Наличие правомочия распоряжения в праве собственности

. Пятый (видообразующий) признак права собственности состоит в наличии правомочия распоряжения вещью. Распоряжение - это юридически обеспеченная возможность определения судьбы вещи (продажа вещи, сдача ее в залог, передача в уставный капитал хозяйственного общества, объединение имущества для совместной деятельности и т.д.)*(717).
Распоряжение нередко смешивают с отчуждением вещи, т.е. передачей права собственности на вещь*(718). Однако эти понятия соотносятся как род и вид: не всякое распоряжение связано с отчуждением. Передача вещи во временное пользование (в аренду) является распоряжением ею, но не отчуждением. При этом всякое отчуждение есть акт распоряжения вещью.
Формами распоряжения вещью также являются ее уничтожение и отказ от права собственности на нее. В литературе можно встретить мнение, что уничтожение вещи в процессе ее потребления является осуществлением только правомочия пользования ею, так как воля собственника направлена вовсе не на прекращение права собственности, а извлечение из вещи ее полезных свойств (например, сожжение дров в камине)*(719). Однако, на наш взгляд, квалификация действия как распоряжения зависит скорее от того, сохраняется ли в результате вещь у собственника, нежели от направленности воли собственника. Уничтожение вещи не обязательно направлено на прекращение права собственности на нее. Поэтому мы присоединяемся к другой точке зрения, согласно которой до тех пор, пока вещь еще может быть использована по своему назначению, имеет место пользование; в момент ее перехода в принципиально иное качество происходит распоряжение путем уничтожения вещи*(720).
Осуществление правомочий собственника наиболее полным образом, в своем интересе и по своему усмотрению. Шестой (видообразующий) признак весьма показателен и важен для понимания права собственности. В самом деле, владение, пользование и распоряжение вещью составляют триаду правомочий собственника и определяют содержание права собственности. Однако те же правомочия присущи, скажем, обязательственному праву доверительного управления или ограниченному вещному праву хозяйственного ведения. В чем тогда их отличие от права собственности? В предыдущей главе говорилось, что владение и пользование как правомочия любого вещного права всегда обусловлены наличием своего интереса у субъекта этого права. В праве собственности данный интерес реализуется наиболее полно, возводится практически в абсолют: его может ограничить только закон, обеспечивающий права и законные интересы третьих лиц, основы правопорядка и нравственности, оборону и безопасность государства*(721).
Собственный интерес во владении, пользовании и распоряжении вещью не встречается в обязательственных правах. Так, доверительный управляющий согласно п. 1 ст. 1012 ГК осуществляет указанные правомочия сугубо в интересах собственника (выгодоприобретателя). Субъекты ограниченных вещных прав (в том числе согласно п. 2 ст. 295 ГК - права хозяйственного ведения) могут владеть, пользоваться и в некоторых случаях распоряжаться вещью, но с постоянной "оглядкой" на права и законные интересы собственника. Поэтому они, даже преследуя свой интерес, в известной степени ограничены в собственном усмотрении (выше приводился пример, что они не могут произвольно уничтожить вещь, хотя бы и действовали в своем интересе). Собственник же вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц (п. 2 ст. 209 ГК). Именно этот признак позволяет считать данное право наиболее полным из всех имущественных прав, предусмотренных законодательством.
Понятие собственного усмотрения является ключевым для права собственности. Его можно определить как правомерную интеллектуально-волевую деятельность по выбору наиболее оптимального варианта реализации предоставленных правомочий. При определении пределов усмотрения в праве собственности следует учитывать уровень внутренней культуры, образованности и степень профессионализма собственника, а также состояние нравственности в обществе. Высокообразованный, культурный профессионал вправе рассчитывать на расширение усмотрения при реализации правомочий собственника. В то же время падение нравов в обществе, а также появление объектов, управление которыми еще не вышло на повсеместный профессиональный уровень, предполагают сокращение усмотрения в действиях собственника и усиление их правовой регламентации*(722). Показателен тот факт, что в ГК 1964 г. правомочия собственника по владению, пользованию и распоряжению имуществом осуществлялись "в пределах, установленных законом" (ст. 92). Следует считать достижением нового ГК смещение акцентов на возможность осуществления собственником правомочий прежде всего по своему усмотрению.
В то же время право собственности небеспредельно. Коллизия между индивидуальными интересами собственника и публичным порядком неизбежна в тех случаях, когда владение, пользование (а в некоторых случаях - даже непользование*(723) и распоряжение вещью приводит к нарушению прав и законных интересов третьих лиц. По образному выражению одного из исследователей, существует порог насыщения всеобъемлющего, усмотрительного принципа в праве собственности*(724). Собственник, будучи лицом, - часть общества, субъект комплекса общественных отношений. Таким образом, природа и причина установления пределов права собственности - это его противоречие иному праву или законному (в том числе публичному) интересу*(725).
В связи с этим абсолютный характер права собственности, гарантированный законодательством большинства европейских стран XIX в., претерпел изменения в XX в. Подход, согласно которому собственник мог произвольно уничтожать свое имущество и безгранично им распоряжаться, был трансформирован в принцип "собственнику можно все, что не запрещено законом и не нарушает прав и законных интересов третьих лиц". Едва заметное, но существенное изменение произошло в дефиниции права собственности: из абсолютного (полного) права оно превратилось в наиболее абсолютное (полное)*(726). Конституционный Суд РФ признал, что право частной собственности не принадлежит к таким правам, которые в соответствии со ст. 56 Конституции РФ не подлежат ограничению ни при каких условиях*(727).
Более того, в последнее время в развитых экономических системах собственность воспринимается не только как право, но и как некоторая, скорее общественная, нежели юридическая, обязанность - использовать имущество с наибольшим экономическим эффектом (присвоить максимальный доход от собственности), не нарушая при этом прав и законных интересов третьих лиц, а также публичного порядка (так называемая "социальная функция" собственности)*(728).
Для юриста важно уяснить прежде всего форму, в которой право собственности может быть ограничено.
Из п. 2 ст. 209 ГК вытекает, что такое ограничение возможно путем принятия закона и иного правового акта. В то же время по общему правилу п. 2 ст. 1 ГК ограничения гражданских прав могут вводиться только федеральным законом. Противоречит п. 2 ст. 20 п. 2 ст. 1 ГК или является по отношению к нему специальной нормой?
В п. 3 ст. 55 Конституции РФ указано: "Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства". Учитывая высшую юридическую силу Конституции РФ, мы должны прийти к выводу, что право собственности может быть ограничено только федеральным законом. Ограничения права собственности, содержащиеся в иных правовых актах (указах Президента РФ, постановлениях Правительства РФ, актах федеральных органов исполнительной власти, органов власти субъектов Федерации, органов местного самоуправления) незаконны и исполнению не подлежат*(729).
Согласно ч. 2 ст. 4 ФЗ "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" ограничения, введенные ранее нормативными актами, не являющимися законами, по вопросам, которые могут регулироваться только федеральными законами, действуют впредь до введения в действие соответствующих законов.
В то же время ограничения права собственности, даже устанавливаемые федеральными законами, в свою очередь, имеют пределы. Право собственности может быть ограничено не произвольно, а только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (п. 3 ст. 55 Конституции РФ, п. 2 ст. 1 ГК). Все такого рода ограничения должны отвечать требованиям справедливости и соразмерности. Насколько соблюдается данный баланс частного и публичного начал в конкретных случаях, могут решать лишь Конституционный Суд РФ и, с учетом международных обязательств Российской Федерации, Европейский суд по правам человека*(730).
Основные мотивы установления ограничений права собственности сегодня - это понимание ограниченности природных ресурсов (в том числе земли), дефицита жилья, уменьшение последствий использования источников повышенной опасности, соблюдение противопожарных, санитарных и прочих правил безопасности, недопустимость нарушения прав и законных интересов других лиц, устранения конкуренции или создания серьезной угрозы нравственности в обществе. Вместе с тем в случае возникновения спора следует исходить из предположения, что собственник не нарушил границ своего права; наличие соответствующих ограничений и выход собственника за их пределы должны доказываться тем, кто ссылается на их нарушение (п. 3 ст. 10 ГК).
При анализе ограничений права собственности следует также обратить внимание на следующие моменты.
Во-первых, из прочтения п. 2 ст. 209 ГК может сложиться представление, что право собственности может быть ограничено и в тех случаях, когда закон прямо не устанавливает оснований для этого, но действиями собственника нарушены права и охраняемые законом интересы других лиц. Однако этот вывод представляется ошибочным. Недопустимость произвольного нарушения указанных прав и охраняемых законом интересов установлена в конечном счете не где-нибудь, а в самом федеральном законе (ст. 10, 12, 15, 310 ГК и т.д.). Поэтому ограничение права собственности в таких случаях в итоге осуществляется в форме федерального закона с целью предотвращения еще большего ущерба правам и законным интересам других лиц.
Во-вторых, право собственности не может быть ограничено договором собственника с каким-либо лицом. Интерес лица, которому собственник должен передать имущество, обеспечивается не ограничением права собственности, а принятыми собственником на себя обязательствами, в частности обязательством предоставить вещь в надлежащем состоянии, не препятствовать ее использованию в соответствии с условиями договора и т.д.*(731) Аналогично, при приобретении вещи по договору новый собственник может обязаться использовать ее каким-либо конкретным образом или, скажем, не распоряжаться ею до определенного срока; но если он нарушит эту обязанность, его право собственности на машину от этого факта непосредственно не пострадает. Единственной возможностью "наказать" его за отступление от договора будет привлечение к ответственности, предусмотренной договором (например, уплата договорного штрафа) либо, при наличии оснований, законом (взыскание убытков, законной неустойки)*(732). В тех же случаях, когда по договору между собственником и третьим лицом у последнего возникает ограниченное вещное право (например, сервитут), право собственности ограничивается не договором, а законом*(733).
В-третьих, целесообразно специально остановиться на вопросе, каким образом влияет возникновение ограниченного вещного права на объем права собственности. На наш взгляд, в таком случае право собственности как бы сжимается, так как правомочия владения и пользования по определению переходят к субъекту ограниченного вещного права. Само право собственности становится, по сути, ограниченным вещным правом, пока переданные вещно-правовые правомочия не вернутся к собственнику. Если к субъекту ограниченного вещного права переходит и правомочие распоряжения, то право собственности вообще приобретает характер так называемого голого права (ius nudus), когда формально право есть, но оно не наполнено содержанием. Однако даже в этом случае право собственности не прекращается, а лишь временно ограничивается. При прекращении ограниченного вещного права, равно как и прочих ограничений, право собственности восстанавливается в прежнем объеме без каких-либо дополнительных юридических действий*(734). Это свойство традиционно именуется эластичностью права собственности*(735).
В то же время собственник вещи по определению не может быть субъектом ограниченного вещного права на нее. Право собственности, являясь наиболее абсолютным, поглощает в объеме все прочие мыслимые вещные права, не нуждаясь в них. Это правило, в определенном виде закрепленное в п. 2 ст. 216 ГК, берет начало в древнеримской юриспруденции: "своя вещь никому не служит". Например, нельзя иметь право пожизненного наследуемого владения на собственный земельный участок, так как подобное наслоение правомочий вступает в противоречие с самой природой права собственности.
<< | >>
Источник: Коллектив авторов. Вопросы и ответы к государственному экзамену по гражданскому праву 2012 год. 2012

Еще по теме Наличие правомочия распоряжения в праве собственности:

  1. Наличие правомочия владения в праве собственности
  2. Наличие правомочия пользования в праве собственности
  3. А.А. Кирилловых. Завещательное распоряжение в современном гражданском праве, 2011
  4. Понятие права общей долевой собственности. Юридическая природа доли в праве общей собственности
  5. Статья 246. Распоряжение имуществом, находящимся в долевой собственности
  6. Статья 253. Владение, пользование и распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности
  7. § 2. Общие положения о праве собственности
  8. Глава 19. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О ПРАВЕ СОБСТВЕННОСТИ
  9. Тема 6 ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ
  10. Глава 28. Основные положения о праве интеллектуальной собственности
  11. Где оформляется свидетельство о праве собственности в порядке наследования?
  12. 3. Особенности продажи доли в праве собственности на недвижимое имущество