<<
>>

Комментарий к статье 2.7


1. Комментируемой статьей определены следующие квалифицирующие признаки крайней необходимости:
а) совершение действий хотя и указанных в КоАП, но не имеющих признаков противоправного деяния: своими действиями лицо пыталось предотвратить опасность, угрожающую общегосударственным интересам или законным интересам субъектов частного права;
б) лицо, осуществляющее правоохранительную функцию в состоянии крайней необходимости, предотвращает действия нарушителя, следствием которых могло быть причинение имущественного ущерба, телесного (физического) или морального вреда, а также действия, посягающие на публично-правовые интересы, либо пресекает длящееся противоправное деяние в тех случаях, когда ущерб (вред) уже причинен.
2. В соответствии с комментируемой статьей действие в состоянии крайней необходимости, причинившее более значительный вред, чем предотвращенный вред, квалифицируется в качестве административного правонарушения. Указанное действие в целом соответствует определению превышения пределов крайней необходимости согласно ч. 2 ст. 39 УК, однако имеются и некоторые различия: под превышением пределов крайней необходимости по смыслу УК признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда охраняемым законом интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный.
Таким образом, квалификация превышения пределов крайней необходимости при совершении преступления сопряжена не только с подтверждением объективных критериев (установлением размера причиненного вреда и его соотнесением с предотвращенным вредом), но и с определением субъективных факторов данного правонарушения, в частности с выявлением обстоятельств, при которых устранялась опасность. Характерно, что последний признак не принимается во внимание в случае установления состояния крайней необходимости при совершении административных правонарушений.
3. Квалифицирующие признаки крайней необходимости, как правило, учитываются только при производстве по делам об административных правонарушениях, предусмотренных КоАП; при выявлении признаков бюджетного, налогового правонарушения они не принимаются во внимание. Согласно п. 1 ст. 111 НК к обстоятельствам, исключающим вину юридического или физического лица в совершении налогового правонарушения и соответственно его привлечение к ответственности, относится совершение деяния, содержащего признаки налогового правонарушения, вследствие стихийного бедствия или других чрезвычайных и непреодолимых обстоятельств. Однако указанные обстоятельства не нуждаются в специальных средствах доказывания, тогда как квалификация административных правонарушений, а также преступлений, совершенных с превышением пределов крайней необходимости, всегда сопряжена с установлением объективной стороны соответствующего правонарушения и подтверждением соответствующих фактов, т.е. в этих случаях, в отличие от налогового проступка, необходимы специальные средства доказывания.
4. По смыслу данной статьи, а также ст. 2.10 КоАП квалификация состояния крайней необходимости возможна и применительно к юридическому лицу.
Действие лица в состоянии крайней необходимости согласно п. 3 ст. 24.5 КоАП относится к обстоятельствам, исключающим производство по делу об административном правонарушении: производство в этом случае не может быть начато, а начатое подлежит прекращению. В данном случае квалифицируется событие административного правонарушения: факт совершения лицом действия, предусмотренного КоАП, за которое установлена административная ответственность, - однако отсутствует состав административного проступка: указанное действие не является противоправным и виновным. В отличие от КоАП, при квалификации признаков превышения пределов крайней необходимости согласно УК учитывается субъективная сторона состава преступления: указанное превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда.
5. Нарушение гражданского законодательства, совершенное в состоянии крайней необходимости, как правило, не учитывается при применении гражданско-правовых санкций; во всяком случае, это сопряжено с приведением веских доказательств лицом, не исполнившим или ненадлежащим образом исполнившим обязательство: данное лицо должно доказать, что надлежащее исполнение гражданско-правовых обязательств оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (п. 3 ст. 401 ГК). Характерно, что данные признаки присущи частноправовым отношениям, при совершении административных правонарушений и преступлений подозреваемый не обязан доказывать свою невиновность. См. также комментарий к ст. 16.6.
<< | >>
Источник: А.Б. Агапов. Постатейный комментарий к кодексу российской федерации об административных правонарушениях. Расширенный, с использованием материалов судебной практики. 2004 {original}

Еще по теме Комментарий к статье 2.7:

  1. К статье 886 ГК РФ ("Договор хранения"), статье 907 ГК РФ ("Договор складского хранения"), статье 927 ГК РФ ("Добровольное и обязательное страхование"), статье 971 ГК РФ ("Договор поручения"), статье 980 ГК РФ ("Условия действия в чужом интересе"), статье 990 ГК РФ ("Договор комиссии"), статье 1005 ГК РФ ("Агентский договор"), статье 1012 ГК РФ ("Договор доверительного управления имуществом"), к статье 1027 ГК РФ ("Договор коммерческой комиссии"), статье 1041 ГК РФ ("Договор простого товариществ
  2. Комментарий к статье 30.8
  3. Комментарий к статье 27.5
  4. Комментарий к статье 31.8
  5. Комментарий к статье 32.3
  6. Комментарий к статье 5.33
  7. Комментарий к статье 25.2
  8. Комментарий к статье 20.22
  9. Комментарий к статье 25.11
  10. Комментарий к статье 12.16
  11. Комментарий к статье 9.8
  12. Комментарий к статье 13.18
  13. Комментарий к статье 13.7
  14. Комментарий к статье 25.12
  15. Комментарий к статье 27.12
  16. Комментарий к статье 6.10
  17. Комментарий к статье 27.11
  18. Комментарий к статье 11.24
  19. Комментарий к статье 13.24