Абстрактные и конкретные формы

Для начала обратим внимание, что объяснение значения данной классификации вообще отсутствует.

Основанием классификации выступил тип общественных отношений. Однако именно в этом классификационном критерии кроется, на наш взгляд, очень серьезная методологическая ошибка. Абстрактная (или универсальная) правовая форма появляется тогда, когда речь идет об отношении «более или менее всеобщем, т. е. единообразном для всех состоящих в нем лиц», а о конкретной или индивидуальной правовой форме говорится тогда, когда за основу берется единичное (уникальное, неповторимое, обусловленное особенностями данного случая) общественное отношение.

Зададимся вопросом: что имеется в виду под всеобщностью? Всеобщность – это когда в таких отношениях состоит всякий и каждый или всеобщность – это когда все, кто в них состоит (не важно, всякий и каждый или лишь определенные лица), не могут повлиять на уникальность этих отношений, они будут одинаковыми для тех, кто в них «находится»? Разница, как представляется, очевидна. Проиллюстрировать ее можно на уже упоминавшейся неоднозначности во взглядах В.А. Белова. И отношение по купле-продаже, и отношение по купле-продаже жилого помещения между А и Б он считает возможным облечь в правовую форму правоотношения. Для всех вступивших в отношения по купле-продаже, с позиции правовой формы, эти отношения будут «единообразными», а, значит, правоотношения по купле-продаже нужно считать абстрактной правовой формой. Поэтому, вероятнее всего, что под всеобщностью автор понимает первое обозначенное значение – в такие отношения вступает всякий и каждый без исключения. Именно так можно расценить приведенный пример универсальной правовой формы: «…правоспособность – правовая форма отношения государства со всяким и каждым лицом…» .

Однако и в этом случае вопрос об использованной терминологии и значимости приведенной классификации не снимается. Ведь разный уровень абстракции (всеобщности) может быть применим и к сфере правоспособности. Наглядным примером этого является обоснование динамической правоспособности. В случае с динамической правоспособностью нужно было уйти от абстрактности (всем и каждому) для объяснения феномена секундарных прав . Правоспособность понимается автором как некая многослойная конструкция, в которой есть и «более конкретные элементы» , и более абстрактные. Соответственно, допуская разную степень абстракции применительно к характеристике одной правовой формы, следует допускать возможность такой характеристики и применительно к другим.


Игнорирование этого обстоятельства приводит к появлению двух «позиций-антиподов»: либо включение в правоспособность только тех возможностей, которые носят исключительно всеобщий характер (с необходимостью сохранения «мостика» в виде динамической правоспособности), либо в попытке обоснования правоспособности в качестве субъективного права.

Используя только один, на первый взгляд, достаточно четкий критерий – всем и каждому (правоспособность или иная абстрактная правовая форма) или только конкретному лицу (субъективное право или другая конкретная правовая форма), автор каждый раз вынужден доказывать, что определенные субъективные права, несмотря на их принадлежность вроде бы всем, все же не являются принадлежащими всем. Одновременно с этим принадлежность определенных возможностей неопределенному кругу лиц (вроде бы всем и каждому) при определенных условиях не является для автора основанием для отнесения их к правоспособности. Примером первого могут выступить рассуждения автора о нематериальных благах. Так, отнеся состояние конфиден-циальности сведений к нематериальным благам, охраняемым правом непо-средственно (поскольку принадлежит всем и каждому), в дальнейшем ав-тор выделил эти права в отдельную группу отдельных видов социальной активности личности (придав им конкретность). Пример второго – отказ в рассмотрении возможностей неопределенного круга лиц в отношении участков общего пользования в качестве элементов правоспособности по причине того, что эти возможности касаются конкретных объектов, а значит, лишены должной степени абстрактности .

Поскольку собственное видение вопроса о классификации правовых форм будет представлено чуть позже, завершая анализ данной классификации, усомнимся в ее корректности по причине неоднозначности авторской позиции на соотношение общественных отношений и их единичных проявлений, а также всеобщности как качественного признака, отражающего одинаковость (универсальность) содержания или количественного критерия, отражающего численность участников таких отношений. Отсутствует и объяснение допустимости и степени конкретности и абстрактности «внутри» соответствующих правовых форм.

<< | >>
Источник: С.И. Суслова. Правовые формы жилищных отношений. 2014

Еще по теме Абстрактные и конкретные формы:

  1. Конкретные способы защиты
  2. Глава VIII. ДОГОВОР ПЕРЕВОЗКИ КОНКРЕТНОГО ГРУЗА
  3. § 3. Понятие конкретного правонарушения и анализ преступного поведения
  4. 2. Конкретные виды преступлений в сфере компьютерной информации
  5. 9. Обязательства, вытекающие из договора перевозки конкретного груза
  6. Правило (Можливість відступів при розгляді конкретних справ)
  7. 7.5. Формы прямого волеизъявления граждан и другие формы осуществления местного самоуправления
  8. 4. Ответственность за конкретные виды преступлений против государственной власти и интересов государственной службы и службы в органах самоуправления
  9. Часто в различных договорах содержится следующая формулировка: "В случае нарушения договорных обязательств стороны несут ответственность согласно законодательству Российской Федерации". Какие конкретные меры ответственности она подразумевает?
  10. В силу прямого указания закона критерии крупной сделки не применяются к договорам, заключенным в процессе обычной хозяйственной деятельности. Каким образом определить, относится ли тот или иной договор к обычной хозяйственной деятельности конкретной организации?