<<
>>

Глава 5. Ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение рамочного договора

Рассматривая правовые последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения базового договора и договоров-приложений, необходимо вспомнить теорию риска и теорию гражданско-правовой ответственности.

Гражданско-правовая ответственность представляет собой один из видов юридической ответственности, которому свойственны все признаки юридической ответственности.

Для юридической ответственности характерно следующее: во-первых, это одна из форм государственного принуждения; во-вторых, ответственность применяется только к лицам, допустившим правонарушение76; в-третьих, ответственность может применяться только уполномоченными государственными или иными органами; в-четвертых, ответственность правонарушителей заключается в применении к ним предусмотренных законом мер77.

B. А. Ойгензихт справедливо разграничивает понятия противоправности и правонарушения. Противоправность следует понимать как деяние, нарушающее нормы права. Правонарушение включает в себя наряду с противоправностью еще один элемент — вину (см.: Ойгензихт В А. Проблема риска в гражданском праве (часть общая). Душанбе, 1972. С. 180-189).

См.: Иоффе О.С. Ответственность по советскому гражданскому праву. Л., 1955.

C. 9-18.

Таким образом, под гражданско-правовой ответственностью понимается возложение уполномоченным государственным или общественным органом на правонарушителя дополнительной обязанности.

Привлечение к гражданско-правовой ответственности возможно при наличии соответствующего правового основания, которым является состав гражданского правонарушения — противоправное поведение, наличие вреда или убытков, причинная связь между противоправным поведением и возникшим вредом (убытками) и вина правонарушителя78.

В отношении последнего элемента состава гражданского правонарушения существует немало споров, вызванных тем, что действующее законодательство не всегда связывает возможность привлечения правонарушителя к ответственности с наличием его вины.

Речь идет о так называемой безвиновной ответственности за вред (убытки), причиненный в результате случая или непреодолимой силы. Исключений из общего правила в отечественном гражданском законодательстве достаточно много. Для обоснования таких подходов исследователями выдвигались разные теории. H.G. Малеин, например, полагал, что «безвиновная» ответственность по своей сути не является гражданско-правовой ответственностью. «Нет оснований отождествлять, — пишет он, — качественно различные институты: имущественную ответственность и иные формы правового регулирования имущественных отношений (распределение убытков). Различие между ними состоит в том, что ответственность предполагает осуждение виновного поведения и наказание за него, в то время как при распределении случайно возникших убытков вина и наказание отсутствуют»79.

Целью привлечения правонарушителя к гражданско-правовой ответственности является перераспределение убытков, возникших по его вине в хозяйственной сфере другого лица — потерпевшего. Ис

78 См.: Алексеев С.С. О составе гражданского правонарушения// Правоведение.

1958. № 1. С. 48.

79 Малеин Н.С. Имущественная ответственность в хозяйственных отношениях. М.,

1968. С. 18.

пользуется вполне справедливый критерий — платит тот, кто виноват в возникновении убытков. Если виновно одно лицо, значит, оно и должно нести все возникшие убытки. В случае смешанной вины суд распределяет убытки, возникшие в хозяйственной сфере одного лица, между всеми участниками правоотношения с учетом степени вины каждого из них. Вина причинителя вреда используется законодателем и судом как критерий для перераспределения убытков.

Привлечение лица к гражданско-правовой ответственности — один из возможных, но не единственный способ распределения (перераспределения) убытков. Распределение убытков возможно и с использованием других критериев. При прочих равных условиях перераспределение убытков путем привлечения в исковом порядке к ответственности виновного лица — самый дорогостоящий способ распределения убытков.

Он должен избираться сторонами тогда, когда сумма, которая может быть получена истцом в результате успешно проведенного процесса, окажется больше расходов, затрачиваемых на ведение дела.

Отечественной и зарубежной науке и законодательству известны еще несколько принципов распределения убытков, возникающих в связи с различными обстоятельствами. Одним из наиболее древних, известных еще римскому праву, является принцип: casum sentit domi- nus, т.е. случайно возникшие убытки несет собственник.

Следующим принципом распределения убытков является риск. Как известно, в зарубежной правовой науке существует несколько теорий риска80. Согласно французской концепции риска, всякий, кто действует, должен нести риск всех случайных последствий своей деятельности. Теория профессионального риска возлагает убытки, вызываемые опасностью, которая кроется в существе и условиях производства работ в промышленных заведениях, на лицо, которое занимается этой деятельностью. Разновидностью теории профессионального риска является теория «принятия риска», или теория «добровольного риска». Обобщая названные выше теории, В.А. Ой- гензихт предлагает следующее определение риска: «Риск — это допущение отрицательных последствий при любом, даже самом неожи

См.: Ойгензихт В А. Указ. соч. С. 21—37.

данном, самом маловероятном событии или действии, когда вероятность их приближается к нулю и когда с точки зрения субъективной налицо безусловный „казус"»81.

Действующее российское законодательство использует категорию риска в качестве критерия для распределения убытков, возникших в результате действия источника повышенной опасности. В этом случае речь идет именно о перераспределении убытков, возникающих от такой деятельности, а не о гражданско-правовой ответственности. Кроме указанных обстоятельств, риск является основанием для распределения убытков, возникших из-за неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства при осуществлении предпринимательской деятельности, если эти убытки возникли случайно при отсутствии вины лица, занимающегося предпринимательской деятельностью (п.

3 ст. 401 ГК РФ).

Еще одним принципом распределения убытков является общий экономический принцип предосторожности, изложенный Эдвардом Рубиным82. Суть указанного принципа заключается в том, что законодательство должно возлагать обязанность нести убытки в первую очередь на лицо, которое имеет больше возможностей их предотвратить. Этот принцип распределения убытков не учитывает вину, поэтому нельзя говорить о гражданско-правовой ответственности.

Применительно к деятельности кредитных организаций этот принцип распределения убытков нуждается в определенной конкретизации. Убытки, возмещенные клиенту кредитной организацией, в конечном счете будут распределены между всеми клиентами этой организации. Последняя увеличит цену своих услуг и постарается за счет этого возместить себе те суммы, которые она была вынуждена выплатить своему клиенту. Иными словами, можно поставить вопрос иначе: хотим мы возложить убытки на конкретного клиента или распределить их между всеми клиентами кредитной организации.

См.: Ойгензихт В Л. Указ. соч. С. 21—37.

Точка зрения профессора Калифорнийского университета Эдварда Рубина, изло

женная им на российско-американской конференции по проблемам электронного

перевода средств, состоявшейся в Москве в октябре 1994 г.

Потребитель, как правило, в силу своей неосведомленности и незащищенности имеет мало возможностей для того, чтобы затевать судебную тяжбу с кредитной организацией, и обычно он значительно слабее ее в финансовом отношении. Когда речь идет о потребителях, целесообразно почти всегда возлагать первоначально на банк основную обязанность нести убытки (первоначальные убытки), в частности от неправильного (несанкционированного) списания средств со счета клиента, и ограничить объем ответственности потребителя. Таким образом, возлагая на кредитную организацию первоначальные убытки, мы одновременно предоставляем ему возможность перераспределить их, т.е. изменить указанный выше принцип распределения убытков путем предъявления иска.

Первоначальные убытки следует возлагать на сторону, которая в состоянии сама определить, что выгоднее — судиться или заплатить. У потребителя, как известно, эти возможности очень ограничены. Возлагая первоначальные убытки на кредитную организацию, мы перераспределяем и бремя доказывания в судебном процессе: банк будет нести убытки, возникшие, к примеру, в результате не санкционированного потребителем списания средств со счета, пока не докажет вину последнего в форме умысла или грубой неосторожности.

Однако не следует полностью освобождать потребителя от всякой обязанности по возмещению убытков, возникающих в результате пользования услугами банков. Это может привести к полной безнаказанности потребителя и потере им всякого интереса к совершению действий, направленных на предотвращение убытков. Отношения между кредитной организацией и потребителем должны строиться таким образом, чтобы потребитель был вынужден все же нести часть первоначальных убытков, однако лишь настолько, насколько это будет стимулировать его к предупреждению случаев их возникновения, и не более того. Речь может идти о возложении на потребителя убытков в размере, например, среднего дневного заработка и т.п.

Здесь, безусловно, можно говорить только об убытках, возникших в результате случая, непреодолимой силы или простой неосторожности потребителя. Если же убытки возникли в результате умышленных действий потребителя или его грубой неосторожности, например в результате добровольной передачи кредитной карточки недобросовестному лицу, можно вести речь о неограниченном разме

ре ответственности такого потребителя. Однако выяснение этих обстоятельств возможно только в суде. Между тем в отдельных случаях размер убытков настолько мал, что судебные издержки могут превысить сумму понесенных убытков. Это очень серьезное обстоятельство, которое может удержать кредитную организацию от предъявления иска к потребителю.

В том случае, когда клиентом кредитной организации является юридическое лицо, рассмотренный выше подход к распределению убытков неприемлем.

Любое юридическое лицо (в отличие от потребителя) не уступает банку по части осведомленности в нормах действующего законодательства, имеет свою юридическую и бухгалтерскую службу и в состоянии квалифицированно защитить свои интересы. Кроме того, довольно редко в возникновении спора о платежах виновна только одна сторона (только кредитная организация или только клиент). Обычно мы встречаемся со случаями так называемой смешанной вины. В реальной ситуации, как правило, обе стороны обвиняют друг друга в возникновении убытков. В этом случае выяснение степени вины каждой из сторон путем возбуждения судебного процесса, во-первых, достаточно дорого (учитывая размеры судебных издержек), во-вторых, недостаточно точно (учитывая, что позиция судей по определению степени вины каждой из сторон спора носит очень субъективный, оценочный характер), и в-третьих, может затянуться на длительный срок (учитывая сроки рассмотрения дела в каждой из судебных инстанций).

Таким образом, шансов, что суд точно определит процент вины каждой из сторон конфликта, очень мало. Поэтому более целесообразно предусмотреть в законодательстве, что в случае возникновения случайных убытков, например из-за не санкционированного клиентом, не являющимся потребителем, перевода средств, банк и клиент обязаны нести убытки поровну, пока не доказано, что в их возникновении степень вины одной из сторон больше. Это в некоторых случаях позволит сторонам не доводить дело до судебного рассмотрения и избежать значительных судебных расходов. Если же какая-то из сторон считает, что в возникновении убытков, причиненных в результате несанкционированного перевода средств, полностью виновата другая сторона, а размер суммы, которую она сможет получить в результате успешно завершенного процесса, окажется больше затрат на него, она вправе, руководствуясь принципом

вины, доказывать в арбитражном суде необходимость взыскания с виновной стороны более 50% возникших убытков. Даже если в конкретной ситуации окажется, что в возникновении рассматриваемых убытков полностью виновата только одна сторона, но сумма, которая реально может быть с нее взыскана, недостаточна, чтобы покрыть издержки, связанные с возбуждением и ведением процесса, предъявление иска в суде будет нецелесообразным и невыгодным для потерпевшей стороны.

На это можно возразить, что за счет проигравшей процесс стороны другая сторона вправе возместить свои расходы, связанные с уплатой госпошлины, проведением экспертизы и т.п. Но следует помнить, что это далеко не все расходы, связанные с возбуждением и ведением дела в суде. Сюда могут быть отнесены расходы, связанные с потерей рабочего времени рядом сотрудников спорящих юридических лиц, расходы на содержание юридической службы и т.п.

Кроме того, следует учесть, что ввиду длительности рассмотрения споров в нескольких судебных инстанциях окончательное решение спора нередко отодвигается на несколько месяцев и в отдельных случаях срок рассмотрения может достигать 1—1,5 лет. В указанной ситуации норма, обязывающая стороны (банк и его клиента — юридическое лицо) нести заранее установленную долю убытков, возникших в результате несанкционированного перевода средств, позволит потерпевшему без проблем возместить хотя бы часть из них, не понеся при этом никаких расходов. В описываемой ситуации виновная сторона вряд ли откажется возместить своему контрагенту 50% суммы убытков, учитывая, что именно она виновна в их возникновении, поскольку в случае ее отказа потерпевшая организация все же может предъявить иск и взыскать гораздо большую сумму.

Каждый из перечисленных выше принципов распределения убытков используется правом в разных сочетаниях в зависимости от конкретной ситуации и тех результатов, которые желает получить законодатель.

Сообразно изложенной выше теории рассмотрим вопросы ответственности сторон за нарушение базового договора, а также за незаключение, неисполнение или ненадлежащее исполнение договоров-приложений.

Ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение базового договора и договоров-приложений может быть установлена законом или договором. Например, ответственность за неисполнение договора банковского счета (базовый договор) и банковских расчетных сделок, заключаемых при совершении расчетов посредством платежного поручения (договоры-приложения), установлена ст. 856 и 866 ГК РФ. При заключении других рамочных договоров последствия неисполнения базового договора или договоров-приложений, как правило, согласовываются в базовом договоре. Такие последствия обычно заключаются в автоматическом расторжении базового договора. Например, п. 6.1 Генерального соглашения, разработанного Международной ассоциацией дилеров по свопам ISDA, предусмотрено, что в случае нарушения обязательств одной из сторон этого договора вторая сторона приобретает право на автоматическое досрочное прекращение соглашения в отношении всех еще не исполненных сделок.

<< | >>
Источник: Л.Г. Ефимова. Рамочные (организационные) договоры. 2006

Еще по теме Глава 5. Ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение рамочного договора:

  1. Статья 866. Ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение поручения
  2. Ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение платежного поручения
  3. 3. Ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по расчетам платежными поручениями
  4. Статья 330. Ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение судебным приставом-исполнителем своих обязанностей
  5. Контрагент подписал договор с протоколом разногласий по несущественным условиям (например, ответственность за неисполнение и ненадлежащее исполнение договора). Считается ли договор заключенным по существенным условиям договора, если другая сторона отказалась от подписания протокола разногласий?
  6. Глава V Исполнение обязательства и ответственность за неисполнение
  7. Статья 330. Ответственность за неисполнение или ненад-лежащее исполнение судебным приставом-исполнителем своих обязанно стей
  8. 39 ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ИХ НЕИСПОЛНЕНИЕ
  9. 60. ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ИХ НЕИСПОЛНЕНИЕ
  10. Глава 1. Понятие рамочного договора
  11. Глава 2. Условия рамочного договора
  12. § 2. Ответственность за неисполнение договоров-приложений
  13. Глава 3. Правовая конструкция рамочного договора
  14. Глава 4. Расторжение рамочного договора
  15. Статья 483. Извещение продавца о ненадлежащем исполнении договора купли-продажи
  16. Статья 332. Ответственность за неисполнение судебного акта банком или иной кредитной организацией и другими лицами
  17. Статья 739. Права заказчика в случае ненадлежащего выполнения или невыполнения работы по договору бытового подряда
  18. Статья 51. Исполнение предписания по делу о нарушении антимонопольного законодательства. Последствия неисполнения предписания о перечислении в федеральный бюджет дохода, полученного от монополистической деятельности или недобросовестной конкуренции