4. Гражданско-правовой режим оружия


Действующие в России Федеральный закон «Об оружии» 1996 года, а также утвержденные в его исполнение Правила оборота оружия не содержат дефиниции понятия «гражданский оборот». Они упоминают об обороте оружия вообще и приводят закрытый перечень юридически значимых действий, составляющих его содержание.
К ним относятся: производство оружия, торговля оружием, продажа, передача, приобретение, коллекционирование, экспонирование, учет, хранение, ношение, перевозка, транспортирование, использование, изъятие, уничтожение, ввоз оружия на территорию Российской Федерации и вывоз его из Российской Федерации. Естественно, что не все из перечисленных действий имеют отношение к гражданскому праву, а соответственно, регулируемому им обороту.
Классик отечественной цивилистики Г. Ф. Шершеневич понимал мод гражданским оборотом совокупность гражданско-правовых сделок между частными лицами по поводу вещей, обладающих потребительской и меновой стоимостью.2 Указанный подход является верным, хотя и нуждается в уточнении: круг субъектов гражданско-правовых отношений не ограничивается одной лишь категорией «частных лиц» (под которыми, профессор Шершеневич очевидно понимал физических и юридических лиц), его участниками может выступать Российская Федерация, ее субъекты, а также муниципальные образования в лице своих государственно-властных органов, действующих в рамках компетенции, установленной актами, определяющими их статус (ст. 124, п. 1 ст. 125 ГК РФ).
Гражданско-правовым оборотом оружия следует именовать совокупность гражданско-правовых сделок в отношении последнего, совершенных физическими и (или) юридическими лицами между собой, а также с государством, субъектами Российской Федерации или муниципальными образованиями в порядке, установленном Законодательством РФ. Таким образом, из перечисленных выше и дозволенных в отношении оружия 17 юридически значимых действии, к гражданско-правовому обороту явно не относятся семь: Производство оружия, его учет, использование, изъятие, уничтожение, ввоз оружия на территорию Российской Федерации и вывоз его из Российской Федерации. Оставшиеся 10 действий, с точки зрения гражданского, права повторяют друг друга, а потому могут быть объединены в следующие группы:
A. Приобретение имущественных прав на оружие в результате гражданско-правовых сделок. Причем права эти могут быть двух видов:
1) право собственности, (сюда относятся два вида сделок): по приобретению оружия в собственность (торговля оружием, продажа); по приобретению оружия в пользование (безвозмездное пользование (ссуда)),
2) имущественный наем (аренда).
Б. Владение оружием (коллекционирование, экспонирование, хранение, ношение, транспортирование).
B. Оказание услуг по перемещению оружия в пространстве (перевозка оружия).
До принятия законов РФ «Об оружии» 1993, а затем — 1996 гг. развитый гражданско-правовой оборот оружия практически отсутствовал. Объясняется данный вывод следующими соображениями:
1. В подавляющем большинстве случаев сделки по приобретению (продаже) оружия заключались между крайне ограниченным кругом лиц — гражданами, членами общества охотников и рыболовов, имевшими соответствующие разрешения органов внутренних дел. Юридические лица (за исключением спортивных секций) в гражданском обороте практически не участвовали.
2. Поскольку допущенное в оборот оружие имело узкоцелевое предназначение (охота) оно не могло использоваться владельцем в большинстве гражданско-правовых сделок (имущественный наем, залог, совместная деятельность и проч.). Регламентация правил и условий охоты выходила (и выходит) за рамки гражданского права.
3. Сделки с изъятым из оборота оружием, безусловно, влекли конфискацию последнего и привлечение сторон к уголовной или административной ответственности. Гражданско- правовым обоснованием конфискации служила ст. 49 ГК РСФСР, предусматривающая изъятие всего полученного сторонами по противоправной сделке в доход государства.
4. В гражданском кодексе РФ отсутствовали какие-либо нормы, регламентировавшие специфический режим оружия именно как объекта гражданского права. Оборот последнего, порядок его продажи, условия получения лицензий и т. д. определялись ведомственными приказами и инструкциями МВД
СССР, представлявшими по своей природе административно — правовые акты.
5. Сделки с оружием не могли иметь в качестве своей цели извлечение так называемого нетрудового дохода и совершаться в качестве промысла (за исключением специализированных магазинов), поскольку подобный вид деятельности составлял диспозицию ст. 153 (частнопредпринимательская деятельность и коммерческое посредничество) УК РСФСР, или ст. 218 (незаконное ношение, хранение, приобретение, изготовление или сбыт оружия, боевых припасов и взрывчатых веществ) УК РСФСР, либо мог быть квалифицирован по ст. 154 (спекуляция) УК РСФСР или ст. 162 (занятие запрещенными видами индивидуальной трудовой деятельности) УК РСФСР.
6. В подавляющем большинстве случаев главной движущей силой гражданского оборота служит имущественный интерес его участников, а в данном случае возможность его реализации практически полностью была сведена на нет административными и уголовными запретами и ограничениями.
Ныне действующий закон РФ «Об оружии» № 150-ФЗ от 11.12.96 года закрепляет целый ряд правил, имеющих принципиальное значение для характеристики гражданского режима последнего. Во-первых, Законом расширен перечень субъектов, которые могут выступать сторонами в гражданско-правовых сделках, предметом которых является оружие. Помимо граждан-членов общества охотником и рыболовов, стороной в сделке могут участвовать и граждане, не являющиеся членами указанного общества (приобретающие гражданское оружие в целях самообороны, либо занимающиеся его коллекционированием или экспонированием). Сюда относятся также разнообразные юридические лица: государственные военизированные организации; юридические лица с особыми уставными задачами; юридические лица, занимающиеся производством оружия или торговлей им (далее по тексту — юридические лица — поставщики); юридические лица, занимающиеся коллекционированием или экспонированием оружия; спортивные организации и организации, ведущие охотничье хозяйство; организации, занимающиеся олене- )од( 1вом и коневодством, подразделения Российской академии наук, проводящие полевые работы, связанные с геологоразведкой, охраной природы и природных ресурсов в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, специализированные предприятия, ведущие охотничий или морской зверобойный промысел, а также специализированное предприятие, осуществляющее гидрографическое обеспечение судоходства на трассах Северного морского пути; образовательные учреждения (ст. 10 Закона). Закон не называет, таким образом, в качестве субъектов оборота оружия непосредственно государство — Российскую Федерацию, либо его субъекты и муниципальные образования.
Во-вторых, самому оружию (а точнее — отдельным его разновидностям) придан различный юридический режим, хотя данное обстоятельство в цивилистической литературе осталось незамеченным. Так термином «оружие» обозначают как правило особый вид вещи, оборот которой ограничен законодателем. Некоторые авторы пошли еще дальше — включили оружие в число вещей, предметов и веществ, исключенных из гражданского оборота .
Между тем, «оружие» является родовым понятием и объединяет разные по своим физическим свойствам и юридическому режиму его разновидности, которые в целях нашего исследования можно сгруппировать в три группы:
А) Оружие, изъятое из гражданского оборота. К нему относятся: военная техника, взрывчатые вещества, средства взрывания, боевые отравляющие вещества, ракетно-космические комплексы и прочее вооружение ; оружие и иные предметы, поражающее действие которых основано на использовании радиоактивного излучения и биологических факторов; оружие и иные предметы, поражающее действие которых основано на использовании электромагнитного, светового, теплового, инфразвукового или ультразвукового излучения и которые имеют выходные параметры, превышающие величины, установленные государственными стандартами Российской Федерации и соответствующие нормам федерального органа исполнительной власти в области здравоохранения; газовое оружие, снаряженное нервно-паралитическими, отравляющими, а также другими веществами, не разрешенными к применению Министерством здравоохранения Российской Федерации; оружие и патроны к нему, имеющие технические характеристики, не соответствующие криминалистическим требованиям Министерства внутренних дел Российс кой Федерации, согласованным с Государственным комитетом Российской Федерации по стандартизации, метрологии и сертификации; холодное клинковое оружие и ножи, клинки и лезвия которым либо автоматически извлекаются из рукоятки при нажатии на кинику или рычаг и фиксируются ими, либо выдвигаются за счет сипы nzжести или ускоренного движения и автоматически фиксируют- (я, при длине клинка и лезвия более 90 мм; кистени, кастеты, сюрикены, бумеранги и другие специально приспособленные для использования в качестве оружия предметы ударно-дробящего и метательного действия, за исключением спортивных снарядов и специальных средств (палки резиновые — ПР-73, ПР-73М и др.), рцрешенных к использованию в деятельности органов внутренних дел, патроны с дробовыми снарядами для газовых пистолетов и револьверов (п. 1 ст. 6 Закона);
Б) ограниченно оборотоспособное, к которому относятся боевое ручное стрелковое и холодное оружие (ст. 5 Закона), служебное оружие (ст. 4 закона); огнестрельное длинноствольное оружие с емкостью магазина (барабана) более 10 патронов, имеющего длину ствола или длину ствола со ствольной коробкой менее 500 мм и общую длину оружия менее 800 мм, а также имеющего конструкцию, погорая позволяет сделать его длину менее 800 мм и при этом N9 теряется возможность производства выстрела; огнестрельное иружие, которое имеет форму, имитирующую другие предметы; Патроны с пулями бронебойного, зажигательного, разрывного или трассирующего действия, а также большинство гражданских видов оружия — охотничье, спортивное, сигнальное (калибром более 6 мм и патроны к ним), холодное клинковое оружие, предназначенное дли ношения с казачьей формой, а также с национальными костюмами народов Российской Федерации и некоторые виды ору- . Ий самообороны, такие как огнестрельное гладкоствольное длинноствольное оружие, в том числе с патронами травматического действия, соответствующими нормам Министерства здравоохранения Российской Федерации; огнестрельное бесствольное оружие отечественного производства с патронами травматического, газового и с вето-шумового действия, соответствующими нормам Министерства здравоохранения Российской Федерации; газовое оружие: газовые пистолеты и револьверы, в том числе патроны к ним (ст. 3 Закона);
В) полностью оборотоспособное, к которому относятся такие виды гражданского оружия как механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми или раздражающими веществами, разрешенными к применению Министерством здравоохранения Российской Федерации; пневматическое оружие с дульной энергией не более 7,5 Дж и калибра до 4,5 мм включительно; электрошоковые устройства и искровые разрядники отечественного производства, имеющие выходные параметры, соответствующие требованиям государственных стандартов Российской Федерации и нормам Министерства здравоохранения Российской Федерации, а также конструктивно схожие с оружием изделия: пневматические винтовки, пистолеты и револьверы с дульной энергией не более 3 Дж, сигнальные пистолеты и револьверы калибра не более б мм и патроны к ним, которые по заключению Министерства внутренних дел Российской Федерации не могут быть использованы в качестве огнестрельного и газового оружия, строительно-монтажные пистолеты и револьверы, сигнальные, осветительные, холостые, газовые строительно-монтажные, учебные и иные патроны, не имеющие поражающего элемента (снаряда — пули, дроби, картечи и т. п.) и не предназначенные для поражения цели, а также имитационно- пиротехнические и осветительные средства, не содержащие взрывчатых веществ и смесей
Естественно, что в силу п. 2 ст. 129 ГК РФ какие-либо гражданские сделки в отношении первой группы полностью запрещены, а потому гражданско-правовой их режим отсутствует, а оборот — невозможен.
В отношении оружия, ограниченно оборотоспособного, могут заключаться лишь прямо указанные в законе гражданско-правовые сделки, сторонами которых могут выступать лишь специальные (а не любые) субъекты гражданского права (ч. 2 п. 2 ст. 129 ГК РФ).
Так, субъектами сделок в отношении боевого ручного стрелкового и холодного оружия могут выступать, с одной стороны, его производитель (оружейный завод, имеющий соответствующую лицензию), а с другой — государственные военизированные организации (т. е. юридические лица Министерства обороны Российской федерации, Министерства внутренних дел Российской Федерации, Министерства юстиции Российской Федерации, Федеральной службы безопасности Российской Федерации, Федеральной пограничной службы Российской Федерации, Службы внешней разведки, Федеральной службы охраны Российской федерации. Федеральной службы специального строительства Российской Федерации, Службы специальных объектов при Президенте Российской Федерации, Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков, Государственного Таможенного комитета Российской Федерации, прокуратуры Российской Федерации, Федеральной службы железнодорожных войск Российской Федерации, войск гражданской обороны, Государственной фельдъегерской службы при Правительстве Российской Федерации), а в случаях, установленных Правительством РФ — другие государства.
Следует обратить внимание на то, что Закон «Об оружии» не содержит прямого разрешения на совершение гражданско-правовых сделок по поводу боевого ручного стрелкового и холодного оружия между самими государственными военизированными организациями. Вместе с тем, это не означает, что последние невозможны. Действительно, государственные военизированные организации лишены возможности совершать друг с другом сделки, влекущие переход права собственности на оружие. Объясняется это тем, что последние создаются либо в организационно-правовой форме государственных унитарных предприятий (например. Главный центр специальной связи Министерства связи РФ), либо в форме государственных учреждений и владеют указанным оружием, соответственно, на праве хозяйственного ведения или оперативного управления. Собственник оружия, равно как и собственник всех этих предприятий един — государство (Российская Федерация) и изменяться не может. Вместе с тем, заключение сделок, не влекущих перехода права собственности на оружие между государственными военизированными организациями, вполне возможно. Например, оказание услуг по регулировке и пристрелке оружия (договор на оказание услуг), ремонт оружия (договор подряда), транспортировка оружия (договор перевозки), передача его в безвозмездное пользование (договор ссуды), перераспределение боеприпасов (договор займа) и т. д.
Субъектами сделок в отношении гражданского и служебного оружия может выступать больший круг лиц. Так, помимо уже упоми-навшихся производителей, стороной в сделках могут выступать: юридические лица, занимающиеся исследованием, разработкой, испытанием, изготовлением и художественной отделкой оружия и патронов к нему, а также испытанием изделий на пулестойкость; юридические лица, занимающиеся торговлей оружием; спортивные организации и образовательные учреждения (могут приобретать лишь спортивное и охотничье оружие); граждане РФ, достигшие 18 лет и имеющие лицензию на приобретение конкретного вида оружия; организации, ведущие охотничье хозяйство (могут приобретать лишь охотничье оружие); юридические лица с особыми уставными задачами; частные охранные предприятия (ст. 12, ч. 1 ст. 13, ч. 1 ст. 15 Закона РФ «Об оружии», п. 2 Постановления Правительства РФ № 587 от 14.08.92 в ред. на 26.07.00 «Вопросы частной детективной и охранной деятельности», ч. 8 ст. 11 Закона РФ № 2487-1 от 11.03.92 «О частной детективной и охранной деятельности»).
Субъектами сделок в отношении оружия полностью оборото- способного, а также предметов, конструктивно схожих с оружием, могут быть любые граждане РФ, достигшие 18-летного возраста, а перечень допущенных к заключению сделок с ним максимально широк (п. 1 ст. 129 ГК РФ).
На законодательном уровне сформулировано определение оружия как устройств и предметов, конструктивно предназначенных для поражения живой или иной цели, а также — подачи сигналов (ч. 2 ст. 1 Закона «Об оружии»), что позволяет более точно определить его гражданско-правовую природу. С точки зрения последней, все образцы оружия являются вещами, т. е. осязаемыми предметами материального мира. Подобный вывод, следует, в частности, из анализа приведенной выше дефиниции, при конструировании которой законодатель оперирует терминами «устройство» и «предмет» (ч. 1 ст. 1 Закона), которые указывают на «вещественность» описываемого объекта.
При этом данные вещи также неоднородны. Те из них, которые в силу закона должны иметь индивидуальные номера, приобретаются по специальным лицензиям и регистрируются за владельцем в документах органа внутренних дел, расположенного по месту жительства владельца, следует отнести к индивидуально определенным и непотребляемым вещам. Те образцы оружия, которые подобных индивидуальных номеров не имеют, и приобретение которых не требует получения соответствующей лицензии, следует отнести к вещам, определяемым родовыми признаками.
Примерами первой группы вещей являются гладкоствольные охотничьи ружья, бесствольное огнестрельное оружие самообороны, охотничьи ножи и т.
д.
Примерами второй являются механические и аэрозольные распылители, электрические искровые разрядники, сигнальное оружие калибром не более б мм и т. д.
Особое место занимают боеприпасы: они являются вещами определяемыми родовыми признаками, потребляемыми, и приобретаются на основании лицензии на хранение и (или) ношение огнестрельного оружия. Сами по себе боеприпасы оружием не являются, они составляют категорию так называемых «вещей-принадлежностей»
Подобное разделение имеет очень важное, хотя и не вполне традиционное, гражданско-правовое значение. Если в отношении обычного объекта гражданского права данное обстоятельство определяет, главным образом, возможность защиты нарушенного права владения посредством предъявления виндикационного иска то здесь в порядке виндикационного иска можно истребовать лишь охотничье холодное оружие. Незаконное владение огнестрельным оружием составляет состав административного или уголовного правонарушения и влечет административное изъятие последнего правоохранительными органами, у которых законный владелец может получить его обратно2 также во внесудебном порядке.
Значение индивидуального номера оружия, зарегистрированного в органах внутренних дел по месту жительства его собственника, заключается в том, что последнее не может быть бесхозяйной или брошенной вещью, а, соответственно, право собственности на него не может возникнуть в силу приобретательной давности (ст. 234 ГК РФ), а также приобретено как на находку (ст. 228 ГК РФ), брошенную или бесхозяйную вещь (ст.ст. 225, 226 ГК РФ).
Сам факт необходимости регистрации огнестрельного гражданского, спортивного, сигнального (калибром свыше 6 мм) и служебного оружия в органе внутренних дел порождает закономерный вопрос: с какого момента право собственности на оружие переходит от продавца к покупателю? Напомним, что п. 2 ст. 164 ГК РФ допускает установление государственной регистрации сделок с имуществом определенных видов, а п. 2 ст. 223 ГК РФ устанавливает, что в тех случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не установлено законом. Последний (в частности, Закон «Об оружии») как раз устанавливает необходимость регистрации оружия в органе внутренних дел (ч. 2 ст. 12; ч. 3, 10—11 ст. 13, ч. 4 ст. 15 названного закона). Вопрос о моменте возникновения права собственности на оружие является еще и исключительно важным для решения вопроса о возможности его конфискации. Напомним, что в силу ст. 35 Конституции РФ никто не может быть лишен права собственности иначе как по решению суда. Следовательно, если право собственности на оружие возникло, конфискация последнего в административном порядке4является нарушением Конституции РФ, а если не возникло, то она вполне возможна.
Думается, что право собственности на приобретаемое оружие возникает с момента его передачи приобретателю в соответствии с условиями договора (если, конечно, последним не определен иной порядок перехода данного права), а не с момента регистрации последнего в органе внутренних дел. Объясняется данный вывод следующими соображениями:
1. В своем Постановлении Т 8-П от 14.05.99 «По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 131 и части первой статьи 380 Таможенного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой ЗАО „Сибирское агенство «Экспресс»" и гражданина С. И. Тененева, а также жалобой фирмы „,,Y. & G. Reliable Services, INC"»"». Конституционный Суд РФ указал, что по смыслу статей 17 (части 1 и 3), 35 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, исходя из общих принципов права, конституционные гарантии права собственности (в том числе права владения, пользования и распоряжения имуществом) предоставляются лишь в отношении того имущества, которое принадлежит субъектам права собственности — и, следовательно, приобретено ими — на законных основаниях (п. 4).
2. Однако решение вопроса о законности (незаконности) способа приобретения вещи (в нашем исследовании — оружия), а соответственно,— и вопрос о применении последствий недействительности ничтожной сделки относится к компетенции судов общей юрисдикции и арбитражных судов (ч. 2 п. 4 указанного Постановления)
Следовательно, право собственности приобретателя на полученную вещь презюмируется до тех пор, пока иное решение (применение последствий недействительности сделки) не вынесет суд.
3. Напомним, что в п. 2 ст. 164 ГК РФ идет речь о регистрации самой сделки. В данном случае, регистрации в органах внутренних дел подлежит не сделка сама по себе, а лишь ее предмет — оружие.
4. Данная ситуация качественно однородна со случаем купли- продажи транспортных средств: транспортное средство (а не договор по его приобретению) подлежит регистрации в органах ГИБДД, однако возникновение права собственности на него не связывается с последней .
Следует отметить, что позиция Конституционного Суда РФ по вопросу возможности конфискации имущества (а в нашем случае — оружия) во внесудебном порядке является противоречивой.
Так в указанном выше Постановлении, Конституционный Суд РФ, вопреки своему же собственному тезису, о том, что решение вопроса о применении последствий недействительной сделки в виде конфискации относится к компетенции судов, пришел к выводу о том, что Государственный таможенный комитет в лице своих подразделений вправе конфисковывать в административном порядке товары и предметы, не прошедшие таможенную очистку, причем у любых лиц — как собственников указанных товаров, так и иных титульных владельцев (ч. 3 п. 5 Постановления № 8-П) .
Однако основой подобного вывода Конституционного Суда РФ выступили в большей мере финансово-экономические интересы государства нежели нормы Конституции РФ. Они же явились основой и более раннего постановления Конституционного Суда № 8-П от 20.05.97 «По делу о проверке конституционности пунктов 4 и 6 статьи 242 и статьи 280 Таможенного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Новгородского областного суда», в котором впервые было сформулировано и получило юридическую силу толкование, подменяющее норму ч. 3 ст. 35 Конституции РФ правилом, изложенным в ч. 2 ст. 46 Конституции. Так, вопреки императивному требованию п. 3 ст. 35 Конституции РФ о том, что никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда, Конституционный Суд РФ пришел к выводу о том, что административная конфискация имущества таможенными органами не противоречит Конституции РФ, если собственник имеет возможность оспорить в суде данное постановление о конфискации. Таким образом правило о невозможности лишения права собственности в административном порядке, установленное ст. 35 Конституции было подменено нормой статьи 46 Конституции, которая предоставляет гражданам право обжаловать в суд решения и действия органов государственной власти. Нелогичность и противоречивость подобного толкования убедительно обоснована в особом мнении судьи Конституционного Суда РФ А. Л. Кононова2 и подтверждается иными постановлениями Конституционного Суда РФ.
Так, в Постановлении от 11.03.98 № 8-П «По делу о проверке конституционности статьи 266 Таможенного кодекса РФ, части 2 статьи 85 и статьи 222 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях в связи с жалобами граждан М. М. Гаглоевой и А. Б. Пестрякова» Конституционный Суд РФ указал на незаконность лишения права собственности на оружие без судебного решения в качестве санкции за нарушение правил охоты в соответствии ч. 2 ст. 85 КоАП РСФСР, поскольку оно противоречит закрепленным в ст. 35 Конституции РФ судебным гарантиям права собственности и корреспондирующим им нормам международного права: «Предписание статьи 35 (часть 3) Конституции Российской Федерации о лишении имущества не иначе как по решению суда является обязательным во всех случаях, когда встает вопрос о применении санкции в виде конфискации имущества. Состоявшееся по жалобе А. Б. Пестрякова на действия административного органа, конфисковавшего принадлежащее ему ружье, судебное решение не является достаточным с точки зрения обеспечения судебных гарантий права собственности, ибо одна только возможность такого обжалования не исключает лишение собственности и без судебного решения. Тем самым ставится под угрозу существо конституционной судебной гарантии права частной собственности, так как конфискация, влекущая переход права собственности на изъятое у нарушителя имущество к государству, должна осуществляться только по решению суда».
Аналогичные подходы высказаны (правда, не всегда столь ясно и категорично) и в Постановлении Конституционного Суда РФ от 17.12.96 № 20-П «По делу о проверке конституционности пунктов 2 и 3 части первой ст. 11 Закона РФ от 24 июня 1993 „О федеральных органах налоговой полиции"» .
Право собственности на ограниченно оборотоспособное оружие обладает еще целым рядом особенностей.
Так, в отличие от обычного собственника, который в силу п. 2 ст. 209 ГК РФ «вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, передавать имущество в доверительное управление и распоряжаться им иным образом» , правомочия собственника данной категории оружия крайне ограничены.
Начнем с ограничений правомочий владения гражданина — физического лица.
Во-первых, правомочие владения оружием (т. е. фактического обладания им, его «держания») вытекает не из факта его приобретения, а из сложного юридического состава — административного разрешения органа внутренних дел и последующей гражданско- правовой сделки. В случае истечения срока разрешения на ношение и (или) хранение оружия последнее должно быть передано на ответственное хранение в орган внутренних дел до момента получения нового разрешения, в противном случае владение (хранение) будет составлять состав преступления, предусмотренный а. 222 УК РФ. Таким образом, непрерывность (а в ряде случаев и сам факт) владения зависят не от воли самого собственника, а от воли третьего лица — органа государственного управления, который может это владение в любой момент прервать, аннулировав разрешение в случаях, предусмотренных ст. 26 Закона РФ «Об оружии».
Во-вторых, законом ограничены пространственные границы такого владения. Поскольку правомочие владения состоит в фактическом обладании вещью, оно охватывает его ношение и хранение. Последнее разрешено лишь по месту проживания гражданина (п. 59 Правил оборота гражданского и служебного оружия) либо в месте охоты (так называемом «месте временного пребывания»). Ношение разрешено лишь в местах охоты, проведения спортивных мероприятий, учебных и тренировочных стрельб (п.п. «г» п. 62 Правил).
Ношение копий (реплик) оружия, а также оружия, имеющего культурную ценность, разрешается только с историческими костюмами во время участия граждан в историко-культурных либо иных мероприятиях, проводимых федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, музеями, государственными или общественными культурно — просветительными организациями и объединениями при условии согласования проведения указанных мероприятий с Министерством культуры Российской Федерации и Министерством внутренних дел Российской Федерации (п. 64 Правил).
Запрещаются пересылка оружия; его ношение при проведении митингов, уличных шествий, демонстраций, пикетирования и других массовых публичных мероприятий; ношение гражданами в целях самообороны огнестрельного длинноствольного оружия и холодного оружия, за исключением случаев перевозки или транспортирования указанного оружия (п.п. 4—6 ст. 6 Закона «Об оружии»).
Особые правила установлены для владения (ношения и хранения) холодного клинкового оружия, предназначенного для ношения с казачьей формой.
В-третьих, владение ограничено временными рамками — пятью годами т. е. периодом действия лицензии.
Наконец, в-четвертых, защита правомочия владения оружием не имеет абсолютного характера. Например, собственник оружия, у которого истек срок действия лицензии, не может истребовать его у органа внутренних дел посредством соответствующего иска, хотя данный орган, изъяв оружие, объективно нарушил правомочие владения.
Правомочие пользования оружием (т. е. извлечения его полезных свойств) вообще не регламентируется гражданским правом, что обусловлено его специфическим целевым предназначением. Напомню, что в силу самого понятия «оружие», закрепленного в ст. 1, последнее предназначено для поражения живой или иной цели а также подачи сигналов, что не имеет ничего общего с имущественными и тесно связанными с ними неимущественными отношениями, составляющими предмет гражданско-правового регулирования.
Что же касается правомочия распоряжения, то оно зависит от конкретного субъекта и разновидности оружия, вследствие чего имеет разный объем.
Следует отметить, что в результате расширения субъектного состава участников оборота оружия и придания отдельным видам оружия различных (в зависимости от конструктивных особенностей, места производства и назначения) юридических режимов, гражданско-правовой оборот последнего стал более обширным, разнообразным и стал регулироваться специфическими гражданско-правовыми актами. Например, Постановлением Правительства РФ № 1222 от 20.10.98г «О внесении изменений и дополнений в Правила продажи отдельных видов товаров, перечень товаров дпи- юльного пользования, на которые не распространяется требование покупателя о безвозмездном предоставлении ему на период ремонта или замены аналогичного товара, и перечень непродовольственных товаров надлежащего качества, не подлежащих возврату или обмену на аналогичный товар других размера, формы, габарита, фасона, расцветки или комплектации в указанные правила продажи введен новый раздел XIII — «Особенности продажи оружия и патронов к нему», которым установлены специфические требования к содержанию предпродажной подготовки оружия, содержанию информации о нем, порядку размещения его в торговом зале, ознакомления покупателя с устройством его механизма, оформлению договора купли-продажи и сопутствующей ему документации, порядок замены образцов оружия и патронов ненадлежащего качества и т. д. Тем самым, продажа оружия официально признана разновидностью розничной купли-продажи и подчинена не только действию Закона «Об оружии», но и Закону РФ № 2300-1 от 21.12.99 г. «0 защите прав потребителей».
Это статья 20, которая прямо разрешает гражданину совершение следующих видов сделок:
— продавать находящееся у них на законных основаниях на праве личной собственности оружие юридическим лицам, имеющим лицензию на торговлю гражданским и служебным оружием или на коллекционирование или экспонирование оружия, либо государственным военизированным организациям с предварительным уведомлением органов внутренних дел, выдавших им разрешение на хранение и ношение оружия, а также гражданам, имеющим лицензии на приобретение оружия, его коллекционирование или экспонирование, после перерегистрации оружия в органах внутренних дел по месту учета указанного оружия
Важным новшеством является то, что боевое ручное стрелковое оружие перешло из категории вещей, изъятых из гражданского оборота, в категорию вещей ограниченно оборотоспособных. Отныне оно может передаваться по специальному постановлению Правительства РФ во временное пользование ряду юридических лиц с особыми уставными задачами (Центральному банку РФ, Сберегательному банку РФ, Главному центру специальной связи Министерства связи РФ и др.), то есть может быть объектом сделок аренды (ст. 606 ГК РФ) и безвозмездного пользования (ст. 689 ГК РФ).
Кроме того, расширился перечень разрешенных сделок с оружием (к дозволенным ранее купле-продаже, мене, наследованию и дарению добавились аренда и безвозмездное пользование боевым оружием, а та часть, которая относится к оружию полностью оборотоспособному, может участвовать в совершении вообще любых гражданско-правовых сделок (залог, совместная деятельность ит. д.).
Впервые появились образцы оружия без индивидуальных номеров (механические распылители, аэрозольные и другие устрой- ства, снаряженные слезоточивыми или раздражающими веществами, электрошоковые устройства и искровые разрядники отечественного производства, что дает нам основание отнести их в категорию вещей, определяемых родовыми признаками.
Расширился состав субъектов, участвующих в обороте оружия. Если ранее к ним относились только члены общества охотников и рыболовов (т. е. физические лица), то теперь в обороте могут участвовать и обычные граждане (ч. 5 ст. 13 Закона) и юридические лица (в том числе и негосударственной формы собственности (ст. 18 Закона).
Вместе с тем, следует отметить, что в силу специфики оружия, как объекта гражданского права, некоторые сделки с ним, вполне укладывающиеся в рамки гражданско-правового режима, оказываются небезупречными с точки зрения административно-правового и уголовно-правового режима оружия.
<< | >>
Источник: А. Д.Корецкий. Криминальная армалогия - учение о правовом режиме оружия. 2010

Еще по теме 4. Гражданско-правовой режим оружия:

  1. Глава 1 Понятие криминальной армалогии. Понятие и виды правового режима оружия. Классификация оружия
  2. Глава 2 ПРАВОВОЙ РЕЖИМ СМЕРТОНОСНОГО ОРУЖИЯ
  3. Глава 4 Правовой режим нелетального оружия
  4. ЧАСТЬ 1 КРИМИНАЛЬНАЯ АРМАЛОГИЯ — УЧЕНИЕ О ПРАВОВОМ РЕЖИМЕ ОРУЖИЯ
  5. 3. Правовой режим метательного оружия
  6. 1. Правовой режим огнестрельного оружия
  7. 3. Правовой режим электрошокового оружия
  8. 5. Правовой режим пневматического оружия
  9. 2. Правовой режим холодного оружия
  10. 2. Правовой режим газового оружия
  11. 4. Правовой режим огнестрельного бесствольного оружия
  12. 5. Проблема коллизий отраслевых правовых режимов оружия
  13. ЧАСТЬ 2 ОРУЖИЕ: ЕГО СУЩНОСТЬ И ПРАВОВОЙ РЕЖИМ. КРИМИНАЛЬНОЕ ПРИМЕНЕНИЕ ОРУЖИЯ
  14. А. Д.Корецкий. Криминальная армалогия - учение о правовом режиме оружия, 2010
  15. ГЛАВА 2. Правовые режимы деятельности иностранных юридических лиц: режим недискриминации, национальный режим, режим наибольшего благоприятствования и преференциальный режим
  16. Глава 32. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ РЕЖИМ ИНФОРМАЦИИ, СОСТАВЛЯЮЩЕЙ КОММЕРЧЕСКУЮ ТАЙНУ (НОУ-ХАУ)
  17. 3. Гражданско-правовые государственно-принудительные меры защиты гражданских прав, не обладающие признаками гражданско-правовой ответственности
  18. Вопрос_1. Гражданское право как отрасль права. Предмет гражданско-правового регулирования. Метод гражданско-правового регулирования. Принципы гражданского права.
  19. Статья 20.12. Пересылка оружия, нарушение правил перевозки, транспортирования или использования оружия и патронов к нему