Оценка удовлетворения жилищной потребности.

Внешняя оценка факту удовлетворения жилищной потребности должна проводиться в двух направлениях. Первый – минимальные требования к объекту. Второй – субъективное право на жилое помещение. И если в отношении объективной оценки качества и размера самого жилого помещения необходимо обратиться к исследованиям в области прав на достойное человеческое существование, то какое основание проживания в жилом помещении считать удовлетворением жилищной потребности, а какое нет – вопрос, несомненно, более сложный.

Представляется, что чем меньше будет расхождение между субъективной и объективной оценкой факта удовлетворения жилищной потребности, тем в большей степени государство может считать себя социальным, тем в большей степени можно говорить о реализации закрепленного в Конституции РФ права на жилище. О праве на достойное человеческое существование одним из первых среди российских правоведов заговорил В. Соловьев . Более последовательную работу в этом направлении провел П.И. Новгородцев. В основном он ратовал лишь за его провозглашение, хотя им предприняты серьезные попытки и к определению его содержания. В частности, он отмечал, что определить точно, где начинается образ жизни, достойный человека, нельзя; можно пойти только от обратного и определить, что является недостойным образом жизни , т. е. положительного содержания право на достойное человеческое существование иметь не может.

Уровень достойной жизни определяется исходя из потребностей или, точнее, благодаря разнообразию потребностей, поэтому очень сложно определить грань «достойного» и «недостойного» уровня жизни. Вероятнее всего, таким критерием должен выступить уровень удовлетворения потребности.

Однако здесь возникают субъективные моменты, уловить и конкрети-зировать которые достаточно сложно. Во-первых, П.И. Новгородцев не отрицает, что «предел, за которым начинается недопустимая крайность» , свой в «каждом обществе», в «каждом положении». Означает ли это учет исторической эпохи, разных стран или даже различных территорий одной страны? Во-вторых, «низший предел» даже в конкретных примерах точно определить невозможно. «Можно спорить о восьми или девятичасовом рабочем дне, но совершенно очевидно, что 15 или 18 часов работы есть бессовестная эксплуатация», – пишет П.И. Новгородцев . Диапазон такой крайности достаточно показателен. У крайности не может быть диапазона – «от» и «до», крайность – это четко фиксированный уровень, переступать который нельзя.

В определении этой крайности П.И. Новгородцев отводит основную роль позитивному праву. Но очевидно, что право должно чем-то руковод-ствоваться при установлении этих условных норм (это могут быть объективные экономические условия, сложившиеся на данный момент в данном государстве, а могут быть и сугубо политические факторы). В современной литературе мерилом такого минимума называется идея естественного права, переход этого предела ведет к разрушению общества . В специальных исследованиях данного вопроса авторы уклоняются от попыток определить подобные критерии , одновременно с этим утверждая, что правовые гарантии достойной жизни должны распространяться не только на социально незащищенные категорий лиц, а на всех граждан общества .

Вместе с тем вести речь о достойном уровне жизни (в рассматриваемом ракурсе) можно только тогда, когда отсутствует такой уровень удовлетворения жилищной потребности, как нужда. Каковы критерии жилищной нужды?

В современном жилищном законодательстве, как минимум, должны присутствовать нормы, определяющие низший предел требований к жилому помещению. Такими объективными критериями, установленными действующим законодательством, можно назвать: легальное определение понятия жилого помещения; виды жилых помещений; основания признания помещений непригодными для проживания. Однако федеральное законодательство отказалось от установления минимальных стандартов площади жилого помещения даже применительно к договору социального найма, отдав этот вопрос на усмотрение органов местного самоуправления. Думается, что объективные критерии факта удовлетворения жилищной потребности (минимальные границы) могут устанавливаться только едиными для всех граждан Российской Федерации (при этом в отношении различных муниципальных образований вполне может быть сохранено правило об установлении таких норм самостоятельно, но на уровне не ниже федерального минимального компо-нента).

В дополнении к сказанному можно привести следующий пример. Он касается ситуации с нормами площади по договору социального найма. Так, известно, что в ЖК РФ установлены две нормы площади: учетная норма (определяет уровень нуждаемости) и норма предоставления (применяется при предоставлении жилого помещения). Единственным законным требованием к их соотношению является то, что вторая (предоставления) не должна быть меньше первой (учетной). Однако нигде не запрещается их равенство! К чему может привести и приводит на практике такая «разумная» норма? К тому, что большинство органов местного самоуправления пошли именно по этому пути и приравняли в своих нормативных актах две эти нормы. Таким образом, например в Иркутске, две эти нормы равны 15 кв. м на одного человека. Семья встает на очередь при степени нуждаемости 14 кв. м, ожидает долгие годы и в итоге получает жилье размером 15 кв.м на одного человека. Жилищные условия семьи улучшились на 1 кв. м! Ничего кроме очередного недоверия к государственной власти, отсутствия веры в справедливые законы не может быть результатом подобных, изначально «разумных», норм законодательства. Законодательство не должно допускать ситуацию, при которой человек, официально признанный нуждающимся (т. е. его жилищная потребность государством признана нуждой), может быть переведен в разряд лиц, чья жилищная потребность считается удовлетворенной. Очевидно, что между учетной нормой и нормой предоставления должен существовать определенный разумный минимальный разрыв, дающий человеку действительно ощущение удовлетворения его жилищной потребности.

Применительно к техническому состоянию жилого помещения и уровню его благоустройства законодательное регулирование достаточно полно. Тем не менее и здесь существуют определенные проблемы. Так, одним из требований к жилому помещению, указанному в п. 25 Постановления правительства РФ , является наличие естественного освещения, в нем также предусмотрено «отношение площади световых проемов к площади пола», нарушение которого является основанием для признания помещения жилым. Вместе с тем в разделе III данного документа, который содержит основания для признания жилого помещения непригодным для проживания, несоблюдение данных требований не названо в качестве оснований для непригодности, т.е. помещение «должно отвечать установленным требованиям», но если не отвечает, то никакого правового реагирования данной ситуации не преду-смотрено.

Подведем итоги.

В действующем жилищном законодательстве наблюдаются попытки отказаться от установления четких критериев, в соответствии с которыми можно оценить уровень удовлетворения жилищной потребности. Именно «уровень нужды» мог бы стать определяющим для установления грани достойного и недостойного уровня жизни. Отсутствие таких объективных критериев не позволяет однозначно отвечать на вопрос об удовлетворении жилищной потребности для большинства граждан страны. На протяжении многих лет называются причины, объясняющие невозможность решения жилищного вопроса. Так, в советский период в качестве таковых назывались: Великая Отечественная война, «наследие» царской России, резкое увеличение числа городского населения . В 90-е годы XX века можно встретить отсылки к неправильному ведению жилищного хозяйства, к недостаточности финансовых средств. Сейчас можно говорить о глобальном эко-номическом кризисе. Эти причины скорее разъясняют почему нельзя решить жилищную проблему для всех, однако не позволяют объяснить, почему государство отказывается от установления объективных критериев уровня удовлетворения жилищной потребности.

Какие основания проживания в жилом помещении (субъективные права) можно считать удовлетворением жилищной потребности? Можно пойти по легкому пути и указать, что те основания, которые носят временный характер, не могут рассматриваться в качестве надлежащего способа удовлетворения жилищной потребности, тогда как проживание на бессрочной основе дает основания для рассмотрения его в качестве такового. Таким образом, чтобы считать жилищную потребность удовлетворенной, с объективной точки зрения, нужно стремиться к тому, чтобы все граждане России имели жилье на праве собственности или проживали в жилом помещении по договору социального найма. Те, кто живет в общежитии, служебном жилом помещении, снимает жилье по договору коммерческого найма, а тем более выступает временным жильцом или поднанимателем, не могут считаться лицами, удовлетворившими свою жилищную потребность. Особняком стоят члены семьи нанимателя и члены семьи собственника. И если в отношении первых законодатель достаточно последователен на протяжении многих лет (речь идет о равных с нанимателем правах по пользованию жилым помещением), поэтому их проживание также можно оценивать в качестве постоянного, то правовое положение вторых постоянно меняется.

Однако такой путь решения вопроса является только одной гранью объективной оценки удовлетворения жилищной потребности и не может полностью к ней сводиться. Потому что не следует забывать о сочетании субъективного и объективного в оценке удовлетворения жилищной потреб-ности: можно всю жизнь жить на съемных квартирах и считать свою жилищную потребность полностью удовлетворенной. К тому же временность и постоянность проживания в жилом помещении должна быть дополнена еще одним объективным критерием – стабильностью (не по срокам, а по существу) проживания в жилом помещении.

Любое основание проживания, которое избирает гражданин по своему усмотрению, должно давать ощущение стабильности проживания, даже если оно ограничено определенным сроком. Ситуация с членами семьи собственника – наглядный пример ее отсутствия. От практически безграничного господства над жилым помещением до ситуации полнейшего бесправия и невозможности защитить себя от произвола собственника – вот правовой путь категории члена семьи собственника всего за несколько лет! Достаточно принципиальные изменения ожидались в отношении данных категорий после принятия положений Проекта о внесении изменений в Гражданский кодекс РФ . Можно сказать об отсутствии стабильности также у категории бывших членов семьи собственника (в том числе несовершеннолетних детей), временных жильцов (в связи с неутихающей дискуссией о возможной характеристике их статуса в качестве ссудополучателей), нанимателей по договору коммерческого найма (в частности, в отношении оснований для расторжения договора со стороны наймодателя) и даже собственника жилья (например, в отношении изменившихся правил при изъятии земельного участка для государственных и муниципальных нужд, на основании которых собственник теперь не может потребовать переноса его жилого помещения на другое место).

Стабильность – это основной признак права, выделяемый как философией, так и теорией права. Применительно к проживанию в жилом помещении и к жилищной потребности он должен приобрести гипертрофированные черты. Именно в данном случае гипертрофированность только во благо, а не во вред. Стабильность проживания в жилом помещении в настоящее время законодательно гарантирована конституционным постулатом: недопустимостью произвольного лишения жилища. Как правило, произвольность трактуется всеми одинаково – это не основанное на законе лишение права на жилое помещение. Однако законодатель позволяет достаточно серьезные отступления от данного конституционного принципа, меняя правовое положение отдельных (многочисленных) категорий граждан. Следствием этого является появление дополнительных возможностей для прекращения субъективных прав на жилое помещение. При этом отсутствуют объективные критерии такого подхода, т. е. все основания выселения, которые установит сегодня законодатель, нельзя рассматривать как непроизвольные, поскольку они установлены законом.

Лицо, у которого возникает определенное субъективное право на жи-лое помещение, должно быть уверено, что содержание правомочий, входя-щих в его состав, не будет кардинально изменено в сторону уменьшения. Самый идеальный вариант – это неизменность (стабильность) содержания соответствующего субъективного права на весь период его существования. Однако мы ратуем даже не за него, а за сохранение хотя бы основных возможностей, входящих в состав соответствующих субъективных прав. Законодатель же изменяет содержание соответствующих субъективных прав, лишая управомоченных лиц именно тех из них, которые определяли существо данного права. Причем ситуация осложняется тем обстоятельством, что под «прикрытием» норм о длящемся характере правоотношений в жилищной сфере, независимо от того, в какой момент (до или после изменения норм законодательства) возникло соответствующее право, его содержание становится единым для всех лиц . Отсюда следует единственно возможный вывод – такая ситуация недопустима, потому что лишает многие основания для проживания в жилом помещении характеристики надлежащих способов удовлетворения жилищной потребности независимо от срочного или бессрочного их характера.

Таким образом, жилищная потребность является тем основанием, на базе которого складываются жилищные отношения, значимость которых предопределяет необходимость особого правового регулирования.

<< | >>
Источник: С.И. Суслова. Правовые формы жилищных отношений. 2014

Еще по теме Оценка удовлетворения жилищной потребности.:

  1. 1. Жилищно-строительные и жилищные кооперативы и удовлетворение жилищных потребностей граждан
  2. Удовлетворение жилищной потребности.
  3. 1. Гражданско-правовые формы удовлетворения жилищной потребности
  4. § 2. Договоры найма жилого помещения как гражданско-правовая форма удовлетворения жилищной потребности
  5. § 1. Жилищная потребность как условие возникнове-ния и существования жилищных отношений
  6. Понятие жилищной потребности.
  7. Виды жилищной потребности.
  8. § 1. Обеспечение потребности граждан в жилище. Понятие и виды жилищных фондов
  9. § 6. Пользование жилыми помещениями в домах жилищно-строительных и жилищных кооперативов
  10. § 1. Жилищные права как особая правовая форма в жилищной сфере: генезис научных исследований и со-временные подходы
  11. Условия удовлетворения негаторного иска
  12. Статья 64. Удовлетворение требований кредиторов
  13. Статья 21. Последствия удовлетворения заявления об отводе
  14. Статья 95. Мораторий на удовлетворение требований кредиторов
  15. Статья 211. Порядок удовлетворения требований кредиторов
  16. Условия удовлетворения виндикационного иска
  17. Статья 26. Последствия удовлетворения заявления об отводе
  18. Статья 67. Оценка доказательств