§ 1. Жилищные отношения как вынужденные отношения

Все те выводы, которые были сформулированы выше, предопределяют подход к дальнейшей характеристике жилищных отношений. Так, без привязки к их объекту, фигурирующему в названии данных отношений, сначала выделим иные их признаки, предопределяющие особенности правового регулирования.

Данные отношения, безусловно, могут быть отнесены как к группе отношений, способных существовать без правового регулирования (отношения по созданию объекта, по проживанию в нем, по его получению в фактическое обладание и т. д.), так и к группе таких отношений, которые возникают исключительно с появлением правовых норм. Примерами второй группы являются отношения по обеспечению жилыми помещениями лиц, нуждающихся в улучшении жилищных условий со стороны публичных органов власти.

Приведенные в предыдущем разделе обоснования позволяют рассматривать жилищные отношения как вынужденные. Возникая как отношения, направленные на удовлетворение жизненно важной потребности, они характеризуются относительной свободой, которая предопределена отсутствием выбора при возникновении отношений. Относительность несвободы ярко наблюдается в отношениях по решению жилищных проблем с участием органов публичной власти.

Прокомментируем вынужденность отношений в последнем случае. Часть отношений публично-правового характера является исключительно обязывающей для субъектов. У участников нет возможности не подчиниться велениям государства, отсутствует любая инициатива и свобода выбора. В других же случаях субъекты, подчиняясь определенным, четко регламентированным правилам, тем не менее, наделяются относительной степенью свободы.

Такая степень свободы предопределена особым статусом в них пуб-личного органа, принявшего на себя самостоятельно исполнение определенных обязанностей для соблюдения основных прав граждан, закрепленных в основных законах страны. Когда гражданин должен обращаться в государственные органы или органы местного самоуправления не в смысле «обязан – потому что не может отказаться», а в значении «обязан – обратиться именно туда», данные несвободные по своей природе отношения сближаются с отношениями свободными. Иными словами, встать или не встать на учет – дело каждого гражданина, получить или не получить жилищный сертификат – тоже. Однако реализовать свои права можно только путем обращения в со-ответствующие публичные инстанции, где уже на эти органы возлагается обязанность по совершению определенных действий, выступающих в роли субъектов, «движимых объективной необходимостью» . Тогда как для граждан это действительно только «возможность», а не долженствование и не необходимость. Но полностью стать свободными данные отношения ни-когда не смогут, поскольку действия граждан будут всегда ограничены не-скольким «необходимостями»: 1) необходимостью обращения в соответ-ствующие публичные органы (обязан обратиться именно туда, куда указывает закон); 2) необходимостью подчиниться решению публичного органа, который вправе принять императивное решение по данному вопросу, в частности, отказать (хотя опять же в рамках тех оснований, которые допустимы законом и с возможностью судебного обжалования); 3) необходимостью подчиняться дальнейшему контролю со стороны органа власти. Представители отраслей публичного права признают специфичность данных отношений, когда отмечают, что «между тем вертикальными являются и такие административные отношения, в которых субъекту, имеющему полномочия принимать решения в отношении другой стороны, последняя не подчинена ни в административном, ни в юридическом отношении, а принятое решение не является для нее обязательным» .

Для публичных органов такая вынужденность проявляется в том, что значительная часть жилищных отношений всегда будет сопряжена с участием в них государства, в том смысле, что до тех пор, пока Россия признает себя социальным государством (с принятием определенных публичных обязательств в социальной сфере перед своими гражданами), она будет вынуждена участвовать в этих отношениях и предоставлять жилье гражданам.

Жилищные отношения, как отношения относительно добровольные, характеризуются тем, что: а) возникают с самого начального этапа существования человека исключительно как отношения, предопределенные физиологической сущностью человека; б) социализация человека и преобладание в нем общественного изменили и сущность отношений по поводу жилого помещения, которые с сохранением изначальной физиологической основы приобрели черты социальных отношений; в) данные отношения существовали и без их правового опосредования; г) право устанавливает лишь общие рамки в данной сфере, предопределяя возможность сторонам самим устанавливать нюансы их взаимоотношений.

Вместе с тем степень свободы жилищных отношений существенно сужена в силу их природы. Формально кажущиеся полностью добровольными, на самом деле содержательно таковыми не выступают в силу природного (физиологического) характера их возникновения и существования. Инициатива может быть только там, где у субъекта, вступающего в отношение, есть выбор – вступать в него или нет, сохранять это отношение или нет. Внешняя видимость инициативы в жилищных отношениях, заключающаяся в том, что субъект может приобретать любое жилое помещение, любого количества, размера и стоимости, может в любой момент отказаться от жилого помещения, а как его собственник даже и уничтожить его, на самом деле является лишь простой декларацией. Потребность в жилом помещении – потребность изначально физиологическая – должна быть удовлетворена, человек вынужден удовлетворять ее для сохранения самого себя как объекта природы. И если на начальных этапах развития человеческого общества возникновение по-добных отношений могло не сопровождаться необходимостью привлечения к этому третьих лиц, то в настоящее время ситуация коренным образом изменилась.

Во-первых, физиологическая потребность в жилом помещении не только сохранилась, но и в современных климатических условиях лишь усугубилась.

Во-вторых, жилищные отношения приобрели черты отношений социальных, т. е. возросли требования к качественным характеристикам объекта, а, соответственно, его стоимости.

В-третьих, резкое увеличение населения Земли превращает жилое по-мещение в ограниченный ресурс, что предопределяет ситуацию многосубъектности подобных отношений.

Учитывая данные обстоятельства, можно констатировать, что жилищные отношения являются отношениями лишь относительно свободными, это предопределено их вынужденностью. Добровольность, свобода таких отношений изначально порочна, поскольку у лица отсутствует выбор. Данная особенность предопределяет и те правовые формы, которые эти отношения принимают.

Забегая немного вперед, укажем, что удовлетворить жилищную по-требность можно только путем проживания в жилом помещении. Вместе с тем проживание предполагает наличие определенных «социализированных» атрибутов, без которых современный человек существовать уже не способен. Речь идет о коммунальных услугах, обеспечивающих возможность проживания в объекте. Следовательно, отношения по их получению также следует относить к группе вынужденных отношений.

Помимо этого, характеристика вынужденности может быть произведена как с позиции отсутствия инициативы на момент возникновения отношений, так и в процессе их существования. Так, большинство людей вынуждены сосуществовать в постоянном контакте с другими людьми, принимать решения сообща – таково современная организация жилищной сферы. Характерными для современной действительности являются связи, предполагающие необходимость поиска компромиссных решений с иными субъектами, где воля большинства становится обязательной для всех, где индивидуальные решения не принимаются во внимание.

Об участии общественности в жилищных отношениях постоянно говорили советские цивилисты, но речь в их исследованиях шла совсем о другом – о контроле за распределением жилья, об общественных организациях, контролирующих такое распределение, о необходимости правового регулирования возрастания подобной роли общественности . Так, типичными для того периода времени выглядят следующие высказывания: «участие общественности в решении различных вопросов найма… обеспечивает максимальную охрану жилищных прав советских граждан» . В реальной жизни граждане могли, действительно, лишь осуществлять некий контроль за теми решениями, которые принимались собственником жилья в лице государства и уполномоченных им органов. Разница с сегодняшним днем такова, что стороны поменялись местами – теперь государство лишь может контролировать действия граждан в жилищной сфере на предмет соответствия их (действий) требованиям закона, а граждане должны сами принимать решения. И вот это на практике оказалось самым сложным.

Необходимость участия в жилищных отношениях, где требуется при-нятие совместного (коллективного) решения, возникает постоянно.

Во-первых, это практически все ситуации, связанные с проживанием в жилом помещении нескольких лиц. Такое совместное проживание вынуждает к поиску компромиссов при принятии любых решений, связанных с местом общего нахождения, а также является одной из основных причин возможных конфликтов. Право, вынужденное реагировать на данную ситуацию, наделяет субъектов определенным набором правомочий, ограничивающих возможности друг друга. Речь идет о сособственниках, о собственнике и членах его семьи, о сонанимателях по договору социального найма, о нанимателе по договору социального найма и членах его семьи и бывших членах его семьи и т. д. Предоставляя указанным и иным категориям лиц определенные права в отношении жилых помещений, управомоченное лицо (например, собственник или наниматель) вынуждено или получать согласие указанных лиц на совершение фактических или юридических действий с жилым поме-щением (например, на вселение иных лиц), либо должно тем или иным спо-собом согласовывать с ними свои собственные действия (иначе ему в них будет отказано публичными органами).

Во-вторых, это отношения, возникающие в жилых помещениях, расположенных в зданиях, что вынуждает лиц сообразовывать свое поведение с посторонними лицами, проживающими рядом (по соседству). В ЖК РФ этот блок отношений получил название «управление многоквартирными домами».

При правовом регулировании данных общественных отношений самый главный вопрос заключается в следующем: необходимо ли наличие принципа единогласия при принятии решений и достаточно ли механизмов гражданско-правового регулирования соответствующих отношений?

Общая воля, воля всех, невозможность или нежелание в ее достижении с практической стороны, соотносимость теории общей воли и неотъемлемых прав человека – вопросы, бурное обсуждение которых закончилось очень давно, но будоражит умы ученых и по сей день. Европейские революции, провозглашавшие неотъемлемые права человека, выдвинули на первый план теорию общей воли Руссо. Его последователи и противники бились и бьются над проблемами возможности или невозможности учета мнения всех в масштабе государственного управления.

Наша же задача значительно скромнее – с научной стороны попытаться обосновать характер жилищных отношений, вынуждающих субъектов идти на определенные согласования и подчиняться в ряде случаев решению большинства.

В связи с этим немного об общей воле словами основателя этой теории.

Общая воля, чтобы быть таковой, должна быть общей по своему предмету, как и по своему существу; «она должна исходить от всех, чтобы применяться ко всем» . Для того чтобы воля была общей, не всегда нужно, чтобы она была единогласной, но необходимо чтобы все голоса были сочтены .

Иными словами, идеальная теория общей воли Руссо, применение которой на практике оказалось невозможной в масштабах государственного управления, вполне нашла себе нишу в иных, менее значимых, но от этого не менее важных сферах общественной жизни. Общее собрание многоквартирного дома – наглядный тому пример. Все собственники должны быть уведомлены, все должны иметь возможность высказать свою волю. Однако, решение принимается не волей всех, «противоположные мнения погашают друг друга», а формированием некой общей воли, которой все должны подчиниться, поскольку изначально добровольно «вступили в договор» (приобрели квартиру в многоквартирном доме, а не отдельный жилой дом). Другое дело, что нужно очень четко понимать, что такое решение не есть обязательно решение профессиональное, продуманное и справедливое. Как писал Альфред Фулье, «нечего и думать о том, чтобы голосование большинства заключало в себе истину и справедливость; это просто – среднее мнение» . Это говорит о том, что «общая воля» не является мерилом справедливости принятых решений, как и наоборот, отсутствие согласия кого-либо не говорит о его несправедливости.

В связи с этим основная задача ученых и законодателя видится не в том, чтобы доказывать необходимость полного и единогласного выражения общего мнения , а в том, чтобы установить некие рамки, выход за которые не может поддерживаться законом, а принятые даже единогласно решения не должны быть легитимны. Большинство собственников сегодня не хотят вкладывать деньги в капитальный ремонт своих домов и принимают единогласно соответствующие решения. До недавнего времени по закону – имели полное право, но к чему это могло привести? К разрушению жилищного фонда . Это же касается и перечня определенных работ, необходимых для поддержания нормального функционирования дома (жители же, как правило, ограничиваются минимальными работами, руководствуясь, в первую очередь, финансовыми соображениями). Установление объективных критериев (это могут быть и сроки ремонта, и износ дома, и перечень минимально не-обходимых работ, и т. п.), при которых принятие таких решений было бы невозможно, – вот основное направление деятельности законодательных органов в данной области.

Нельзя забывать и еще один момент, который можно выразить следующими словами: «конвенционализм опирается на мнение большинства и конкретную обстановку, предавая забвению и не понимая, что большинство – это всегда сила, но не всегда истина, а конкретная обстановка носит переходящий характер» . Решения принимаются сейчас, а их реализация, возможно, будет осуществляться значительно позже. Не являясь профессионалами, граждане часто не в состоянии спрогнозировать последствия своих решений, что и должно быть учтено в законодательстве и при разрешении конкретных судебных споров. Так, в разъяснениях высших судебных инстанций появляются примеры того, когда мнение большинства не принимается во внимание и для достижения правового результата достаточно волеизъявления лишь одного из сособственников. Речь идет о позиции Конституционного Суда, вы-сказанной в Постановлении от 28 мая 2010 г. № 12-п , в соответствие с которой основанием для формирования земельного участка под многоквартирным домом является заявление любого из сособственников, а решение общего собрания не требуется. Факт нежелания других становиться собственником земельного участка во внимание не принимается.

Таким образом, объективное наличие таких жилищных отношений, которые связаны с сосуществованием не просто в обществе людей (уход от контактов с которыми в иных общественных отношениях вполне возможен), а в постоянном и ежедневном физическом «соприкосновении» с конкретными лицами (избежать взаимоотношений с которыми практически невозможно), вынуждает государство урегулировать такую ситуацию перманентного конфликта. Соответственно, правовое регулирование таких отношений не может в полной мере подчиняться ни рамочному характеру регулирования с установлением лишь общих «правил игры», ни предметному регулированию с обстоятельным и четким прописыванием содержания соответствующих отношений. Для их качественного регулирования требуется не только комбинация данных способов, но и выработка их собственных особенностей. Одной из самых важных таких особенностей является создание возможности учета конкретных жизненных обстоятельств при разрешении возникающих жилищных конфликтов.

Представляется, что жилищные отношения являются ярким примером отношений, где учет индивидуальных особенностей каждого конкретного спора просто необходим . Следует заметить, что налицо положительные тенденции в этом вопросе, связанные с тем, что современное жилищное законодательство существенно расширило подобные судейские возможности. Одновременно с сохранившейся нормой об учете доводов и интересов лиц при принудительном обмене жилого помещения, появились и иные возможности для судейского усмотрения. Так, яркой иллюстрацией является ст. 31 ЖК РФ в отношении бывших членов семьи собственника, в рамках которой свобода усмотрения судьи представлена наиболее широко. Это проявляется в необходимости оценки «отсутствия оснований приобретения или осуществления права пользования иным жилым помещением», «имущественного положения субъектов», «других заслуживающих внимания обстоятельств», а также сохранения этого права на «определенный срок» и возможности обязать собственника «обеспечить иным жилым помещением». Все эти форму-лировки требуют от судьи обязательного учета конкретных жизненных об-стоятельств, а также соблюдения принципов жилищного законодательства.

Однако подобная тенденция прослеживается в действующем законодательстве далеко не всегда. Так, можно привести примеры «обратной ситуации» – отсутствие в законодательстве возможности учитывать индивидуальные жизненные обстоятельства там, где это необходимо. Так, жилищное законодательство должно оценивать не только соответствующее волеизъявление лица, но и условия формирования его воли. Известно, что воля и волеизъявление всегда должны рассматриваться в единстве. «Единство воли и волеизъявления – основа для правовой оценки поведения субъекта и признания этого поведения имеющим юридическое значение, – писал О.А. Красавчиков . Все признают это утверждение применительно к обману, заблуждению и иным подобным основаниям, установленным для признания сделки недействительной. Однако, несмотря на социальную значимость отношений в жилищной сфере, в ЖК РФ есть примеры того, когда законодатель не придает никакого значения воле и оценивает только волеизъявление, причем влекущее негативные для лиц последствия. Речь идет об отказе в принятии на учет лиц, если они в течение пяти лет совершили действия, влекущие к признанию их нуждающимися.

Формулировка закона позволяет утверждать, что если человек продал свою комнату или квартиру, то в течение установленного законом срока претендовать на постановку на учет он не сможет. А если эти действия явились следствием жизненной необходимости (тяжело заболел близкий родственник или необходимы средства для существования)? Подобные ситуации жилищное законодательство обязано учитывать, хотя бы в виде исключения предоставляя органам местного самоуправления принимать решения по каждому вопросу исходя из конкретных жизненных обстоятельств. Единственным возможным в настоящий момент выходом из сложившихся ситуаций является обжалование решения органа местного самоуправления в суд в случае уважительности причин для совершения действий, которые привели к ухудшению жилищных условий. Отрадно, что складывающаяся по данному вопросу судебная практика идет по пути учета конкретных жизненных обстоятельств. Суды устанавливают не только намеренное (часто трактуемое как умышленное) ухудшение жилищных условий, но и факт его направленности на создание условий для признания нуждающимися в жилье . Показательно в этой связи решение суда, в котором содержится следующий вывод: «Оценивая довод о преднамеренности ухудшения отцом супруги заявителя своих жилищных условий, военный суд исходит из того, что переезд отца супруги заявителя к своей дочери был обусловлен имевшимися у О. серьезными заболеваниями, его нуждаемостью в постоянном уходе, а также отсутствием иных возможностей для получения надлежащих условий жизни, а поэтому расценивать указанный факт как ухудшение жилищных условий с целью постановки на учет нуждающихся в получении жилых помещений оснований не имеется» .

Известно, что еще многие дореволюционные цивилисты были большими противниками общих принципов, заменяющих конкретные нормы закона. Так, боязнь субъективного усмотрения судей и одновременное признание существования объективных начал справедливости, культуры, добра приводит И.А. Покровского к мысли о введении данных норм в положительное законодательство . Наверное, с позиции сегодняшнего дня подобные упреки законодателю были бы неуместны в том контексте, что подробное законодательное регулирование большинства жизненных ситуаций (мы в первую очередь говорим, конечно же, о жилищных отношениях) состоялось. При этом не имеет значения поддержка или отрицание попыток доказать, что неопре-деленность права есть его качество и свойство, которое можно рассматривать как явление негативное и позитивное одновременно . Главное – это осознание того, что даже такое детальное регулирование жилищных отношений не снимает вопросов о судейском усмотрении и его границах, которое должно быть особо продуманным и взвешенным применительно к такому социальному праву, как право на жилище. Однако и обойтись без учета конкретных жизненных обстоятельств, которое возможно исключительно на уровне правоприменения, невозможно. Остается, как и прежде, надеяться на высокий профессионализм судейского корпуса.

Учитывая вышеизложенное, можно предложить следующее определение жилищных отношений. Жилищные отношения – это общественные отношения, возникающие по поводу ожидаемого или наличествующего жилого помещения, выступающие формой вынужденной деятельности и характеризующиеся по условию их возникновения и существования относительной свободой или относительной принудительностью.

Выделенные признаки жилищных отношений позволили отразить их объективные сущностные черты, которые детерминируют способ правового регулирования указанных отношений, предполагающий учет конкретных жизненных обстоятельств.

<< | >>
Источник: С.И. Суслова. Правовые формы жилищных отношений. 2014

Еще по теме § 1. Жилищные отношения как вынужденные отношения:

  1. РАЗДЕЛ I. ЖИЛИЩНЫЕ ОТНОШЕНИЯ КАК ОБ-ЩЕСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ
  2. § 1. Жилищная потребность как условие возникнове-ния и существования жилищных отношений
  3. ГЛАВА 2. МЕСТО ЖИЛИЩНЫХ ОТНОШЕНИЙ В КЛАССИФИКАЦИЯХ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ
  4. Нормативно-логический подход и правовые формы вынужденных отношений.
  5. 1. Понятие жилищных отношений
  6. § 1. Жилищные отношения и их правовое регулирование
  7. § 3. Содержание жилищных отношений
  8. ГЛАВА 3. ЖИЛИЩНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И ИХ ЭЛЕ-МЕНТЫ
  9. § 2. Жилищные и имущественные отношения
  10. С.И. Суслова. Правовые формы жилищных отношений, 2014
  11. ГЛАВА 3. ПРАВОВЫЕ ФОРМЫ ДОЛЖНОГО ПОВЕДЕНИЯ УЧАСТНИКОВ ЖИЛИЩНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  12. РАЗДЕЛ II. ПОНЯТИЕ, СОДЕРЖАНИЕ И ВИДЫ ПРАВОВЫХ ФОРМ ЖИЛИЩНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  13. ГЛАВА 2. ПРАВОВЫЕ ФОРМЫ ВОЗМОЖНОГО ПОВЕДЕНИЯ УЧАСТНИКОВ ЖИЛИЩНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  14. § 3. Взаимосвязи правовых форм возможного поведения участников жилищных отношений
  15. 3.8. Информационное право как наука, как учебная дисциплина, как система правового регулирования общественных отношений в информационной сфере
  16. Глава 2. ТРУДОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ, СТОРОНЫ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ, ОСНОВАНИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ
  17. Глава 2. Трудовые отношения, стороны трудовых отношений, основания возникновения трудовых отношений
  18. Глава 2. ТРУДОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ, СТОРОНЫ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ, ОСНОВАНИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ