<<
>>

§ 197. Возмещение ущерба

Кредитор, должник которого исправно, в назначенном месте и в назначенное время не выполнял обещаний престации, имел право выдвинуть иск и требовать возмещения ущерба (reparatio damni).

Право требовать возмещения убытков имели и лица, чьи ценности материальной природы были повреждены при противоправных действиях деликвентов. Основные правила установления договорных обязательств (договорных деликтов) и при повреждении чужих ценностей были различными.

а) Ответственность должника за неисполнение договорных престаций в древнем праве определялась объективно: должник должен был возместить ущерб без ссылок на причины, которые мешали ему выполнить обещанную престацию, т. е. при установлении обязательств должника по возмещению нанесенного кредитору ущерба не принималось во внимание, по какой причине не было выполнено данное обязательство: по вине должника или под действием непреодолимой силы.

В течение классического периода принципы объективной ответственности постепенно были заменены принципами субъективной ответственности должника. А именно, по предписаниям классического права должник обязывался возместить ущерб в том случае, когда ущерб наносился из-за невыполнения вовремя престации по вине самого должника. Степень вины должника в то время определялась как dolus или как culpa. Как dolus, или умысел, определялось всякое преднамеренное и сознательное неисполнение договорных обязательств, а как culpa — всякое неисполнение по нерадению, т. е. всякое неисполнение договорных обязательств из-за того, что должник не заботился о взятых на себя обязательствах так, как заботился бы, например, добрый домохозяин (bonus pater familias). Если должник не был виновен в неисполнении договорной престации, он освобождался от обязательств по отношению к кредитору. В таких случаях неисполнение обязательств приписывалось действиям непреодолимых сил (vis major).

Как vis major или casus maiores определялись все непредвиденные и недоступные предвидению обстоятельства, последствия которых невозможно было устранить, даже если бы их можно было предвидеть: quibus humana infirmitas resistere non potest. (341) Между тем, и в классическом праве, но лишь для некоторых обязательств, удержалась объективная ответственность должника. Эта ответственность называлась custodia и существовала при договоре об услугах, договорах между судовладельцами, содержателями постоялых дворов и т. д.. как и некоторых вариантах договоров аренды.

Ответственность custodia или за сохранение вещи толковалась как ответственность по т. н. casus minores. Casus minores являлись такими непредвиденными обстоятельствами, последствий которых можно было бы избежать, если бы они были предвидены. (342)

В праве Юстиниана были полностью восстановлены принципы ответственности должников по возмещению убытков из-за неисполнения договорных обязательств.

Согласно с правилами Юстиниановой кодификации требование возмещения убытков относилось к omne damnum любых убытков, понесенных кредитором из-за невыполнения обязательств со стороны должника. Возмещение убытков охватывало возмещение за действительно нанесенный ущерб, или damnum emergens, а также возмещение за потерянную прибыль, или lucrum cessans.

Если невыполнение обязательств произошло под действием непреодолимых сил (vis major), т. е. под действием происшествий "quae vim habent divinam" (343) и "quibus resistere nemo potest" (344), должники освобождались от ответственности перед кредитором, но лишь по обязательствам, определенным in specie. Как проявление непреодолимых сил определялись кораблекрушения, землетрясения, наводнения и подобные природные катастрофы.

Когда невыполнение договорной престации можно было поставить в вину должнику, т. е. объявить его dolus, его culpa и при некоторых других видах непогашения, он должен был возместить убытки.

Ответственность за dolus и далее толковалась как ответственность при сознательном и преднамеренном невыполнении взятых обязательств.

Чтобы убедиться в существовании dolus, не было существенно, не хотел или действительно не мог должник выполнить престацию. Ответственность за dolus, или сознательное невыполнение обязательств обременяла всех должников. (345) Ответственность за culpa, или нерадение, разделялась на несколько групп. Как culpa lata, или грубая небрежность, определялась "nimia negligentia, id est non intellegere quod omnes intellegunt", (346) т. е. непонимание того, что все понимают. По правовым последствиям грубая небрежность была уравнена с dolus: magna culpa dolus est. (347) За нее ответствовали все должники. Противоположно culpa lata была culpa levis, или легкая небрежность. Culpa levis делилась на два подвида: culpa levis in abstracto и culpa levis in concreto. Culpa levis in abstracto, или абстрактная легкая небрежность, состояла в непредвидении и непринятии таких мер, которые предвидел бы и предпринял добрый домохозяин (diligens или bonus pater familias) по исполнению договорных обязательств: culpam autem esse, quod cum a diligente provideri poterit, non esset provisum aut turn denuntiatum esset, cum periculum evitari non possit. (348) Culpa levis in concreto или diligenta quam in suis (конкретная легкая небрежность) состояла в не предвидении и непринятии таких мер для выполнения обязательств, которые должник предвидел бы и предпринял, если бы речь шла о его личных интересах. (349)

Ответственность custodia в Юстиниановой кодификации была разделена на culpa in elegendo и culpa in custodiendo, что означало: в отдельных случаях должник отвечал за невыполнение обязательств, которое не могло быть поставлено ему в вину, потому что совершил ошибку при выборе лиц, руководящих работами в его мастерской, или потому что при сохранении доверенной ему вещи не предпринял мер, которые сделали бы невозможным причинение ущерба.

б) По предписаниям Lex Aquilia возмещение ущерба (reparatio damni) и выдача эквивалента пострадавшему лицу начало выступать и как санкция за противоправные действия, при которых были нарушены имущественные интересы индивидуумов. Противоправные действия, нарушающие имущественные интересы отдельных лиц, частично представляли собой деликты и наказывались или простым возмещением ущерба (реиперсекуторные иски на основании деликта) или общей суммой стоимости уничтоженной или украденной вещи (пенальные иски), или возмещением ущерба с добавочным денежным штрафом, который деликвент должен был уплатить потерпевшему (actiones mixtae).

<< | >>
Источник: Иво Пухан. Римское право (базовый учебник). 1998

Еще по теме § 197. Возмещение ущерба:

  1. § 4. Возмещение ущерба
  2. Статья 4.7. Возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных административным правонарушением
  3. Статья 4.7. Возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных административным правонарушением
  4. Статья 20. Страховые гарантии судебным приставам и право на возмещение ущерба
  5. Статья 965. Переход к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба (суброгация)
  6. Статья 965. Переход к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба (суброгация)
  7. Статья 1088. Возмещение вреда лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца
  8. Статья 197. Фиктивное банкротство Комментарий к статье 197
  9. Статья 104.3. Возмещение причиненного ущерба Комментарий к статье 104.3
  10. Можно ли каким-то образом документально зафиксировать деловую репутацию организации? Например, для того, чтобы впоследствии проще было реализовать требования о возмещении ущерба, причиненного деловой репутации.
  11. Статья 197. Изложение решения суда
  12. Статья 197. Утратила силу. - Федеральный закон от 26.04.2007 N 63-ФЗ.
  13. Статья 286. Утратила силу. - Федеральный закон от 27.12.2005 N 197-ФЗ.