<<
>>

Суверенное государство. Россия и Союз

Этот принцип раскрывается в нормах о государственном суверенитете Российской Федерации и положениях о ее участии в союзе государств и мировом сообществе.

В отличие от Основных Законов РСФСР 1925, 1938, 1978 гг., Конституция современной Российской Федерации - документ вполне суверенного целостного и неделимого государства, определяющий его прерогативы обладать высшей властью в отношении своей территории и воздушного пространства над ней, самостоятельно определять и проводить внутреннюю и внешнюю политику, принимать Конституцию и федеральные законы, имеющие верховенство на всей его территории.

Понимание государственного суверенитета вовсе не должно пародировать определение Ж. Бодена (суверенитет как высшая, постоянная и абсолютная власть над гражданами и подданными в политическом сообществе), сводя его к личности верховного правителя (как, увы, зачастую стало случаться в суверенной РФ с конца 1993 года...). Суверенитет государства проявляется в верховенстве и независимости государственной власти, но не ее неограниченности: в конституционном государстве власть всегда ограничена правом. Единство власти выражается не в монопольном властвовании, а в наличии совокупной системы органов высшей государственной власти, различные ветви которой не могут предписывать одновременно одним и тем же субъектам при одних обстоятельствах взаимоисключающие правила поведения.

Положение же о независимости требует для России отдельного толкования.

Да, суверенитет как политико-правовое свойство государства выражается в независимости осуществления власти вне страны. Это вовсе не предполагает наружной изоляции или препятствия государству вступать во внешнегосударственные сношения, начиная от экономических соглашений и кончая вступлением в политические союзы. В этих отношениях государство отнюдь не теряет своего суверенитета, руководствуясь законодательно зафиксированными правилами, собственной (суверенной) системой государственного права, соотносимого при этом с международным правом.

Принцип государственного суверенитета не препятствует развитию внутреннего федерализма, законодательные процедуры могут наделять отдельные субъекты Федерации той или иной степенью суверенности. (Образно кто-то сопоставил это с молекулой, которая наделена упорядоченной способностью вступать в отношения с другими молекулами, причем ее внутренние связи, пусть сколь угодно сложные, также упорядочены). Суверенитет есть совокупность прав, и государство способно правовым образом делегировать одни ее аспекты более крупным межгосударственным образованиям, иные же - своим частям.

Правовой основой государственного, суверенитета нынешней Российской Федерации являются Конституция и Декларация о государственном суверенитете РСФСР 1990 года. Неизбежно встает вопрос об отношении Российской Федерации к Союзу государств.

Обратим внимание на некорректность выпадов в адрес Декларации, якобы разрушившей СССР. В ее тексте на двух с половиной страницах содержится четырнадцать упоминаний Союза ССР, его Конституции, законодательства, гражданства и других атрибутов союзной государственности. Это подтверждало нацеленность как авторов Декларации, так и всего первого Съезда народных депутатов РСФСР 1990 года на созидание демократического конституционного строя Российской Федерации в реально сложившемся союзном обрамлении.

Автор разделяет образную оценку развития государственного суверенитета России, высказанную Р.И. Пи-меновым. Полемизируя с А.И. Солженицыным, он отмечал, что хотя мы и строим свою собственную Конституцию, готовимся жить своей державой, "геополитические и традиционно-исторические факторы заставят - через несколько лет или несколько десятилетий - большинство республик, которые сегодня уйдут из Союза, вернуться друг к другу. Общность "экономического пространства" - великая сила, которая будет действовать сама по себе, даже если сегодня политический ветер дует напротив. Но направления шквальных ветров - дело переменное, а устойчивое морское течение - это постоянно действующий фактор" {96}.

Неотъемлемой и важнейшей чертой государственного суверенитета нынешней Российской Федерации является, по нашему убеждению, право вступать в Союз с другими государствами и в установленных случаях выходить из него, участвовать в создании органов союза и делегировать им часть своих полномочий. Эту норму следовало бы закрепить в качестве одной из незыблемых основ конституционного строя России, базы для межгосударственного или даже воссозданного государственного образования. Конкретная его форма может гибко меняться по мере развития интеграционных явлений - скажем, от конфедеративного СНГ до федеративного Российского Союза.

Важно закрепить в Конституции России возможность образования нового Союза. Надо учитывать усложняющийся состав нынешней РФ, повышение статуса ее субъектов, наличие Федеративного договора и соглашений между РФ и отдельными регионами. Эти факторы немаловажны при анализе перспектив интеграционных процессов в рамках Содружества независимых государств, установления новых, а также восстановления прежних связей.

Материальной средой реинтеграции здесь выступит регулируемая союзными органами открытость экономического и правового пространства, общего рынка товаров, идей, ресурсов, через который могут реализоваться интересы и способности его субъектов.

Следовало бы закрепить в Конституции конкретные механизмы совместной защиты государственных интересов, например - возможность создавать союзные парламент, правительство, вооруженные силы. Серьезным шагом к воссоединению народов мог бы стать не столько референдум об экономическом союзе, предлагавшийся Н.Н. Гончаром, сколько политическая договоренность об избрании депутатов Межпарламентской Ассамблеи СНГ (прототипа нового союзного Парламента) непосредственно от населения - подобно тому, как это случилось в 1979 году в Европе с избранием Европейского парламента. Это станет шагом к союзу политическому, в котором осуществляется единое правовое регулирование вопросов гражданства и гражданских прав, экономических отношений, много другого.

По мере нормализации отношений в рамках новой союзной политики будет очевидной потребность в расширении массива союзного законодательства, в надстроечных политико-правовых институтах - Конституции, парламенте, едином гражданстве и т. д.

Государственно-правовой формой Союза может стать "асимметричное" конституционно-договорное государство со сложной структурой и субъектным составом. В нем будет постепенно расширяться объем делегируемых союзным органам властных полномочий и крепнуть федеративный характер взаимодействия субъектов Союза.

Обратим внимание, что Конституция РФ 1993 года вообще вывела норму "Россия в союзе государств" за пределы незыблемых основ строя. Это сделано вопреки исторической преемственности и справедливости. Продолжив линию Беловежского соглашения, она умалила геополитическое содержание этой правовой новеллы, записав лишь о возможности "участвовать в межгосударственных образованиях", причем если это "не противоречит основам конституционного строя" - да и то аж в ст. 79 {97}.

Следующей стороной государственного суверенитета России является ее полноправное участие в мировом сообществе. В качестве основы конституционного строя целесообразно было бы закрепить принципы внешней политики: Россия соблюдает общепризнанные принципы и нормы международного права, свои международные договоры, может участвовать в международных организациях и иных объединениях, системах коллективной безопасности, стремится к всеобщему и справедливому миру, взаимовыгодному международному сотрудничеству, разрешению глобальных проблем.

Международное сообщество как межгосударственное и надгосударственное явление есть внешняя среда и элемент системы "человек - общество - государство -мир". Такая система воплощает единение в многообразии, ведь истина справедливого строя только и может быть вселенской, сверхнациональной, выступающей в качестве идеи общечеловеческой солидарности. Вспомним слова Ф.М. Достоевского, что "...наш удел и есть всемирность, и не мечом приобретенная, а силой братства и братского стремления нашего к воссоединению людей" {98}.

Конституция России призвана учитывать подобные традиции русской общественной мысли.

Конституция России могла бы сделать шаг к новому соотношению внутреннего и международного права. Общепризнанные принципы и нормы международного права, равно как и международные договоры, вполне могут составить часть национального права. Если ратифицированным международным договором установлены иные правила, чем законом, то должны применяться правила международного договора. Естественно, это повышает ответственность государственной власти за заключение договоров. Мы полагаем необходимым закрепить в Конституции статью об основах права международных договоров России. В ней можно отразить, что: Российский парламент "...ратифицирует и денонсирует международные договоры России: а) политические, территориальные, общеэкономические, финансовые, военные, об историческом и культурном наследии народов России; б) затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина; в) об участии в межгосударственных союзах и иных международных объединениях, системах коллективной безопасности; г) исполнение которых требует изменения действующих или принятия новых федеральных законов; д) иные международные договоры, ратификация или денонсация которых предусмотрены федеральным законом либо самим международным договором.

Если международный договор России содержит положения, противоречащие ее Конституции, его ратификация возможна после внесения соответствующих изменений в Конституцию России. Заключение и прекращение международных договоров России, затрагивающих предметы ведения, полномочия или территорию субъектов Российской Федерации, осуществляется по согласованию с ними. Ратификация и денонсация международных договоров России осуществляются федеральным законом.

Территориальные международные договоры России и ее международные договоры, указанные в пункте "в" части первой настоящей статьи, ратифицируются и денонсируются федеральным законом, принимаемым двумя третями голосов избранных депутатов в каждой палате федерального парламента.

Российский парламент должен быть незамедлительно информирован о заключении и прекращении международных договоров России; не подлежащих ратификации и денонсации" {99}.

Однако вы не найдете в Конституции 1993 года подобной статьи, закрепляющей контроль народных представителей за деяниями чиновников во внешнеполитической сфере. Подобный пробел содержит угрозу государственному суверенитету и национальным интересам России. А угроза ощутима, достаточно вспомнить примеры последних лет: Беловежское соглашение, маневры вокруг мирного договора с Японией и проекты соглашений по Курильским островам, соглашение с НАТО "Партнерство во имя мира", целый ряд российско-американских, российско-германских, российско-прибалтийских, российско-украинских договоров и соглашений 1990-х годов.

<< | >>
Источник: О. Г. Румянцев. Основы конституционного строя России (понятие, содержание, вопросы становления). 1994

Еще по теме Суверенное государство. Россия и Союз:

  1. Принцип суверенного равенства государств
  2. Европейский Союз
  3. 11.4. Международный союз электросвязи (МСЭ)
  4. 14. Как устроен Европейский Союз в настоящее время?
  5. Африканський Союз (АС). Ліга арабських держав (ЛАД)
  6. Россия до 1917 г.
  7. 38. Какими правоохранительными органами располагает Европейский Союз?
  8. Стаття 1. Україна є суверенна і незалежна, демократична, соціальна, правова держава.
  9. 106. Что представляет собой Экономический и валютный союз?
  10. Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти суверенных республик в составе Российской Федерации
  11. Раздел второй Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти суверенных республик в составе Российской Федерации
  12. Часть вторая Договор О разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти суверенных республик в составе Российской Федерации
  13. 3. Возникновение государства. Форма государства, основные формы правления
  14. Принцип, согласно которому государства воздерживаются в своих международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, не совместимым с целями Организации Объединенных Наций