция 1924 г.
об унификации некоторых правил о коносаменте, измененная Брюссельским протоколом 1968 г. и Протоколом 1979 г.;
- Гамбургская конвенция ООН 1978 г. о морской перевозке грузов;
- Брюссельская конвенция 1952 г. об унификации некоторых правил, касающихся ареста морских судов, и др.
Источником международного частного морского права, помимо международного договора и международно-правового обычая, является также национальное законодательство, представленное чаще всего внутригосударственными актами о торговле и мореплавании. В России в настоящее время таким актом выступает Кодекс торгового мореплавания РФ от 30 апреля 1999 г. (далее - КТМ РФ) [94]. Конечно, основная цель КТМ РФ заключается в регулировании национально-правовых отношений в области торгового мореплавания, и к числу норм именно международного частного права, а также международного частного морского права как его подотрасли в строгом смысле слова могут быть отнесены лишь нормы главы XXVI «Применимое право» (ст. 414-426), олицетворяющие собой коллизионное регулирование. Однако подавляющее большинство всех норм КТМ РФ построено с учетом тех международных конвенций и соглашений, участницей которых стала Россия за последние годы. Это означает, что КТМ РФ фактически содержит унифицированные материально-правовые нормы международного характера, инкорпорированные в российское внутригосударственное законодательство.
Под судебным прецедентом (от лат. praecedens, praecedentis - идущий впереди, предшествующий) принято понимать судебное решение по конкретному юридическому делу, которому придается общеобязательное юридическое значение.
Как источник права прецедент известен с древнейших времен. В первых государствах (Вавилон, Древний Египет и др.) уже на основе судебной практики писались первые сборники законов. В Древнем Риме в качестве прецедентов выступали эдикты (устные заявления) или решения по конкретным делам преторов и других магистратов (лиц, занимавших государственные должности).
Смысл судебного прецедента заключается в том, что решение, вынесенное судом по конкретному делу, становится юридической нормой для судов той же либо низшей инстанции, обязательной к применению при рассмотрении аналогичных дел. Хотя суд формально и связан с прецедентами, тем не менее, при его толковании судья располагает большой свободой, что позволяет ему фактически создавать новые нормы.
Судебный прецедент является одним из источников права в Англии, СШ^, Канаде, Австралии, то есть там, где воспринята система общего права. Во всех этих странах публикуются судебные отчеты, из которых можно получить информацию о прецедентах.
Следует, однако, подчеркнуть, что в разных странах даже одной правовой семьи судебный прецедент применяется по-разному. Правило прецедента в Англии, например, связано следующими положениями:
- решения, вынесенные палатой лордов, обязательны для всех судов;
- решения, принятые Апелляционным судом, обязательны как для всех нижестоящих судов, так и для самого этого суда (кроме уголовного права);
- решения, принятые Высоким судом, обязательны для низших судов и, не будучи строго обязательными, имеют большое значение и обычно используются как руководство различными отделениями Высокого суда и Судом Короны.
В СШ^ правило прецедента не действует так жестко в силу особенностей федеративного устройства страны. Во-первых, Верховный суд СШ^ и верховные суды штатов не обязаны следовать собственным решениям и могут изменить свою практику. Во-вторых, штаты независимы, и правило прецедента относится к компетенции лишь в пределах судебной системы конкретного штата.
Известны судебные решения, принятые в наше время, которые основывались на прецедентах XIX в. Так, позиция английского Апелляционного суда (Court of Appeal) по проблеме иммунитета государственных морских судов основывается на решении по делу “The Parlement Belege”, вынесенному в 1890 г. Суть его заключалась в том, что морское почтовое судно, принадлежащее Бельгийскому правительству, столкнулось с британским судном. Суд вынес решение об отказе в иске на основании иммунитета имущества, принадлежащего иностранному государству.
Авторитет прецедента не утрачивается с течением времени. Фактическая сила прецедента с годами даже возрастает, и суды не склонны отвергать давние прецеденты, если только они не явно ошибочны. Прецедент может быть отвергнут либо законом, либо вышестоящим судом. В последнем случае считается, что отменяемое прежнее решение было вынесено в результате неверного понимания права, а заключенная в нем правовая норма как бы никогда не существовала.
Подводя итог вышеизложенному, можно сделать вывод о том, что хотя в количественном отношении договор сегодня явно вытесняет другие источники международного морского права, обычай всегда играл и продолжает играть важную роль как источник права. Судебный прецедент как источник международного морского права характерен для англоамериканской доктрины права. В российской же системе права по своей сути близки к прецеденту Постановления Пленумов Верховного и Высшего Арбитражного судов Российской Федерации по отдельным вопросам правоприменения.
<< | >>
Источник: Д.Н. Джунусова. Международное морское право. 2012

Еще по теме § 3. Источники международного морского права:

  1. 1.2. Источники международного публичного морского права
  2. Глава 1. ПОНЯТИЕ, ИСТОЧНИКИ И КОДИФИКАЦИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ПУБЛИЧНОГО МОРСКОГО ПРАВА
  3. 2.2. Источники морского права
  4. § 1. Понятие международного морского права
  5. 1.1. Понятие, роль и место международного частного морского права в системе права
  6. § 4. Принципы международного морского права
  7. § 2. Субъекты международного морского права
  8. 1.1. Понятие международного публичного морского права
  9. § 5. Кодификация международного морского права
  10. 1.3. Кодификация и прогрессивное развитие международного публичного морского права
  11. Источники международного права
  12. Глава 1. ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО МОРСКОГО ПРАВА
  13. § 4. Морские научные исследования в открытом море и в международном районе морского дна
  14. 3.7. Морские научные исследования в открытом море и в Международном районе морского дна
  15. 1.2. Международное частное морское право и международное публичное морское право
  16. § 4. Международный Трибунал по морскому праву и его роль в разрешении морских споров