Статья 5. Использование терминов, применяемых в настоящем Федеральном законе

У авторов настоящего комментария двоякое отношение к данной статье. С одной стороны, её нормы направлены на защиту адвокатского сообщества от различного рода лжеадвокатов и иных мошенников, наживающихся на бедах и проблемах, возникающих в жизни российских граждан.
Как правило, потребность в адвокатской помощи возникает неожиданно, требует срочного решения, а лицо, обращающееся за помощью, или его представитель находятся в сложном душевном или эмоциональном состоянии и готовы обратиться к любому лицу, представившемуся "адвокатом", особенно не вдаваясь в проверку его юридического статуса. То есть осуществить проверку его права представлять интересы пострадавшего лица в суде. Причём в ряде случаев эти подробности выясняются уже в суде, когда лицо, представившееся "адвокатом", получило весь или часть гонорара. Не случайно обязательным элементом статуса адвоката является включение его в единый Реестр адвокатов (см. комментарий к ст. 14), наличие адвокатского удостоверения, обязательное членство в коллегии, а условием представительства в суде является договор с клиентом и ордер на ведение дела. Таким образом, в этой части данная статья является безусловной гарантией законной адвокатской деятельности.
С другой стороны, комментируемый текст изложен не в первоначальной редакции Федерального закона от 28.10.2003 г. N 134-ФЗ, а в редакции Федерального закона от 20.12.2004 г. N 163-ФЗ. Разница состоит в том, что в первоначальной редакции Закона последняя фраза заканчивалась словами "адвокатскими образованиями", а в действующей редакции они заменены на слово "организациями".
Эта мелкая, на первый взгляд, поправка существенно исказила весь смыл комментируемого Закона. Дело в том, что тем же Федеральным законом от 20.12.2004 г. существенно изменён смысл ст. 24 "Юридическая консультация" и сама природа этого учреждения (см. подробнее комментарий к ст. 24). Дело в том, что по смыслу ст. 24 комментируемого Федерального закона юридическая консультация перестала быть формой юридического сообщества, а превратилась в организацию, создаваемую по представлению органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации, действующую на основании не только комментируемого Закона, но и норм Гражданского кодекса РФ и Федерального закона "О некоммерческих организациях".
В эту организацию соответствующая территориальная адвокатская палата принудительно направляет для работы адвокатов - членов данной палаты, труд которых оплачивается на условиях, определяемых не соглашением сторон, а всё тем же органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации.
Налицо грубое нарушение принципов независимости, добровольности, самостоятельности, корпоративности и возмездности адвокатской деятельности. Понятно, что это вынужденное решение, принятое в отношении тех местностей, где труд адвоката представляется нерентабельным по причине низкой плотности населения и недостаточной его платёжеспособности. Однако, на наш взгляд, даже столь серьёзные причины не могут являться причиной для грубых нарушений перечисленных принципов адвокатской деятельности. Тем более, что, как показывает практика, цель не оправдывает средства: квалифицированные адвокаты под благовидными предлогами отказываются работать в этих юридических консультациях.
В то же время есть успешный зарубежный опыт применяемый в аналогичных ситуациях в отношении нотариусов. Так, в Швейцарии источниками доходов нотариуса, работающего в малонаселённой местности, являются его собственные доходы, субсидии из нотариальной палаты кантона и налоговые льготы на коммунальное и иное обслуживание, установленные муниципальной властью. Нечто подобное можно было бы применить и в организации адвокатуры в России.
В завершение заметим, что монополизация комментируемой нормой термина "юридическая консультация" и закрепление этой формы организации исключительно за адвокатурой привела к появлению такого мало пригодного для юридической деятельности термина, как "юридическая клиника". Юридическое оформление его содержания ст. 24 Федерального закона "О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации" не сняло вопрос о его несуразности.
<< | >>
Источник: А.П. Галоганов. Научно-практический комментарий к Федеральному закону от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" (постатейный). 2012

Еще по теме Статья 5. Использование терминов, применяемых в настоящем Федеральном законе:

  1. Статья 1. Понятия, применяемые в настоящем Федеральном законе
  2. Статья 43. Приведение организационно-правовых форм коллегий адвокатов, образованных до вступления в силу настоящего Федерального закона, в соответствие с настоящим Федеральным законом
  3. Статья 21. Последствия нарушения требований настоящего Федерального закона при предоставлении и (или) использовании государственной или муниципальной преференции
  4. Статья 21. Последствия нарушения требований настоящего Федерального закона при предоставлении и (или) использовании государственной или муниципальной преференции
  5. Статья 6. Понятия и термины, применяемые в на-стоящем Кодексе
  6. Статья 1. Отношения, регулируемые настоящим Федеральным законом
  7. Статья 1. Цели настоящего Федерального закона
  8. Статья 54. Вступление в силу настоящего Федерального закона
  9. Статья 2. Отношения, регулируемые настоящим Федеральным законом
  10. Статья 56. Вступление в силу настоящего Федерального закона
  11. Статья 24. Вступление в силу настоящего Федерального закона
  12. Статья 1. Предмет регулирования настоящего Федерального закона
  13. Статья 56. Вступление в силу настоящего Федерального закона
  14. Статья 3. Сфера применения настоящего Федерального закона
  15. Статья 16. Вступление в силу настоящего Федерального закона
  16. Статья 13. Ответственность за нарушение настоящего Федерального закона
  17. Статья 65. О вступлении в силу настоящего Федерального закона