<<
>>

§ 3. Имущественные правоотношения между супругами. Брачный договор

Как и в других аспектах, брачно-семейные отношения имущественного характера обладают существенными особенностями правового регулирования в зависимости от того, о какой системе права и о каком государстве идет речь.
Наиболее типичными различиями в юридическом плане являются режим общности имущества супругов, с одной стороны, и режим их раздельной собственности — с другой, а кроме того, установленный законом или предусматриваемый договором. В ряде стран предпринимаются попытки создать более совершенную конструкцию, в основе которой лежит концепция «раздела нажитого супругами имущества», которая должна соединить достоинства обоих режимов и в то же время устранить сопутствующие каждому из них недостатки. Концепция зародилась в Швеции, была воспринята польским законодательством, присутствует в практике других стран. Суть рассматриваемой конструкции состоит в том, что каждый супруг сохраняет самостоятельность при осуществлении имущественных прав, индивидуально управляет своей собственностью, независимо от времени ее приобретения. Каждый супруг ответствен за свои долги, за исключением долгов, обусловленных содержанием дома, хозяйства, а также воспитанием детей. При разделе имущества чистые активы обоих супругов объединяются и делятся на две равные части. Супруг, обладающий большим имуществом, должен передать другому половину разницы.* Подобная схема, именуемая «выравниванием долей», существует и в ФРГ.

* См.: Семейное право России: проблемы развития. М., 1996. С. 58—59.

В Российской Федерации с обновлением брачно-семейного законодательства регламентация имущественных отношений между супругами подверглась существенному пересмотру.

Ранее Кодекс о браке и семье РСФСР не содержал нормы о законодательстве, подлежащем применению к имущественным правам и обязанностям супругов (режиме совместного имущества, взаимном алиментировании и т.п.). При отсутствии регулирования суды, независимо от гражданства супругов и места их жительства, применяли российское законодательство.

Новый Семейный кодекс РФ, вступивший в силу с 1 марта 1996 г., восполняет пробел в законодательстве, предписывая применение к указанным правам и обязанностям законодательства государства, на территории которого супруги имеют совместное место жительства (lex domicilii): «Личные неимущественные и имущественные права и обязанности супругов определяются законодательством государства, на территории которого они имеют совместное место жительства, а при отсутствии совместного места жительства законодательством государства, на территории которого они имели последнее совместное место жительства.

Личные неимущественные и имущественные права и обязанности супругов, не имевших совместного места жительства, определяются на территории Российской Федерации законодательством Российской Федерации» (п. 1 ст. 161).

Предполагается, что отношения супругов наиболее тесно связаны с правом государства, где протекает брак. Таким образом, даже к отношениям супругов — иностранных граждан, если они совместно проживают в Москве, подлежит применению российское законодательство.

Примером может служить рассмотрение в российском суде спора о выделении доли супруга в общем имуществе супругов, один из которых, белорусский гражданин, проживает в Германии, а другая, российская гражданка, — в Москве. Брак был заключен в Москве, здесь же супруги несколько лет проживали совместно, оба имеют здесь имущество. Однако за некоторое время до предъявления иска ответчик уехал в Германию, и супруги стали жить раздельно. В этом случае при отсутствии у них на момент предъявления иска совместного места жительства применению подлежит в соответствии с п.1 ст. 161 СК российское законодательство.

Пункт 1 ст. 161 СК устанавливает дополнительные коллизионные нормы на случай, когда супруги не имеют или никогда не имели совместного места жительства. При его отсутствии применяется законодательство государства, на территории которого супруги имели последнее совместное место жительства; если же супруги никогда его не имели, российские суды применяют российское законодательство - lex fori. При отсылке коллизионных норм к российскому законодательству применению подлежат нормы гл. 7 СК о законном режиме имущества супругов.

Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам стран СНГ 1993 г. содержит разветвленную систему коллизионных норм, регламентирующих имущественные и личные неимущественные права супругов, в том числе и в случаях так называемого разногражданства супругов и проживания их в различных государствах, не являющихся странами их гражданства: «Если одни из супругов является гражданином одной Договаривающейся Стороны, а второй — другой Договаривающейся Стороны и один из них проживает на территории одной, а второй — на территории другой Договаривающейся Стороны, то их личные и имущественные правоотношения определяются по законодательству Договаривающейся Стороны, на территории которой они имели свое последнее совместное местожительство» (п.

3 ст.27 Минской конвенции). Если лица, о которых идет речь выше, не имели совместного жительства на территории стран—участниц Конвенции, применяется законодательство того Договаривающегося государства, чье учреждение рассматривает спор (п. 4 ст. 27). В то же время отношения супругов, касающиеся принадлежащего им недвижимого имущества, подчиняются законодательству государства, на территории которого находится это имущество (п. 5 ст. 27).

Коллизионные нормы об имущественных отношениях супругов, содержащиеся в праве иностранных государств, сложны и весьма разнообразны. Во многих странах эти отношения определяются по законодательству государства, гражданами которого являются оба супруга (Польша, Португалия, Чехия и т.д.). При разном гражданстве супругов в ряде стран в вопросах их личных отношений применяется отсылка к законодательству последнего общего гражданства, а при его отсутствии — к личному закону (гражданства) мужа (ст. 14 греческого ГК, ст. 18 итальянского ГК и др.), либо к праву обычного местопребывания супругов, а при его отсутствии — к национальному праву мужа (ст. 52 португальского ГК), либо, наконец, — прямо к национальному правопорядку мужа (§ 21 таиландского Закона).

Применительно к регулированию имущественных отношений супругов во многих странах используются иные коллизионные привязки, чем те, которые применяются к личным отношениям, причем часто предписывается подчинение отношений законодательству, действовавшему в момент заключения брака (lex loci celebrationis). Таковы положения греческого ГК, итальянского ГК, португальского ГК и др. Указанное правило допускает, однако, исключения. Режим супружеского имущества обычно может быть изменен брачным договором (lex voluntatis). Для недвижимого имущества супругов в ряде законодательств делается исключение, которое, как правило, подчиняется закону места его нахождения (lex rei sitae). В Польше, Чехии и ряде других стран действует общая коллизионная норма для личных и имущественных отношений супругов — закон гражданства или закон суда. В то же время в сфере имущественных прав допускается выбор законодательства супругами. В Польше вопрос о допустимости такого выбора, его изменении и отмене решается по национальному закону супругов.

В некоторых странах значение договорного урегулирования имущественных отношений супругов особенно велико. Так, согласно ст. 52 швейцарского Закона о международном частном праве 1987г. режим имущественных отношений супругов определяется, согласно общим нормам, правом, избранным супругами (lex voluntatis). Если супруги не избрали права, режим их имущественных отношений подчиняется праву государства, в котором супруги имеют совместное место жительства (lex domicilii), а если они имеют его в разных государствах, — правом государства, где они имели последнее совместное место жительства; если супруги никогда не имели такового, применяется право их общего гражданства (lex patriae), а при отсутствии и последнего — швейцарское право (ст. 54 швейцарского Закона о международном частном праве 1987 г.).

Коллизионные вопросы личных и имущественных отношений супругов отражены в ряде договоров России (ранее — СССР) о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам (такие договоры заключены с более чем 40 странами), а также в конвенции стран СНГ «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам» от 22 января 1993 г.

Так, по ст. 25 российско-польского Договора о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1996 г. (не вступившего пока в силу) личные и имущественные правоотношения супругов определяются законодательством Договаривающейся Стороны, на территории которой супруги имеют совместное место жительства. Если супруги проживают в разных странах, то при наличии у них общего гражданства применяется законодательство страны их гражданства, а при разном гражданстве — законодательство страны, суд которой рассматривает дело. Обращает на себя внимание в данном случае изменение содержания коллизионных норм, относящихся к определению права, применимого к имущественным отношениям супругов в случае отсутствия у них совместного места жительства. В частности, по советско-польскому Договору 1957 г. с изменениями, введенными Протоколом от 23 января 1980 г., предусматривалось использование закона того государства, на территории которого супруги имели последнее общее местожительство (ст. 29 Договора 1957 г.). Близки к приведенному правилу и нормы других двусторонних договоров о правовой помощи, а также ст. 27 Конвенции СНГ.

К личным и имущественным отношениям супругов при расхождении в регулировании правил международного договора и положений ст. 161 СК применяются правила международного договора. Например, если супруги — польские граждане — проживают одна в России, а другой в Польше, ранее никогда не проживали вместе, но имели в Швейцарии денежные вклады, то при рассмотрении иска о разделе их имущества российский суд должен применять не российское законодательство, как это вытекает из ст. 161 СК РФ, а польское, в соответствии со ст. 29 Договора с Польшей (который продолжает действовать вплоть до вступления в силу нового соглашения в области правовой помощи), так как, во-первых, это обусловлено конституционными положениями Основного закона РФ, а во-вторых, Договор содержит специальную норму на рассматриваемый случай (т.е. на случай общего гражданства спорящих сторон): «Если один из супругов проживает на территории одной Договаривающейся Стороны, а второй — на территории другой Договаривающейся Стороны и притом оба супруга имеют одно и то же гражданство, то их личные и имущественные правоотношения определяются законодательством Договаривающейся Стороны, гражданами которой они являются» (п. 2 ст. 29).

Договоры России о правовой помощи и Конвенция стран СНГ от 22 января 1993 г. не содержат специальной нормы о признании и исполнении иностранных решений, вынесенных по правоотношениям супругов. Но они подпадают под действие общих правил договоров о признании и исполнении решений (ст. 51—55 Конвенции и соответствующие статьи договоров). При этом должны быть соблюдены предусмотренные Конвенцией (иными договорами) условия признания и исполнения.

Например, при исполнении в России решения украинского суда о разделе имущества супругов согласно ст. 52 Конвенции стран СНГ от 22 января 1993 г. должно быть установлено, что отсутствуют следующие основания для отказа в признании и исполнении: а) в соответствии с законодательством государства, на территории которого вынесено решение (т.е. Украины), оно не вступило в законную силу или не подлежит исполнению, за исключением случаев, когда решение подлежит исполнению до вступления в законную силу; б) ответчик не принял участия в процессе вследствие того, что ему или его уполномоченному не был своевременно и надлежаще вручен вызов в суд; в) по делу между теми же сторонами, о том же предмете и по тому же основанию на территории государства, где должно быть признано и исполнено решение (т.е. России), вступившее в законную силу решение уже вынесено ранее или имеется признанное решение третьего государства (например Белоруссии), либо если учреждением этого (в данном случае российского) государства ранее было возбуждено производство по данному делу; г) согласно положениям Конвенции, а в случаях, не предусмотренных ею, — в соответствии с законодательством государства, на территории которого решение должно быть признано и исполнено, дело относится к исключительной компетенции ее учреждения (если, например, украинским судом вынесено решение о недвижимом имуществе, находящемся в России); д) отсутствует документ, подтверждающий соглашение сторон по делу договорной подсудности; е) истек срок давности принудительного исполнения, предусмотренный законодательством государства, суд которого исполняет решение.

Коллизионные аспекты имущественных отношений между супругами стали предметом внимания международного сообщества еще в начале века. Так, в 1904 г. в Гааге на одной из Гаагских конференций была предложена к подписанию Конвенция о личных и имущественных отношениях супругов, положившая в основу личный закон супругов, но закрепившая исключения в отношении определенных категорий недвижимости на базе закона места нахождения вещи (lex rei sitae). Конвенция допускала, что отдельные государства могут применять особые правила для защиты интересов третьих лиц, однако устанавливала их обязанность сообщать другим участникам, какие именно правила оно будет применять. Общая же ссылка на интересы третьих лиц запрещалась. В практическом плане география этого международного соглашения была достаточно узкой. К тому же его действие было прервано Первой мировой войной.

Желая вновь установить общие положения, касающиеся права, применяемого к режимам собственности супругов, уже в современную эпоху ряд государств признали целесообразность заключения подобного международного договора. Вследствие этого была разработана Гаагская конвенция «О праве, применимом к режимам собственности супругов», подписанная 14 марта 1978 г. (Россия в ней не участвует).

Данная Конвенция локализует автономию воли супругов при выборе права. Согласно ст. 3 этого документа режим собственности супругов регулируется внутренним правом, определенным ими до брака. Вместе с тем супруги могут определять только один из нижеследующих правопорядков: право любого государства, гражданином которого является один из них во время такого определения; право такого государства, в котором один из них имеет свое обычное местожительство во время такого определения; право первого государства, в котором один из супругов приобретает новое обычное местожительство после брака. Однако, кроме того, они могут предусмотреть, чтобы недвижимость, которая может быть впоследствии приобретена, подчинялась правопорядку того места, где такая недвижимость находится (lex rei sitae). В случае, если супруги не определили применимое право, режим их собственности определяется внутренним правом государства, в котором оба приобретают свое первое обычное местожительство после вступления в брак.

Эта конвенция открыта для подписания государствами, являвшимися участниками Гаагской конференции по международному частному праву во время ее сессии. СССР участвовал в этой конференции, но не подписал ее. Российская Федерация до сих пор также не связана данным документом.

Брачный договор. Институт брачного договора, распространенный во многих странах мира (а с принятием в 1994-1995 гг. Гражданского и Семейного кодексов ставший известным и российскому праву), имеет своим содержанием установление режима собственности супругов, а в случаях, допускаемых диспозитивными нормами законодательства,— его изменение.

В разных странах этот институт обладает своей спецификой, но суть его всюду одна: предоставление вступающим в брак возможностей отступления от того режима супружеского имущества, который предусмотрен в праве данной страны и автоматически начинает действовать с момента заключения брака при отсутствии договора. В большинстве случаев супруги достаточно свободны в выборе варианта, которому будут подчиняться их имущественные отношения. Единственным ограничением выступает обязательность его непротиворечия требованиям закона, действующего в стране.*

* См.: Семейный кодекс и брачный договору/Библиотека журнала «Социальная защита». Вып. №5. 1996. С. 139-140.

Подчинение имущественных отношений режиму, согласованному между обоими супругами, представляет бесспорное завоевание современного этапа развития брачно-семейных отношений. В этом плане достаточно указать, что по праву ряда мусульманских государств имущественные отношения иногда рассматриваются в качестве вопроса личного статуса и подчиняются закону, регулирующему брак. Так, в силу ч.1 ст. 12 ГК Алжира применим личный закон мужа, действовавший в момент заключения брака, а раздел имущества в рамках расторжения брака подчиняется на основании ч. 2 его ст. 12 закону гражданства мужа, действовавшему в момент подачи искового заявления. В некоторых обстоятельствах сделки имущественного характера индийской замужней женщины, совершенные ею в соответствии с положениями Закона о договорах 1872 г., и касающимися договорных отношений, судебными прецедентами могут обязывать не ее, а мужа (например, в случаях острой необходимости осуществить обеспечение заемных обязательств мужа и т.п.). Вместе с тем нельзя не подчеркнуть, что в восточных странах еще с конца XIX века существовали предпосылки для закрепления в праве раздельной собственности супругов. В частности, индийский Закон III о собственности замужней женщины 1874 г. зафиксировал для индуистских, мусульманских, буддистских, сикских и джаин браков принцип раздельности имущества замужней женщины и провозгласил, что заработная плата, доходы, приобретенные ею в результате трудового найма, профессиональной деятельности, торговли или занятий науками, искусством, ремеслами и т.д., принадлежат ей на праве раздельной собственности (ст. 4).

В некоторых странах законодатель предлагает супругам ряд вариантов на выбор. В частности, французский Гражданский кодекс (в редакции Закона № 65-570 от 13 июля 1965 г., полностью изменившего положения Кодекса Наполеона) закрепляет возможность выбора супругами любого из шести вариантов режимов: 1) режим общности движимых вещей и доходов от них; 2) режим договорной общности имуществ, на которую не будут распространяться правила, относящиеся к управлению имуществами, общность на которые установлена законом; 3) режим договорной общности, из которой один из супругов имеет право изымать определенные вещи в счет возмещения ущерба; 4) режим общности имуществ с правом одного из супругов на преимущественную долю; 5) режим, в соответствии с которым супруги имеют неравные доли; 6) режим всеобъемлющей общности имуществ (ст. 1497). В то же время, если супруги оговорят в брачном контракте, что их имущество будет разделено, то каждый из них сохраняет за собой управление, пользование и свободное распоряжение своим собственным имуществом (ст. 1536). Не случайно поэтому в законодательстве некоторых государств, особенно исповедующих дуализм гражданского права, предусматриваются специальные правила, четко регламентирующие права физических лиц — коммерсантов в сфере торговой деятельности, когда это связано с супружеским имуществом. «Если торговая деятельность, — говорится в ст. 6 Торгового кодекса Испании - осуществляется лицом, состоящим в браке, то риски по результатам этой деятельности распространяются на собственное имущество данного супруга и на имущество, приобретенное на доходы от торговой деятельности. Для использования в торговой деятельности совместного имущества супругов, необходимо согласие обоих супругов».

Новое семейное законодательство РФ предоставляет возможность супругам самостоятельно определить свои имущественные права и обязанности в период брака и на случай его расторжения. В современных условиях, когда в составе имущества супругов может быть недвижимость, средства производства, правовое регулирование их имущественных отношений часто требует иных решений, чем те, которые предусмотрены общими нормами семейного законодательства о правовом режиме имущества супругов, что и достигается заключением между ними брачного договора. Содержанием брачного договора является установление того или иного правового режима имущества супругов. Индивидуальное право собственности какого-либо из них на имущество, закрепленное в договоре, не может препятствовать включению в него положений о выделении второму супругу ренты на данное имущество и пр. В том же договоре может быть предусмотрено и решение вопросов наследования, с той лишь оговоркой, что положения соглашения не могут отменять обязательных требований действующего законодательства в соответствующей области (например, об обязательной доле в наследстве нетрудоспособного супруга, несовершеннолетних детей, детей-инвалидов и лиц иных категорий).

Альтернативой режиму общности имуществ супругов, которую можно избрать для установления в договоре, объективно выступает принцип раздельности. Однако супруги могут установить ограниченный режим общности либо скомбинировать раздельность и общность в зависимости от видов и характера имуществ. В ряде случаев брачные договоры подлежат регистрации (например, в торговых реестрах, когда это касается коммерсантов). Так, ст. 12 ТК Испании устанавливает, что брачные договоры, надлежащим образом зарегистрированные в Торговом реестре, могут включать условия, отличные от предусмотренных в предшествующих его разделах. Стороны вправе также предусмотреть в брачном договоре формы управления совместным и раздельным имуществом, определить порядок его осуществления.*

* См.: Там же.

Однако наличие договорной свободы не наделяет супругов правом изменять императивные, т.е. обязательные нормы, предписанные законодательством, соблюдения которых нельзя обойти, и, кроме того, включать в него ряд других требований, относящихся к семейным отношениям или личным правам. Так, в числе подобного рода примеров необходимо указать на недопустимость определения в брачном договоре стороны, с которой будут проживать дети в случае развода, или обусловливание последствий для виновного в эвентуальном разводе супруга в том, что касается необходимости получения разрешения другого супруга на свидание с детьми, согласие на вторичный (последующий) брак, изменение местожительства и т.д.

Согласно Семейному кодексу РФ супруги обязаны материально поддерживать друг друга. Такая обязанность возлагается только на лиц, состоящих в зарегистрированном браке. Супруги имеют право заключить соглашение о предоставлении содержания. Условия, порядок и размер содержания, предоставляемого одним из супругов другому, определяются этим соглашением. Положение об уплате супругу алиментов также может быть включено в брачный договор. При отказе от такой поддержки и отсутствии соглашения между супругами об уплате алиментов в предусмотренных законодательством случаях один из супругов имеет право требовать от другого, обладающего необходимыми для этого средствами, предоставления алиментов в судебном порядке.

В соответствии с п.2 ст. 161 СК при заключении брачного договора или соглашения об уплате алиментов друг другу супруги, не имеющие общего гражданства или совместного места жительства, могут избрать законодательство, подлежащее применению для определения их прав и обязанностей по брачному договору или по соглашению об уплате алиментов. В случае, если супруги не избрали подлежащее применению законодательство, к брачному договору или соглашению об уплате алиментов применяются положения п. 1 ст. 161 Семейного кодекс РФ. Это значит, что, например, при составлении брачного договора супруги могут условиться, что их права и обязанности будут определяться не тем законодательством, на которое указывают коллизионные нормы российского СК, а каким-либо иным (lех voluntatis).

Например, если брачный договор заключают супруги, один из которых проживает в России, а другой в Германии, но ранее они жили совместно в России, то согласно п. 1 ст. 161 СК их права и обязанности по брачному договору должны были бы подчиняться российскому законодательству как законодательству страны последнего совместного места жительства. Но при соответствующей договоренности супругов их права и обязанности по брачному договору могут подчиняться германскому праву или праву какого-либо другого избранного ими иностранного государства. В этом случае коллизионная норма п. 1 ст. 161 СК применяться не будет. Следует иметь в виду, что согласно п. 2 ст. 161 СК право избрания применимого права принадлежит не всем супружеским парам, а лишь тем, которые не имеют общего гражданства или совместного места жительства.

Если будет установлено, что применение норм избранного иностранного семейного права противоречит основам правопорядка России, возможно ограничение его применения (ст. 167 СК). Статья 161 СК не говорит о форме избрания сторонами законодательства. Следовательно, в этих случаях должны применяться соответствующие коллизионные правила о форме сделки, содержащиеся в п. 1 ст. 163 Основ ГЗ, и общие нормы о форме брачного договора. Заключаемые в России соглашения супругов об избрании законодательства могут быть включены в сам текст брачного договора (соглашения об уплате алиментов) либо образовывать отдельные документы. Соглашение, как и сам брачный договор (соглашение об уплате алиментов), излагается в письменной форме и требует нотариального удостоверения.

Если выбор супругами законодательства осуществляется за пределами России, достаточно того, что он был оформлен согласно требованиям соответствующего иностранного государства. Однако выбор российского законодательства не может быть признан недействительным вследствие несоблюдения формы, если соблюдены его требования.

Решая в определенных случаях вопрос о форме соглашений супругов подчинения брачного договора в отношении законодательству того или иного государства следует, очевидно, имеет в виду и коллизионную норму ст. 165 Основ ГЗ о том, что форма сделок по поводу строений и другого недвижимого имущества, находящегося в России, подчиняется российскому праву.

<< | >>
Источник: Л.П. Ануфриева. Международное частное право: В 3-х т. Том 2. Особенная часть. 2000

Еще по теме § 3. Имущественные правоотношения между супругами. Брачный договор:

  1. Глава 62. Личные и имущественные правоотношения между супругами
  2. 56. Правовое регулирование имущественных отношений супругов. Брачный договор
  3. 39. Правовое регулирование имущественных отношений супругов. Брачный договор
  4. § 3 Личные и имущественные отношения между супругами
  5. § 3. Правоотношения между супругами
  6. 10.3. Личные и имущественные правоотношения супругов
  7. Глава 63. Личные и имущественные правоотношения между родителями и детьми
  8. 21 ИМУЩЕСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ СУПРУГОВ
  9. Если предварительный договор не порождает каких-либо имущественных обязательств между сторонами, можно ли в отношении него применять правила об одобрении крупных сделок?
  10. 31. ИМУЩЕСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ СУПРУГОВ