Понятие банковской гарантии

. Под банковской гарантией понимается обязательственный договор, в силу которого гарант обязуется в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения принципалом обеспеченного гарантией обязательства уплатить бенефициару оговоренную денежную сумму*(1296).
Опираясь на предписание ст.
368 ГК, некоторые отечественные цивилисты утверждают, что банковская гарантия есть односторонняя сделка гаранта*(1297). О несостоятельности этого взгляда свидетельствуют следующие обстоятельства.
1. Банковская гарантия является сделкой, посредством которой гарант обогащает имущество бенефициара. Поскольку отношения, регулируемые гражданским правом, строятся на началах равенства их участников (п. 1 ст. 1 и абз. 1 п. 1 ст. 2 ГК), гарант не может навязать бенефициару имущественную выгоду. Из сказанного явствует, что обогащение гарантом имущества бенефициара возможно только по соглашению сторон.
2. В абз. 3 п. 2 ст. 15 ФЗ от 29 октября 1998 г. "О финансовой аренде (лизинге)" гарантия прямо называется договором. Банковская гарантия есть один из видов гарантии. Отсюда с полной ясностью видно, что банковская гарантия представляет собой договор, а не одностороннюю сделку гаранта*(1298).
Необходимо также отметить, что взятые за основу при разработке § 6 гл. 23 ГК Унифицированные правила для гарантий по первому требованию (редакция 1992 г., публикация Международной торговой палаты N 458) предписывают: банковская гарантия по первому требованию "является по своей природе самостоятельным соглашением..." (пп. "b" и "c" ст. 2) (курсив наш. - Ю.Б.). Представленный нами взгляд на банковскую гарантию как соглашение гаранта и кредитора по обеспеченному обязательству проводится в работах английских*(1299), немецких*(1300), швейцарских*(1301) и других западноевропейских цивилистов.
Договор банковской гарантии характеризуется следующими правовыми особенностями:
1) входит в разряд консенсуальных договоров, поскольку считается заключенным в момент достижения сторонами соглашения по всем существенным условиям. Эти условия должны быть перечислены в документе о гарантии, который гарант направляет бенефициару в качестве оферты (абз. 2 п. 1 ст. 435 ГК);
2) является односторонним обязательственным договором, так как ст. 368-379 ГК не возлагают на бенефициара обязанностей к предоставлению;
3) в отличие от договоров (купли-продажи, аренды, подряда и т.д.), обосновывающих регулятивные обязательства, договор банковской гарантии направлен на установление охранительного обязательства, состоящего из притязания бенефициара и корреспондирующей ему обязанности гаранта и, следовательно, относится к охранительным договорам*(1302), которые обладают той особенностью, что их действие ex lege поставлено в зависимость от наступления соответствующего условия права (condicio juris);
4) представляет собой безвозмездный договор (п.
2 ст. 423 ГК), потому что обязанности гаранта не противостоит обязанность бенефициара к встречному предоставлению;
5) поскольку договор банковской гарантии несет в себе обеспечительную цель, его действительность зависит от действительности сделки, порождающей основное обязательство. Сказанное означает, что он является каузальным договором*(1303).
Вместе с тем этот договор может рассматриваться в качестве абстрактной сделки в том смысле, что его действительность не зависит от действительности соглашения гаранта с принципалом о предоставлении банковской гарантии.
Для того чтобы исключить возможность двусмысленного толкования воли гаранта, выраженной в исходящем от него документе о гарантии, ст. 368 ГК предписывает для его волеизъявления письменную форму. Закон не содержит указания на недействительность договора банковской гарантии, не отвечающего этому требованию. Поэтому несоблюдение простой письменной формы данного договора лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства (п. 1 ст. 162 ГК). Такое решение de lege lata расходится с позицией законодателя, занятой им относительно соглашения о неустойке, договора о залоге и договора поручительства: предписания абз. 1 ст. 331, п. 2 ст. 339 и ст. 362 ГК о письменной форме этих сделок сопровождаются предписаниями, которые объявляют их недействительными, если они не облечены в письменную форму (абз. 2 ст. 331, п. 4 ст. 339 и ст. 362 ГК). С учетом сказанного в целях обеспечения предписания ст. 368 ГК о форме волеизъявления гаранта эту статью следовало бы дополнить предписанием о том, что несоблюдение письменной формы этого волеизъявления влечет недействительность банковской гарантии.
Заключение договора банковской гарантии в целом подчиняется общим предписаниям гл. 28 ГК. Выдача гарантом документа о гарантии является офертой. Волеизъявление бенефициара, составляющее положительный ответ на полученное им предложение, представляет собой акцепт (принятие) оферты гаранта. Закон не требует прямого волеизъявления бенефициара и не предписывает для его волеизъявления никакой формы. Поэтому принятие бенефициара может происходить молчаливо и заключаться уже в принятии исходящего от гаранта документа о гарантии. При этом уведомления о принятии не требуется, если в документе о гарантии не предусмотрено иное.
<< | >>
Источник: Коллектив авторов. Вопросы и ответы к государственному экзамену по гражданскому праву 2012 год. 2012

Еще по теме Понятие банковской гарантии:

  1. 1. Понятие и сущность банковской гарантии
  2. Статья 368. Понятие банковской гарантии
  3. 2. Соглашение принципала и гаранта о выдаче банковской гарантии
  4. 11.4. Банковская гарантия
  5. 37. Банковская гарантия
  6. 15.5. Банковская гарантия
  7. § 5. Банковская гарантия
  8. § 6. Банковская гарантия
  9. Прекращение обязательства из банковской гарантии
  10. Статья 371. Безотзывность банковской гарантии
  11. Статья 369. Обеспечение банковской гарантией обязательства принципала
  12. § 6. Банковская гарантия