§ 3. Правовые формы вынужденных отноше-ний: общая характеристика


В начале данного параграфа обратим внимание на то обстоятельство, что предыдущий параграф был целиком посвящен оценке позиции В.А. Белова, а потому в нем совершенно не затрагивался вопрос о правовых формах с позиции социологического подхода. Восполнить этот пробел наиболее логично именно сейчас, когда мы переходим к анализу правовых форм вынужденных отношений.

Повторяясь, напомним, что суть социологического подхода, в отличие от нормативно-логического, проявляется в необходимости учета индивидуальных проявлений общественных отношений. При этом, очевидно, что такая индивидуализация возможна только на уровне осмысления такой категории, как реализация способностей, осуществление возможностей и исполнение долженствований. Только в тот момент, когда заложенные в праве конструкции начинают работать, когда способности начинают реализовываться, возможности осуществляться, а долженствования исполняться, – только тогда актуально говорить о конкретности, индивидуальности, особенности каждого персонифицированного случая. До этого момента о конкретности существующих правовых форм можно говорить лишь условно, делая соответствующую оговорку о потенциальном характере соответствующего действия.

Характеристика вынужденных отношений, данная нами ранее, позволяет утверждать, что их относительная («кажущаяся») свобода и относительная (внешняя) несвобода не могут не учитываться с позиции осуществления прав и исполнения обязанностей (в широком смысле). Одна из таких особенностей позволяет облечь в особую правовую форму единичные отношения с точки зрения социологического подхода – это форма правоприменительного (в первую очередь судейского) усмотрения.

Проблема судейского усмотрения и принципы, на которых оно должно строиться, получили широкое освещение в юридической литературе. Причем наиболее полно в процессуальных науках . В отраслях материального права последовательно этот вопрос разработан применительно к уголовному праву , а вот исследование наличия возможностей для судейского усмотрения с позиции частного права представлено лишь фрагментарно .

Следует согласиться, что у судейского усмотрения есть три объекта: факт, применение нормы и сама норма. «При этом первый тип усмотрения касается фактов в сопоставлении с нормой; второй тип имеет дело с нормой в сопоставлении с фактами; третий включает нормы в сопоставлении с нею самой и прочей частью нормативной системы» . Последний тип судейского усмотрения нам наименее интересен, поскольку может быть отнесен к вопросам толкования нормы, обнаружения ее места в системе законодательства, установления ее взаимосвязи с иными нормами. Другими словами, этот вид судейского усмотрения имеет иную плоскость изучения. Нас же интересует вопрос об индивидуальности возникшего отношения и способности судьи сформулировать различные возможности или долженствования при одинаковых конструкциях абстрактных правовых форм.

Первый тип судейского усмотрения непосредственно соотносится с предлагаемым взглядом на возникающие общественные отношения, по-скольку именно в таком ракурсе исследователи справедливо говорят не о «нормативном» аспекте анализа судейского усмотрения, а именно о фактическом. Существовал ли определенный факт в реальности, чтобы породить определенные правовые последствия для данного конкретного случая или не существовал? Или реальность факта лишь сводится к его доказанности? А что может бесспорно доказать существование факта в реальности? Не создается ли этим судьей иной (не существовавшей в действительности) реальности? Этими философскими вопросами не могут не задаваться исследователи, занимающиеся проблемами судейского усмотрения. Очевидно здесь лишь одно: судья имеет выбор признать факт наличествующим или провозгласить его отсутствующим, что в итоге приведет к различным судебным решениям в сходных жизненных ситуациях. Для жилищной сферы очень наглядным примером является проблема установления факта проживания/непроживания в жилом помещении, о которой подробно говорилось в пером разделе (§ 3 гл. 3).

Второй тип судейского усмотрения, уже относящийся к нормативному аспекту его изучения, тем не менее, также напрямую затрагивает вопросы персонификации и индивидуализации общественного отношения. Он отражает наличие у судьи выбора из ряда альтернативных путей применения нормы к данной совокупности существовавших фактов. При этом такой выбор может иметь место и в случаях использования в законодательстве оценочных понятий, и в случаях прямого наличия возможности усмотрения. Именно применительно к этому ракурсу изучения судейского усмотрения говорят о конкретизации и индивидуализации .

Вынужденные отношения, базирующиеся на необходимости удовле-творения физиологической потребности, оформляются в правовые формы (в частности, в виде различных субъективных прав и обязанностей). Однако, учитывая индивидуальные особенности каждого конкретного случая, судебные инстанции могут признать наличие возможности осуществления определенного правомочия в составе субъективного права, а в других – отрицать ее существование. В частности, в ЖК РФ содержится положение о том, что наниматель и члены его семьи имеют право на принудительный обмен жилого помещения. При этом осуществление данной возможности поставлено в зависимость от того, каким образом будут учтены доводы и интересы лиц, затронутые реализацией подобного правомочия. Учет доводов о болезни, инвалидности, нахождения рядом с домом медицинских учреждений, детских садов, школ и многого другого становится теми индивидуальными рамками, которые в одних случаях дают возможность осуществить заложенную в норме права возможность, а в других – полностью ее блокируют .

Присутствуют в законодательстве и такие ситуации, в которых норма права отдает на усмотрение судьи саму возможность возникновения субъективного права того или иного вида, а также прекращения субъективного права. Так, согласно ст. 31 ЖК РФ суд может обязать «обеспечить иным жилым помещением» бывшего члена семьи, в отношении которого исполняются алиментные обязательства. Другими словами, самостоятельно определить какое субъективное право на жилое помещение должно возникнуть и на какое жилое помещение. У субъекта, в силу нормы закона, возникает лишь право требовать обеспечить другим жилым помещением, а вся дальнейшая конкретизация такого обеспечения возложена на судебные инстанции.


Примером учета конкретных жизненных обстоятельств в случае пре-кращения существования субъективного права может служить установленное в ст. 83 ЖК РФ право заинтересованных лиц на расторжение договора социального найма в случае выбытия нанимателя и членов его семьи на иное постоянное место жительства. Однако практическое применение данной нормы далеко от ее законодательной дефиниции. Суды далеко не ограничиваются выяснением вопроса о том, выбыл ли наниматель на другое место жительства или нет. Известно, что в Постановлении Пленума ВС РФ № 14 достаточно четко указано на необходимость выяснения судами причин и сроков отсутствия в жилом помещении, вынужденный или добровольный, постоянный или временный характер выезда, наличие или отсутствие препятствий к вселению, а также наличие прав на другое жилое помещение и исполнение обязанностей в рамках договора социального найма. Помимо указанных обстоятельств достаточно часто суды выясняют иные факты, подтверждающие намерение лица по сохранению прав на жилое помещение, и в ущерб иным доказательствам выносят противоречивые решения. Так, по одному из дел суд отказал в расторжении договора социального найма при наличии доказательств добровольности выезда, отсутствия желания проживать в спорном помещении, невнесения платежей за содержание и ремонт жилого помещения. Одним из основных доводов суда было неприятие во внимание аргумента истца о том, что ответчик не пытался вселиться в спорное жилое помещение, поскольку вправе был реализовывать право пользования указанной квартирой путем постановки вопроса об её размене . По другому делу в схожей ситуации суд констатирует, что намерение получить денежную компенсацию своей доли не может свидетельствовать о том, что ответчик принимал меры к сохранению права пользования спорным жилым помещением .

Нередки для области вынужденных отношений и традиционные понятия, требующие оценки судами применительно к каждому конкретному случаю: «отсутствие оснований приобретения или осуществления права пользования иным жилым помещением», «имущественное положение субъектов», «другие заслуживающие внимания обстоятельства», а также сохранения этого права на «определенный срок» (ст. 31 ЖК РФ).

С вопросами о судейском усмотрении тесно соприкасаются и пробле-мы, связанные с усмотрением публичных органов власти, или иначе, административным усмотрением. Направленность нашего исследования на частноправовые конструкции не позволяет заняться подробным его изучением. Вместе с тем нельзя не заметить, что в сфере вынужденной деятельности обращение к данным вопросам представляет несомненный интерес, поскольку одну из частей составляет относительно-несвободная деятельность.

Проиллюстрируем пример административного усмотрения как такой правовой формы, которая придает индивидуальность общих возможностей и долженствований, сформулированных в норме-суждении. Статья 53 ЖК РФ предусматривает последствия намеренного ухудшения гражданами своих жилищных условий, выражающиеся в праве органа местного самоуправления отказывать лицу в постановке на учет в течение пяти лет с момента совершения соответствующих действий. Границы административного усмотрения в рамках данной статьи отсутствуют, что приводит на практике к многочисленным случаям отказа в постановке на учет по формальным соображениям: любой переезд, регистрация в другом жилом помещении, продажа или дарение доли в праве собственности, продажа или дарение жилого помещения и пр. рассматриваются как намеренное ухудшение жилищных условий. Это приводит к колоссальному количеству судебных дел о признании незаконным отказа в принятии на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении и понуждении принять на учет в качестве нуждающегося в жилом поме-щении. Органы местного самоуправления, как и суды, наделены правом принимать соответствующее решение, исходя из конкретных жизненных ситуаций: переезд в связи с поиском работы , вынужденный переезд в связи с состоянием здоровья и возраста , продажа жилья в связи с болезнью члена семьи и невозможностью совместного проживания , или продажа жилья с целью получения дорогостоящего лечения и обеспечения выживания в условиях отсутствия возможности получения доходов от трудовой деятельности и др.

Таким образом, можно резюмировать, что социологический подход позволяет выделить судейское и административное усмотрение как одну из правовых форм общественных отношений, приводящих к индивидуализации возможностей и долженствований исходя из учета конкретных жизненных обстоятельств.

В завершение вопроса о социологической интерпретации правовых форм следует затронуть еще один аспект проблемы, требующий своего осмысления на уровне осуществления права. Речь идет о проблеме обяза-тельности при осуществлении вынужденных отношений. Почему отношения считаются вынужденными? Потому что субъект нуждается в удовлетворении некой потребности, отказаться от удовлетворения которой он не может, поскольку это способно привести к его физической гибели или существованию, не отвечающему уровню достойного. Это означает, что характеристика отношений как вынужденных может иметь место только в том случае, если в дальнейшем лицо пользуется тем благом, которое было предметом его потребности. В правовой сфере это выражается в том, что лицо должно осуществлять соответствующее субъективное право, если такого осуществления нет, то, значит, нет и вынужденности данных отношений. В жилищной сфере сказанное можно проиллюстрировать высказыванием из предыдущего раздела: экономическая и социальная функции достигаются самим фактом приоб-ретения жилого помещения, а защитная и индивидуалистическая функции жилого помещения реализуются только в том случае, если лицо проживает в жилом помещении.

Субъекты вынужденных отношений в силу прямых законодательных требований обязаны к осуществлению права путем управления объектами, по поводу которых данные отношения возникли. Обязанность содержать жилые помещения, принимать участие в управлении многоквартирным домом, обеспечивать помещение коммунальными услугами – примеры установленных государством долженствований, отражающих специфику анализируемых отношений.

<< | >>
Источник: С.И. Суслова. Правовые формы жилищных отношений. 2014

Еще по теме § 3. Правовые формы вынужденных отноше-ний: общая характеристика:

  1. § 2. Объект и участники жилищных отноше-ний
  2. Нормативно-логический подход и правовые формы вынужденных отношений.
  3. Общая характеристика правового положения некоммерческих организаций
  4. Тема 8. Общая характеристика романо-германской правовой семьи
  5. Вопрос_15. Общая характеристика правового статуса некоммерческих организаций
  6. 4.1. Информационно-правовые нормы. Общая характеристика
  7. § 2. Общая характеристика административно-правовых норм
  8. § 8. Общая характеристика основных правовых семей
  9. § 1. Общая характеристика правового регулирования качества
  10. § 1. Общая характеристика правового регулирования цен
  11. Вопрос_13. Понятие и виды хозяйственных обществ. Общая характеристика нормативного правового регулирования
  12. Вопрос_12. Понятие и виды хозяйственных товариществ: общая характеристика нормативного правового регулирования
  13. Общая характеристика администра-тивно-правового режима.
  14. § 1. Общая характеристика правового положения некоммерческих организаций
  15. Тема 8. Общая характеристика романо-германской правовой семьи
  16. § 1. Общая характеристика правового режима земель водного фонда